Размышлизмы О...

Размышлизмы О…

Экономика

Экономика

 

Воинство Отечества

 

«Мотовилихинские заводы»: спасти или все-таки добить?

29 октября 2022 г.

     Автор: Роман Скоморохов

«Мотовилихинские заводы»: спасти или все-таки добить?

У нас в стране… да, у нас в стране идут события, который с юридической точки зрения сегодня у многих вызывают вопросы. Что есть СВО и так далее, но в контексте нашего повествования это не имеет никакого смысла, потому что речь идет о производстве оружия. Которое необходимо как в СВО, так и на обычной войне, и необходимо весьма, потому что на войне оружия никогда не бывает достаточно.

«Мотовилиха». Легендарнейшее оружейное предприятие, годом рождения считается 1736-й, когда Василий Татищев построил медеплавильный завод, но год становления оружейного производства – 1864-й, когда были построены сталепушечный и чугуннопушечный заводы, которые объединив в 1871 году, получили Пермский пушечный завод.

И вот с этого момента и началась история Мотовилихинских заводов. Было долгое и славное прошлое. Каждое четвертое орудие Великой Отечественной войны было изготовлено в Перми.

Сегодня ПАО «Мотовилихинские заводы» объединяет металлургические и машиностроительные производственные мощности. ООО «Мотовилиха — гражданское машиностроение» выпускает металлургическую продукцию, ЗАО «СКБ» — боевую технику, «Грады», «Ураганы», «Смерчи», «Ноны», «Тюльпаны», «Мста-Б», «Сани», «Вены». Естественно, новейшие «Торнадо-Г» и «Торнадо-С».

20 августа 2009 года, согласно Постановлению Правительства РФ, ПАО «Мотовилихинские заводы» было включено в перечень стратегических организаций страны.

В 2011 году крупный пакет акций приобрела АО Научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод», через которую компания перешла в госкорпорацию «Ростех».

А потом начался кризис. В 2013 году генеральный директор ОАО «Мотовилихинские заводы» Николай Бухвалов обратился в Следственный комитет Российской Федерации с просьбой дать правовую оценку действиям бывшего акционера Марата Загидуллова. По версии заявителя, осуществляя с 2002 по 2009 год руководство предприятием, Загидуллов, действуя совместно с другими лицами, нанёс ОАО ущерб более 1,268 млрд руб. путём выдачи ряду юридических лиц займов, которые впоследствии не были возвращены. Было возбуждено уголовное дело, которое, однако, прекратили «в связи с отсутствием состава преступления в действиях фигурантов» в ноябре 2014 года.

То есть, выведенный миллиард – это не преступление.

Наверное, не удивительно, что в начале августа 2017 года предприятие вошло в процедуру банкротства — суд Пермского края ввёл в отношении завода процедуру наблюдения и назначил кризисного управляющего. И естественно, началась подготовка к продаже «всего лишнего» на заводах.

Вот ссылка на полное объявление о продаже, ознакомьтесь. Продажа Мотовилихи. Снова «в деле» наши знакомые из «РТ-Капитал», главная задача которых как раз избавляться от «токсичных активов».

Но началась война и оказалось, что армии необходимы орудия и РСЗО. Странно, но без артиллерии на войне никак.

Угадайте, был остановлен процесс банкротства и распродажи? Правильно, не был. Имущество банкрота просто нельзя не распродать, у нас же правовое государство, в котором главенствует закон…

Но понятно, что останавливать завод, передавать его другому собственнику, который наверняка (если будут желающие) начнет кадровые перестановки – это не самая умная затея. Но тем не менее, ПАО «Мотовилихинские заводы» (далее «МЗ»), продолжают рассматривать в «Ростехе» в качестве объекта продажи. О цифрах сделки мы поговорим чуть ниже, сперва у нас цифры иного характера.

Что сегодня на заводе

Сегодня «Мотовилиху» лихорадит, причем, очень сильно. Ряд производств пытается работать в три смены, особенно те, кто занят именно производством комплектующих и конечной сборкой продукции. Получается не везде, элементарно не хватает рабочих рук и взять их реально негде.

Не хватает многих вещей, особенно катастрофическое положение с оснасткой для производства комплектующих на образцы техники ранних годов выпуска. Тут сказалась богом и людьми проклятая «оптимизация», в результате чего оснастка была просто ликвидирована за ненадобностью. Теперь, когда в зону СВО идет техника 60-70-летней давности выпуска, с ней очень много проблем. Откуда взять комплектующие для «Ураганов» первых выпусков, сказать не возьмется никто. Нет оснастки, нет комплектующих, нет рабочих рук должной квалификации.

Отсюда многие сотрудники завода, занимающие руководящие должности, прогнозируют срыв госзаказа в плане капитального ремонта техники, что пришедшей из зоны СВО, что (особенно) пришедшей с хранения.

Очень плохо обстоит дело с капитальным ремонтом двигателей. Здесь дело и в отсутствии технической документации у ЗАО «СКБ» и соисполнителя ЗАО «Технотранс», который тоже ремонтирует двигатели, и в отсутствии опыта, но главное – техника приходит с баз хранения Министерства обороны в просто плачевном состоянии. И это тоже весьма большая проблема, которую не решить по щелчку пальцев.

Миллиарды на кону

Не все в нашем государстве поменяли совесть на машинку для счета денег, есть люди, которые прекрасно понимают, что армии нужна техника, нужны орудия и минометы. Нужны работающие заводы, как по выпуску, так и по ремонту.

Прошла информация, что государство намерено отправить на реновацию «Мотовилихинских заводов» сумму в 14 миллиардов рублей.

Это весьма значительная сумма, которая действительно может позволить решить многие проблемы на заводах. Весь вопрос – куда попадут эти деньги, потому что варианты есть, и не все из них смотрятся оптимистично, учитывая, что предприятие находится в процедуре банкротства.

  • Вариант 1. Деньги попадут в головную компанию. Очень печальный вариант, так как в таком случае практически все они пойдут на расчеты с кредиторами.
  • Вариант 2. Деньги попадут в распоряжение «дочек» «МЗ», которые ведут сегодня производственную и ремонтную деятельность. ЗАО «СКБ» и ООО «МГМ» могли бы весьма неплохо поправить свое положение и решить многие производственные проблемы.
  • Вариант 3. Деньги окажутся в распоряжении нового собственника, который приобретёт заводы.

Посмотрим на ситуации поподробнее.

Первый вариант стоит рассмотреть через призму того, кто вообще является собственником «МЗ» и кто – кредитором. Основной акционер – «Ростех», ему принадлежит половина акций «МЗ».

Основной кредитор завода? Ну тут все угадают, конечно, он же. «Ростех». Точнее, вышеупомянутые дочки, главная из которых, «РТ-Капитал», как раз и занимается похоронной деятельностью в среде военных заводов. Или бывших военных заводов.

Общий объем задолженностей «МЗ» – 17,4 миллиарда рублей, «Ростеху» заводы должны 10,5 миллиарда, остальное «по мелочи» – поставщикам комплектующих, налоги. Еще почти семь миллиардов.

Все имущество «МЗ» оценено в 9,4 миллиарда рублей. Цифра приличная, но не стоит забывать о том, что, работая, завод дешевеет. Амортизация оборудования идет каждый день его работы, и просто прекрасно, что кредиторы не потребовали остановки работы с целью сохранения балансовой стоимости предприятий. А то могли бы, у нас же рынок…

Здесь вообще возникает очень такой своеобразный вопрос: а зачем это «Ростеху»?

Я не о банкротстве и продаже, тут ведь ясно и четко видно, что при задолженности в 10,5 миллиардов рублей «РТ-Капитал» ни при каких условиях не продаст завод даже за 9 миллиардов. А даже если и продаст, то на этом ничего не поимеет (почти), ведь даже если продать предприятие, сперва надо погасить текущие долги, которых, как мне сказали, почти три миллиарда. И не стоит забывать о других кредиторах, они тоже хотят погашения своих задолженностей.

Обычно деньги, полученные в процессе реализации активов предприятия-банкрота делятся между кредиторами пропорционально. Если так, что «Ростех» вряд ли получит больше 3-3,5 миллиардов рублей.

И вот совсем уж непонятно: работающий (причем, на гособоронзаказе) завод, стоимостью 9 миллиардов, хотят продать не понятно кому, ради того, чтобы получить три миллиарда. И это при том, что долг перед «Ростехом» в три раза больше, 10,5 миллиарда.

Обывательский мозг как-то отказывается понимать, ради чего будет выброшено на ветер более 12 миллиардов рублей, да и перспектива дележки 5-6 миллиардов на 17 кредиторов тоже не смотрится разумно. Все получатся в убытке.

Понимаю, если бы речь шла о заводе, выпускавшем медицинские маски. К ним до следующей пандемии такого обвального интереса не будет. Можно закрыть, перепрофилировать, снизить объемы производства ради сохранения рабочих мест.

Но в нашем случае все наоборот: завод задыхается от того, что надо работать более производительно, нужны люди, нужно оборудование. Нужна продукция, а кто мне возразит, что она нужна, как воздух?

Но нет, у нас игры закулисные с банкротством продолжаются. И это при том, что можно и нужно банкротить предприятия, которые выпускают нечто отвратительное по качеству и содержанию, не востребованное нормальным путем. Как ботинки от фирмы «Донинвест».

У нас же продукция востребована, но процедуру банкротства никто не собирается останавливать. Воистину, кому война… Ведь что есть банкротство? Это остановка предприятия, продажа имущества, выплата долгов по зарплате персоналу, оплата какой-то части кредиторской задолженности. В курсе, дважды в своей жизни так попадал с медицинскими заводами. Продажа помещений и земли новому собственнику. Так у нас вместо завода про производству капельниц появились склады, например.

Но тут, напомню, предприятие в списке стратегических. С 2009 года. И никто его оттуда не вычеркнул.

Тем не менее, процесс идет, хотя есть силы. Которые стараются его хотя бы затормозить.

И в такой ситуации 14 миллиардов, которые будут даны государством на поддержание «Мотовилихинских заводов» могут быть просто забраны кредиторами, как я понимаю. И вот тут всех все устроит, потому что денег явно хватит всем.

Но как быть с госзаказом на технику?

Да никак. Как работал завод, так и будет работать, на полуиздохе. Учитывая, что руководит им некто Берсенев Андрей Александрович, конкурсный управляющий.

Ничего не имею против Андрея Анатольевича, возможно, он просто гениальный управленец, но вот такой факт из его биографии заставляет меня задуматься о плохом: Берсенев ОДНОВРЕМЕННО руководит еще несколькими предприятиями, среди которых помимо ПАО «Мотовилихинские заводы» (с 2022 года) числится еще и ОАО «Богородский механический завод» под Нижним Новгородом и… 172-й ЦАРЗ в Воронеже! Да-да, тот самый завод из «Списка двенадцати», который вроде пока получилось отстоять.

Менеджер, способный управлять тремя (на самом деле больше, но данные закрыты) заводами, расположенными на дуге в полторы тысячи километров, наверное, выдающийся человек. Вообще таких людей должно использовать иначе, нежели распродавать имущество банкротов.

Как я понял из своих бесед с заводскими, «Ростеху» вообще не интересен завод, как таковой. «Токсичный актив». И не станем ничего тут говорить о необходимости «МЗ» для армии, «Ростеху» – ростехово, а армии – минобороново. Разные ведомства, как ни крути. И уж если у нас в армии не все прекрасно, то что говорить о тех, для кого прибыль важнее патриотизма и всех прочих нелепостей.

Ситуация странная: завод внесен государством/властью в список стратегических предприятий. Вносил его своим указом президент. Завод наполовину принадлежит государственной же корпорации. Вообще было бы лучше, чтобы вообще контрольный пакет акций принадлежал государству.

Но дальше – когнитивный диссонанс. Государственная корпорация всеми силами старается избавиться от работающего завода и продать его с молотка хоть кому-то хоть за сколько-нибудь.

Я специально (пока) не стану заострять вашего внимания на том, как и кем была начата процедура банкротства «МЗ», там тот еще детектив, надо прояснить отдельные моменты, но история достойна отдельного повествования, кстати.

Как завод, который стоил в 2018 году около 10 миллиардов начали банкротить из-за долга в … 30 миллионов! Рублей! Не долларов!

Ничего личного, но это правда. И одновременно – жестокая российская реальность. Бизнес и рынок.

А вот если бы (ну вдруг) мы бы жили в великой стране, власть которой заботится о процветании страны и могуществе армии, армии, оснащенной не снимаемой со складов хранения техникой в возрасте от 60 лет и старше, а новейшей, этой, не имеющей…

Имею право помечтать?

И если бы в руководстве того же «Ростеха» были бы люди, глубоко и искренне радеющие за российскую безопасность, они бы стали действовать совершенно иначе.

Как мне сказали заводские, у «Мотовилихинских заводов» есть группа учредителей-частников. Насколько он важны заводу, сказать очень сложно, но здесь, я так думаю, стоило бы задуматься над тем, чтобы выкупить часть (да что часть, все надо забирать) акций у частников в пользу государства.

И получается совсем иная картина: ПАО «Мотовилихинские заводы» начинает принадлежать государству, причем, цифра пакета может колебаться от 80 до 100%. Полный контроль даже не над предприятием – над целым комплексом предприятий, причем, работающим на оборонку! Ну что может быть лучше? 14 миллиардов рублей пойдут не куда-то вдаль и растворятся в ней, а реально послужат делу реновации завода, работающего на армию.

Сегодня, когда заводами фактически управляет (или делает вид, что управляет) один человек, конкурсный управляющий Берсенев, который одновременно банкротит предприятия в Воронеже и Нижнем Новгороде. Как он это делает? Да никак, это понятно. Он это вообще не умеет и прислан на завод с совершенно другой миссией – все учесть и распродать.

Да, есть исполнительные директора в «дочках», ЗАО «СКБ» и ООО «МГМ», которые трудятся над гособоронзаказом, но эти директора… назначены конкурсным же управляющим!

Если это не маразм, то я тогда вообще не знаю, как это назвать. Слов больше нет. Кризис-менеджеры (господи, аукционеры-расподажники) руководят оборонными предприятиями. Ну в какой еще стране это можно увидеть?

А остальные инструменты воздействия на ситуацию, увы, отсутствуют. На законных, кстати, основаниях. И не подумайте, что я на господина «Берсенева «бочку качу», нет. Его назначил своим решением скорее всего, Пермский арбитражный суд, так что в плане законности там точно все в полном ажуре.

Но конкурсный управляющий хорош на заводе, который все, отработал свое. Завод, который работает над ГОЗом и конкурсный управляющий так же совместимы, как вода и масло. На заводе должен работать совсем иной штат, от директора/совета директоров до собрания акционеров, которое просто обязано нормально контролировать управленцев.

Сегодня «Мотовилиха» пока еще (судя по рапортам) справляется с возросшим объемом работ, но что будет дальше – это вопрос на три вопросительных знака.

Заводы надо спасать. Контрольный пакет акций в максимальном объеме должен быть у государства. Налоговые и кредитные амнистии – обязательны.

Вообще выглядит глупейше, завод, принадлежащий государству, имеет долги перед государством и потому государство его разбазаривает и продает по дешевке.

Нет, не так все должно быть. Просто менеджеры «Ростеха» явно не понимают глубины ситуации и потому работают, не так, как надо, а как умеют. Как Шариков в «Собачьем сердце»: «А чего там думать! Отнять и разделить!».

Выход есть

  • Скупка акций заводов государством.
  • Мировые соглашения с кредиторами, выход из процедуры банкротства. Никаких проблем, государственный завод в основном должен государству, кто видит проблему?
  • Договор с остальными кредиторами по отсрочке (куда они денутся, если контрольный пакет у государства/«Ростеха»?).

И только потом введение 14 миллиардов реновационных денег. Улучшение материальной базы заводов и работа, работа.

Вполне, кстати, нормальный план, который реально принесет армии технику, а учредителям прибыль.

Но для этого необходимо бросить играть в экономические игрища с банкротствами и распродажами и спасать «Мотовилиху» от «эффективного менеджмента».

Стратегически важные предприятия должны находится под полным контролем государства. Такое, кстати, практически у всех наших противников имеет место. И это нормально. И у нас все должно быть так и никак иначе.

Конечно, если мы не хотим дальше воевать советскими Д-20, выпущенными в 50-х годах прошлого века или танками Т-55.

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank