Новость

Лента новостей

Родиа Моя

Здесь чисто и красиво, прекрасные школы, детсады, спортивные центры и бесплатное жилье, и все это — благодаря местному предприятию, которое не жалеет денег на малую родину.

Неужели все это может быть в обычной русской деревне?
Еще больше удивляются, когда узнают,
что за всем этим стоит предприятие,
руководство которого не жалеет денег на свою малую родину.

Спецкор «КП» побывал в Бочкарях. И захотел там остаться.

 

Не было бы счастья, да пиво помогло: Как пивзавод превратил умирающий колхоз в оазис благополучия

29 июля 2022 г.

Алексей ОВЧИННИКОВ     автор: Алексей ОВЧИННИКОВ

Люди, впервые попавшие в алтайское село Бочкари, какое-то время ходят с открытыми от удивления ртами: повсюду чистота, порядок, детсады, школы, поликлиники, спортцентры… А еще здесь все секции и экипировка бесплатны, работникам выдают бесплатное жилье, рождаемость прет, а желающих переехать в эту деревню из других регионов — очередь. Неужели все это может быть в обычной русской деревне?

«ПИВЗАВОД НАС ПОМЕНЯЛ»

– …Да все нормально у нас. Ну, как всегда: сестра на курсах китайского, папа в волейбол с друзьями поиграть пошел, мама на фитнесе, вот и не отвечают. Перезвонят. Извини, бабуль, на секцию опаздываю!

Успокоив бабушку, мальчик закрывает калитку и, положив клюшку на плечо, присоединяется к ватаге сверстников, также увешанных хоккейной амуницией. И вроде бы нет в этой сценке и разговоре ничего такого — мало ли в России спортивных семей. Если бы не одно «но»: дело происходит не в крутом мегаполисе, а в простой алтайской деревне, затерянной на просторах Сибири.

Этот сельский уклад давно стал для села Бочкари нормой, и категорически не вяжется с первыми ассоциациями, которые появляются в головах заезжих обывателей при виде огромного пивзавода, что стоит прямо в деревне: как это — быть у колодца и не напиться? Но пьяных нигде не видно.

Люди, впервые попавшие в алтайское село Бочкари, какое-то время ходят с открытыми от удивления ртами

Люди, впервые попавшие в алтайское село Бочкари, какое-то время ходят с открытыми от удивления ртами Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

– В девяностые всяко, конечно, было, – признаются мужики, идущие по своим делам. – Развал полный, денег нет, а вся деревня гуляла – так заведено, что ли, было?.. Сейчас кончилось это куда-то, никто не запрещает, но не принято больше на людях-то. Кто пьяный по деревне пройдет – разговоров и стыда потом… А ведь это пивзавод нас так поменял. Странно, да?

От упомянутого пивзавода по всей округе тянется сладковатый запах сусла, а по селу туда-сюда снуют фуры с надписью «Бочкари» на тентованных боках. Пивзавод сегодня — по-настоящему селообразующее предприятие: из 1800 проживающих в селе жителей более половины трудятся именно в его цехах, по объемам выдаваемой продукции он входит в десятку лидеров этой отрасли в стране, а в прошлом году предприятие уплатило более 2,2 миллиарда налогов. Но откуда этот гигант взялся-то в селе?

Пивзавод сегодня — по-настоящему селообразующее предприятие

Пивзавод сегодня — по-настоящему селообразующее предприятие Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«УВОЛИЛСЯ И ВЕРНУЛСЯ В БОЧКАРИ»

Колхоз «Вперед», возглавляемый председателем Николаем Козленковым, в 80-е считался колхозом-миллионером и особой нужды люди вроде не ощущали: пахали землю и выдавали стране зерна, молока и мяса с 11 тысяч гектаров и 3 тысяч голов скота, строили дома из кирпичей собственного кирпичного завода и по почти бесплатным путевкам ездили отдыхать в морские и горные здравницы.

Но однажды Николай Козленков познакомился с этническим немцем, живущим здесь же на Алтае, и попробовал сваренное им пиво. «В этом — ваше будущее», – намекнул немец и уже через несколько дней Николай Андреевич делился идеей на колхозном собрании. Возражавших не было (еще бы!) и вскоре в деревне заложили фундамент пивзавода. Мужики ударно возводили стены; Первые, бэушные чаны собирали со всей страны — из Литвы, Москвы, Горького, Рязани. И дело потихоньку пошло.

От упомянутого пивзавода по всей округе тянется сладковатый запах сусла

От упомянутого пивзавода по всей округе тянется сладковатый запах сусла Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Но продолжалось это недолго. «Святые 90-е» не прошли мимо Бочкарей. Колхоз стал резко заваливаться набок, народ приуныл, работы почти не стало, и мужики, забросив котомки за спины, пошагали батрачить в сторону больших городов.

– Вон большое белое поле видишь? – показывает в сторону холма замгендиректора «Бочкаревского пивзавода» Петр Смагин. – Восемь скотных дворов там стояло, все потащили, разрушили и никто за это не ответил. И ведь сами все развалили, а потом этими же руками разводили: «Время такое было…»

Гендиректор предприятия Вадим Смагин

Гендиректор предприятия Вадим Смагин Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Колхозный пивзавод тоже залихорадило — то поработает месяца два-три, то встанет на это же время. Народившийся класс предпринимателей не помог: тогдашние «коммерсанты» были нацелены на моментальное извлечение прибыли, вкладываться вдолгую, в масштабную модернизацию, а потом годами ждать отдачи — не в стиле той эпохи.

– Больно все это было видеть, – продолжает Петр Смагин. – Мой тесть, тот самый Николай Козленков, тоже очень сильно переживал и когда умирал, сказал: «Сберегите завод!» Последние слова как наказ прозвучали, так что это для нас было делом чести. Долго думали, как это сделать, и в 1995 году я позвонил сыну с предложением вернуться в деревню и наладить пивоваренное производство.

Спустя годы поняли — отделиться было правильным решением

Спустя годы поняли — отделиться было правильным решением Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

– Решение было непростым, у меня был шок, – вспоминает гендиректор предприятия Вадим Смагин. – Я тогда на Бийском маслосыркомбинате работал — очень серьезное предприятие с хорошими карьерными перспективами. И уходить с него на маленькое убогое сельское предприятие, значит сильно понизить свои перспективы и статус. Но слова отца и деда нельзя было проигнорировать. Я уволился и вернулся в Бочкари. Пришлось столкнуться со всем — сами и строили, и отгружали, и связи налаживали.

«ГИГАНТЫ БИЗНЕСА НАС НЕ ЗАМЕТИЛИ»

Но ожидаемого рывка так и не случилось: завод по-прежнему был частью умирающего колхоза, вся прибыль от пива уходила в сельхозпредприятие, закрывая его постоянно образующиеся долги, какая уж тут модернизация… Особой пользы от этого «тяни-толкая» никому не было, в итоге колхоз и пивзавод вместе шли ко дну.

Пока однажды не наступило понимание: долго так продолжаться не может, нужно сосредоточиться на чем-то одном. На собрании единогласно выбрали Смагина-младшего новым главой пивзавода, который сходу предложил выделить его в отдельную единицу.

– С обязательствами, – подчеркивает Вадим Петрович. – Выплатить определенную «отступную» сумму в колхоз. Как водится, набрали кредитов, заплатили и, по сути, начали все заново. Отец, проработавший более 40 лет в школе, сел за рычаги бульдозера, чтобы готовить площадку под новые корпуса.

Неужели все это может быть в обычной русской деревне?

Неужели все это может быть в обычной русской деревне?

Спустя годы поняли — отделиться было правильным решением: крепко встав на ноги, завод подтянул и сельхозку, и теперь здесь снова обрабатывают 11 тысяч бывших колхозных гектаров. Но сначала пришлось немало потрудиться.

– Первое время поставляли продукцию в соседнюю Кемеровскую область — жизнь в нашем крае была тяжелая, не до пива, а после того, как кузбасские шахтеры съездили в Москву и постучали там касками о брусчатку, у них появились деньги, – говорит гендиректор Смагин. – И по тем временам мы начали иметь неплохие доходы, которые позволяли развиваться. Все, что зарабатывали — инвестировали в производство.

Процесс поглощения крупными предприятиями таких заводов, как наш, прошел мимо: гиганты пивоварения (в основном, иностранные) его просто не заметили. Где-то с 2000 года процесс модернизации пошел.Все, как у всех — залезали в кредиты. Потом, когда стали ездить по выставкам и знакомиться с иностранными компаниями, у нас сложилось успешное реноме. И немецкие компании давали нам практически беспроцентные кредиты для закупки их оборудования.

Бывали сложности, и тогда они переносили сроки оплаты. Мы и сейчас общаемся, последний проект с ними — стекольная линия в рассрочку. При этом мы не заходили в большие кредитные истории, поэтому не обременены никакими залогами, которые банки вдруг могут выставить на торги, и чувствуем себя стабильно. И продолжаем вкладывать в деревню.

Местная гостиница

Местная гостиница Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ЖИЛЬЕ – РАБОЧИМ, УЧИТЕЛЯМ И ТРЕНЕРАМ

Плоды этих вложений в Бочкарях на каждом шагу: отличные дороги с аккуратными подсвеченными тротуарчиками, новенький ДК, в котором есть все, чего только душа не пожелает. Фельдшерско-акушерский пункт с крутейшей диагностической аппаратурой, детсадики, а на окраине — целый микрорайон новеньких нарядных домов, со всеми городскими удобствами и бытовой начинкой. Для сотрудников и не только.

– Государство подводит коммуникации, а строим сами, – проводит экскурсию Смагин-старший. – У нас неукоснительное правило — половина жилья рабочим, половина — учителям, медикам, тренерам. Дома, оснащенные «под ключ», отдаем в пользование людям, они платят только за потребленные услуги. Вон там школу начнем строить — детей некуда сажать, в первых классах уже за 30 человек.

Рост населения и рождаемости идет! Еще недавно в школе было 140 человек, сейчас уже более 200. Мы знаем, что через пару-тройку лет учеников будет уже за 300. Все по высшему разряду сделаем, это будет одна из самых оснащенных школ в стране, москвичи обзавидуются! И люди продолжают к нам переезжать. Здесь семья и дети точно не будут обделены с точки зрения знаний, развития и досуга. Наши дети должны иметь возможностей больше городских!

Ледовый дворец

Ледовый дворец Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Мы подъезжаем к огромному круглогодично работающему ледовому дворцу. Это сюда торопились школьники с клюшками, сейчас они уже резво гоняют шайбу по льду, разогреваясь перед матчем. Я вслух вспоминаю московского знакомого, который недавно отдал пятилетнего сына в хоккейную секцию – только экипировка обошлась ему почти в 100 тысяч рублей. Мало того: мальчик постоянно растет, а значит, скоро придется тратиться на новую форму и коньки.

– То в Москве, а то в Бочкарях, – улыбаются такому сравнению отцы юных хоккеистов. – У нас все бесплатно! И дорогу на соревнования, и расходы на проживание хоккейной команды на выездах – все берет на себя пивзавод.

А есть еще и другой спортцентр. Для всех игровых и индивидуальных видов спорта

А есть еще и другой спортцентр. Для всех игровых и индивидуальных видов спорта Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ВЯЧЕСЛАВ ФЕТИСОВ: «ТАКОГО Я НЕ ВИДЕЛ»

Вадим Смагин в это время рассказывает о своем детстве, в котором он с друзьями играл на сколоченной родителями хоккейной коробке клюшкой, с выведенным на ней именем своего кумира — Владимира Крутова. О давнем увлечении вспомнил уже будучи владельцем успешного предприятия.

Взрослые мужики тряхнули стариной, создали команды, пригласили тренера, а чтобы каждый раз не разгребать корт от снега и иметь удовольствие гонять шайбу в любое время года, построили этот самый ледовый дворец, сделавший Бочкари чуть ли не хоккейной столицей Алтайского края. На сборы сюда приезжают до 35 команд со всей Сибири, а чтобы им было комфортно не только играть, но и жить, через дорогу отгрохали шикарную гостиницу.

Владимир Путин оставил автограф на форме Вадима Смагина. Фото Ночной Хоккейной Лиги

Владимир Путин оставил автограф на форме Вадима Смагина. Фото Ночной Хоккейной Лиги

«Я восхитился. Такого, чтобы для людей было построено все необходимое, я не видел. Там фантастический спортивный центр, школа, детский сад, поликлиника», – написал о Бочкарях легендарный хоккеист Вячеслав Фетисов, сыгравший здесь товарищеский матч с сельской командой. А есть еще и другой спортцентр. Для всех игровых и индивидуальных видов спорта — волейбол, баскетбол, гандбол, мини-футбол, настольный теннис.

– Вместо стандартного покрытия постелили паркет из канадского клена – в Алтайском крае больше такого нет, – показывает директор по физподготовке Александр Мирошниченко. Двухметровый мастер спорта в свое время объездил много мест, но в итоге обосновался в Бочкарях. – Зал полностью подходит для проведения соревнований самого высшего уровня. Занимаются около 300 детей. И опять же — для деревенских все бесплатно. Вплоть до экипировки и выездов.

Вячеслав Фетисов сыграл здесь товарищеский матч с сельской командой. Фото: Официальный сайт Алтайского края

Вячеслав Фетисов сыграл здесь товарищеский матч с сельской командой. Фото: Официальный сайт Алтайского края

НА ОЧЕРЕДИ – БАССЕЙН И ЛЫЖНАЯ БАЗА

А на второй этаж уже поднимаются работницы пивзавода.

– Чтобы в тонусе себя держать! – говорят они и заходят в фитнес-зал, оснащению которого могут позавидовать и многие московские спортклубы. – Петр Николаевич, когда бассейн достроите?

– Скоро, – обещает замгендиректора и ведет к очередной стройке. Это и есть будущий бассейн. Все по-взрослому — три дорожки по 25 метров.

– И почем абонемент? – вспоминаю я столичные цены.

– У меня мама говорила — денег за это ни с кого не брать, это грешно, – отвечает. – Повезло нам очень — год назад к нам переехала семья из Новосибирска, муж в отделе снабжения работает, а мама с детьми сидела. Когда же бассейн стали строить, выяснилось — она 8 лет профессионально занималась плаванием, готовый тренер! Сейчас она в городе получает документы на этот вид деятельности. В этом году запустим.

Фитнес-зал, оснащению которого могут позавидовать и многие московские спортклубы

Фитнес-зал, оснащению которого могут позавидовать и многие московские спортклубы Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Он рассказывает о том, что уже готов проект СПА-зоны, с саунами, уютными домиками и лечебными пивными ваннами для «внутренних туристов», а нас в это время обгоняют новые стайки детишек. Эти с гитарами, эти с учебниками по английскому и китайскому («Стараемся, чтобы все дети были задействованы. Не тянет в спорт — иди в музыкальную школу при нашем ДК или на танцы, повышай знания, педагогов соответствующих набрали»). Это же какие деньжищи на все это уходят и окупятся ли такие траты?..

– Еще как! – уверяет Вадим Смагин и объясняет простые вроде бы вещи: такого рода программы для детей — это и есть настоящая любовь к малой родине, о которой ребенок, в отличие от его сверстников в захудалых деревнях, не будет говорить с отвращением.

Мало того — он будет уверен, что здесь он всегда получит достойную работу и необходимый быт. Что после обучения уже его дети не будут бесцельно шляться в поисках приключений по деревне и им всегда будет чем заняться. Что без вложений в людей у тех снижается мотивация к труду, что человек начинает дорожить этой средой обитания и более ответственно относиться к работе.

– Мы уже забыли, когда в последний раз кого-то выгоняли за воровство или пьянку, – явно гордится Смагин-старший и торопится на совещание, где будут обсуждать очередное строительство. На этот раз — собственной лыжной базы с «крутой трассой», на которую хотят потратить почти 90 миллионов. Ретрак (специальный снежный тягач) для нее уже купили, тренеров набрали. И конца этому, кажется, не видно…

Здесь чисто и красиво, прекрасные школы, детсады, спортивные центры и бесплатное жилье

Здесь чисто и красиво, прекрасные школы, детсады, спортивные центры и бесплатное жилье

А ВОТ БЫЛ СЛУЧАЙ

«Кондитерский цех строим!»

Строительство завода пришлось на вторую половину 80-х – самый разгар антиалкогольной компании, развязанной Горбачевым. В стране, получается, виноградники рубят и «сухой закон» повсеместно насаждают, а они тут пивком баловаться собрались… Народ и вовсе замер, когда стало известно о визите в село 1-го секретаря алтайского крайкома КПСС Филиппа Попова.

– Приехал, прямиком двинул в сторону стройки и зашел внутрь, где устанавливалось оборудование, – говорит Петр Смагин. – Увидел это все, и тогда мой тесть Николай Козленков, не моргнув глазом, сказал: «Кондитерский цех будет!» В первых документах он так и значился. «На правильном пути, председатель!», – сделал вид, что не отличает кондитерский цех от чанов пивзавода первый секретарь, хотя, как опытный управленец он, конечно же, все понял.

Метки: , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank