Эволюция

Общество

Смешались в кучу нелюди и люди и залпы тысяч словоблудий

 

Пора завязывать с покаяниями и посыпанием головы пеплом по поводу депортации татарского племени, этих  «невинных жертв сталинизма». Дыма без огня не бывает, а предательство во все времена и у любых народов сурово наказывалось. Кто-то считает иначе? тогда вглядитесь в эти одухотворённые лица и задайте себе вопрос, насколько Сталин был неправ.

Пусть потомки убийц и карателей скажут спасибо, что их вернули в Крым и не строят из себя его хозяев. В отличии от этих «жертв криминального аборта» русские возвращали Крым ценой большой крови и к этому, за редким исключением, «потомки Чингизхана» не имеют ни малейшего отношения.

Россия никогда не дождётся благодарности от обнаглевшей татарской братии, а сюсюканье перед ними в угоду нашим клятым «друзьям и партнёрам» только поддерживает животную русофобию подонков, окопавшихся на/в Украине, да и в Крыму тоже.

 

«ЕдРо» поощряет ненавистников российского Крыма высокими должностями

8 ноября 2019 г.

Автор     Автор: Илья Сергеев

председатель Госкомнаца РК Альберт Кангиев

На фото: председатель Госкомнаца РК Альберт Кангиев (Фото: censor.net.ua)

По указу главы республики Сергея Аксенова новым председателем Госкомнаца РК назначен бывший мэр Белогорска Альберт Кангиев, который в марте 2014-го отказался проводить на территории своего региона Всекрымский референдум о государственной принадлежности полуострова.

Тогда Кангиев публично называл незаконным сам референдум и последовавшее вскоре присоединение к Российской Федерации. «Только организованные действия по неукоснительному соблюдению законодательства Украины будут способствовать скорейшему урегулированию кризиса и сохранению целостности нашего государства Украина!», — заявлял мэр в критические недели Крымской весны. Получив соответствующие указания, его подчиненные активно блокировали подготовку проведения референдума.

Почти смешно, только на нынешних выборах-2019 этот деятель уже возглавлял городской штаб партии «Единая Россия». Таких перевертышей среди крымских чиновников много. Однако назначение вчерашнего русофоба на высокий правительственный пост буквально шокировало общественность республики. Люди помнят, как еще до референдума сподвижники Альберта Кангиева вместе с видным меджлисовским* функционером Ильми Умеровым, возглавлявшим Бахчисарайскую райгосадминистрацию, и другой номенклатурой «коренного народа» организовывали митинги протеста против действий российского военного контингента в Крыму. Толпы татарских женщин с одинаковыми плакатами выстаивались на белогорских и бахчисарайских трассах. Кадры этих протестов активно транслировали украинские СМИ.

Ильми Умеров лишился государственной должности и вместе с лидером местных боевиков Ахтемом Чийгозом был осужден за «публичные призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации». По просьбе турецкого президента Эрдогана оба отпущены в Киев. На Украине они по большому счету никому не нужны. Совсем иную судьбу выбрал Кангиев, сделавший успешную чиновничью картеру в российском Крыму. Сейчас новый глава Госкомнаца оправдывается, мол, слова о том, что назначенный крымским парламентом референдум в марте 2014-го «ничего общего, кроме названия, с референдумом не имеет» — «вырваны из текста» и «не отражают мысли». По его утверждению, нужно говорить о «действиях, которые способствовали сохранению мира и согласия в обществе» весной 2014 года. Также Кангиев рассказал о первоочередных задачах в нынешней должности. Таковыми называет «консолидацию народов Крыма» и выполнение входящих в компетенцию комитета федеральных программ. Что за программы? Прежде всего, речь идет о всевозможных государственных преференциях для «народов, ранее депортированных и впоследствии вернувшихся на полуостров».

И в данной связи ну очень интересной оказалась формулировка из текста указа Сергея Аксенова. Процитируем дословно: «Принять Кангиева Альберта Османовича на государственную гражданскую службу Республики Крым и назначить его на должность председателя Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым». Между тем, не далее как 15 октября нынешнего года глава Крыма распорядился сменить название комитета, исключив из него словосочетание «депортированных граждан». А теперь получается, прежнее название восстановлено. Кому и зачем это понадобилось?

Напомним исторические подробности. Трагическим летом 1941 года первыми из Крыма были депортированы немцы, потомки колонистов времен Екатерины Великой. Опустели богатейшие немецкие поселки от Евпатории и Джанкоя до Феодосии и Судака. Следом выселили итальянцев Керчи. Июнь 44-го — депортация болгар и греков. К громадному сожалению, до сегодняшнего дня крымские немцы, итальянцы, греки не вернулись сюда от слова вообще. И репатриантов-болгар практически нет. Зато с горбачевских времен количество возвратившихся татар оказалось даже большим, чем было при выселении.

По факту, крайне выгодный статус депортированных реально имеют только они. Все поголовно оформили российское гражданство и вполне довольны жизнью. Получили «путинские справки» о реабилитации и бешеные льготы по коммунальным платежи — 50−75% скидки на воду, электричество, газ. Плюс ежегодно пользуются бесплатными санаторными путевками, бесплатным проездом, рядом других бонусов. Для них возводятся мечети и жилые кварталы, финансируются культурные программы. Республика строится от края до края, федеральных денег идет сюда не мерно. Однако такой же социальной реальностью стало формирование на полуострове многотысячной прослойки профессионально-обиженных личностей, явно паразитирующих на этнической принадлежности.

Сразу после Крымской весны радикалы присмирели, а за последнее время все чаще устраивают громкие акции. Типичный пример — жесткое противостояние на симферопольском самозахвате «Стрелковое». Тут должен появиться крупнейший жилой район «Крымская роза», но группы «депортированных» отказались отдавать землю, захваченную в начале 90-х.

Еще полтора года назад ветеран крымской политики, глава Общественной палаты РК Григорий Иоффе предложил вообще отказаться от использования понятия «депортированный». Идея впервые прозвучала на заседании круглого стола «Итоги президентских выборов в России: крымское измерение». Предложение массово поддержала крымская общественность.

— Надо перестать относиться несправедливо к разным крымским этносам. Если абсолютно все будет поровну, будет справедливо, перестанут появляться писания, где предлагают ввести квоты, как будто этот народ какой-то не такой, как будто он не может пойти на выборы, не может закончить институт и так далее — ему квота нужна. Надо от этого избавляться, а не видно пока избавления, — заявил Иоффе. — Татары, русские, украинцы, евреи — все крымчане. У каждого своя судьба, своя история, свои национальные особенности. Развивайтесь, для этого есть все возможности.

65-летний Иоффе напомнил, что знак равенства между словами «крымский татарин» и «депортированный» в свое время поставило руководство запрещенного меджлиса. «Но огромные массы татар — молодых, сильных, смелых, красивых и умных, совершенно не хотят, чтобы их называли депортированными. Они хотят жить полной жизнью вместе со всеми, и того клейма им не нужно. Для чего же мы их загоняем в эту категорию?..»

Сейчас многие убеждены, что главная нравственная проблема Крыма — у одной народности есть четкое понимание себя как жертвы сталинской депортации, однако нет никакого покаяния за совершенное семь десятилетий назад. Над извечным «а нас за шо» можно иронизировать, если бы не истерика социального иждивенчества, вызванная забвением одних исторических фактов и явным выпячиванием других. Здесь вешают на стекла легковушек черный стикер с датой «1944», колючей проволокой и надписью «Не забудем, не простим». Только вот лагерная колючка этих эпатажных стикеров — от сталинских или фашистских концлагерей?

10 мая 1944 года Председатель государственного комитета обороны СССР Иосиф Сталин завизировал постановление «О крымских татарах». Ровно десять суток потребовалось ведомству Лаврентия Берии, чтобы вывезти на материк 190 тысяч представителей этой национальности. Основным местом депортации оказался солнечный Узбекистан. Звон арыков, теплые дыни, совсем не похоже на Колыму или Казахстан, куда вывезли тех же чеченцев. С середины 80-х практически все депортированные объявлены «невинными жертвами сталинизма». Впрочем, остались документы января 1942-го, когда прошло первое заседание Татарского Комитета на оккупированной территории. Героический Севастополь еще сражался, а в Симферополе молились за «великого фюрера Адольфа-эфенди» и чествовали «непобедимый Вермахт». Неимоверно страшное «крымское Дахау» — симферопольский лагерь смерти у совхоза «Красный». Немцев в лагере только двое, комендант и врач. Остальные исключительно добровольцы из национального 152-го батальона СД Shuma. Расстреляли 8 тысяч заключенных, но расстрелы не любили. Предпочитали убивать дубинами. Чаще всего узников «Красного» живыми укладывали в штабеля, обливали бензином и поджигали.

тара крымской земли. Рьяно разыскивали и уничтожали коммунистов, десантников, раненых красноармейцев, евреев и цыган. Добровольцы в рядах СС, СД и полиции, проводники и осведомители — общий состав как минимум 35−40 тысяч «коренных». Для сравнения, по переписи 1939 года численность татарского населения полуострова составляла чуть больше 200 тысяч человек. То есть, у каждого пятого руки в крови? Если сравнить пропорциональное соотношение местных коллаборационистов к количеству этноса, никакая власовская РОА не сравнится с подобным порывом.

Сразу после прихода гитлеровцев следопыты национальной самообороны выдали ВСЕ базы с продовольствием, заготовленные для партизанских отрядов. Настоящим кошмаром стали для партизан зимы 1941−42 годов. Три четверти погибли не в бою, умерли от тотальной голодовки. Отлично ориентируясь в горах, «самообороновцы» наводили немецких егерей на партизанские стоянки. Третий рейх по достоинству оценил успех карательных операций. Весной 1944-го, когда немецкие солдаты гибли под Херсонесом, гитлеровское командование нашло возможность эвакуировать с полуострова личный состав Татарского горно-егерского полка СС.

С византийских времен существовало в бахчисарайских предгорьях греческое село Лаки. За связь с партизанами карательный батальон сжег Лаки дотла. Детей бросали в горящие дома, взрослых добивали гранатами в подвалах. Старожилы рассказывают, как после акции батальон прошелся торжественным маршем по Бахчисараю. В оккупацию по округе уничтожили все греческие поселения — два десятка сел. Бойцы легендарного командира Южного соединения партизан Крыма грека Михаила Македонского первыми ворвались в освобожденный Бахчисарай и начали вешать фашистских прислужников прямо на стенах Ханского дворца. Партизанскую месть остановила Красная армия

Спору нет, целый народ виновным быть не может. «Крымские татары реабилитированы» — совершенно справедливо указывает депутат Госдумы Руслан Бальбек. Виноваты полицаи, при отступлении целыми улицами вырезавшие население в городке Старый Крым, в Симферополе и Джанкое. Это не фигура речи — ряды отрезанных голов выставляли прямо на низеньких каменных заборах. Сегодня под Бахчисараем на станции Сирень российская администрация достраивает впечатляющий мемориал жертвам депортации. Креативное музейное здание, площадка для массовых мероприятий, исторический вагон-теплушка. А на полпути до Сирени у водохранилища Эгиз-оба — лагерь смерти Толле. Именно сюда пригнали больше 60.000 защитников Севастополя. Командиров и политруков убивали сразу, только с 5 по 15 июля 1942 года — 5500 человек. Тысячи краснофлотцев мучительно гибли от жажды. При Союзе власть запретила обнародовать полный список лагерной охраны — слишком противоречило интернациональной идее. К сорокалетнему юбилею Победы на холме Эгиз-оба установили скромный монумент — альбатрос, взмывающий над колючей проволокой. С тех пор, как при Украине, так и после возвращения в Россию, на возведение памятного мемориала у лагеря Толле не нашлось ни копейки денег.

И еще знаковые цифры из служебной записки Наркома внутренних дел. В процессе проведения операции по выселению изъято: винтовок — 10 тыс. штук; станковых и ручных пулеметов — более 600 штук. Полсотни минометов, противотанковые и противопехотные мины. Вместе с запасом боеприпасов хватало на стрелковую дивизию. До начала депортации СМЕРШ и НКВД выявили пять тысяч активных пособников гитлеровцев, карателей и диверсантов. Большинство сразу отправили в петлю. А сколько «спящих» агентов оставалось на освобожденной территории, где вскоре началась подготовка к Ялтинской конференции стран-победительниц? Знаковая подробность — участники конференции Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт никогда не задавали вопросов о горестной татарской доле.

…Почти невероятно, но в Симферополе на государственные средства до сих пор действует весьма специфическое медицинское заведение — т.н. «Консультативно -диагностический центр по обслуживанию депортированных народов». Пациентов-немцев или тех же греков вы тут не найдете. Зато вот его администрация: главврач Мустафаева Лилия Амзаевна, заведующая Ягьева Найле Сеитжелиловна, старшая медсестра Усеинова Сальге Таировна, главбух Капустян Зарема Сет-Менановна, главный кадровик Ибрагимова Эльмаз Асановна.

Как говорится, без комментариев. В украинские времена этот центр называли проще и правдивей — «татарская больница». Но где еще по России есть учреждение здравоохранения, которое обслуживает представителей исключительно одной национальности?

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank