Новость

Лента новостей

От первого лица

Аферы с пенсионными деньгами, манипуляции Минфина с бюджетом и двуличность «Единой России» – это повседневная реальность работы Государственной думы РФ. Только на Царьграде политики могут говорить правду, не опасаясь цензуры и модерации. Глава фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов в интервью, данном Юрию Пронько, назвал вещи своими именами и рассказал о нескольких законодательных инициативах, которые могут в корне изменить жизнь людей.

Реформа, ети её мать...

 

Сергей Миронов раскрыл манипуляции с бюджетом

3 октября 2020 г.

     Автор: Юрий Пронько

Справка

Пронько Юрий- ведущий программы «Реальное время» на телеканале Царьград.

Лауреат Всероссийского конкурса деловой журналистики РCПП в номинации «Журналист года» (2011), обладатель почетного диплома Ассоциации российских банков за достижения в области финансовой журналистики (2011).

Фото: Keith Mayhew/Global Look Press/Keystone Press Agency

Пандемия коронавируса изменила не только жизнь обычных людей, но и государственную политику и экономическую парадигму работы правительства. Возможная вторая волна заболевания и последующий за этим карантин – главные темы ежедневных новостных сводок. Но помимо этого, существуют и проблемы, которые отошли на второй план, но не потеряли своей актуальности и важности. От их решения зависит, будет ли жизнь рядового гражданина безопасной и комфортной, а это как раз то, для чего и задумывался российский парламент.

Юрий Пронько, телеканал Царьград:  Я предлагаю начать собственно с COVID-19. С тех событий, о которых говорит вся страна, о возможной второй волне, возможном жёстком карантине. На ваш взгляд, власть отдаёт себе отчёт о последствиях, если она второй раз посадит страну в четыре стены?

Сергей Миронов, глава фракции «Справедливая Россия»: – Я уверен, что знает и понимает. Если бы не понимали, без затей давно ввели бы уже снова «удалёнку», посадив всех на карантин. Потому что цифры растут, цифры не очень приятные. И сейчас больше внимания абсолютно правильно уделяется мерам безопасности. Чтобы маски, чтобы перчатки, штрафуют даже. Это всё правильно, потому что кто-то расслабился, а кто-то до сих пор не верит. К сожалению, есть такие люди. То, что в Москве школьников на две недели отправили на каникулы, тут у родителей возникнут, конечно, сложности, но в целом, я считаю, это разумно.

Я всё-таки надеюсь, что «чаша карантина» нас минует. И ни Россия, ни Москва не уйдут в карантин или на «удалёнку». Это же всё очень жёстко бьёт не только по экономике, но и по семейным бюджетам, по и так небогатым нашим людям. Надеюсь, что если мы будем соблюдать меры предосторожности, то не надо будет доводить дело до очередного карантина.

Ю.П. – Но здесь множество разных вопросов возникает. От того, что не всем медикам выплатили деньги обещанные. Это ведь даже не анекдот  это какой-то позор уже. А с другой стороны, в столице уже пошли разговоры, что после осенних каникул вместо опытных преподавателей придут студенты. Честно скажу, я несколько шокирован этим.

С.М. – Я не менее вас шокирован. Мне эта затея не нравится. Я внимательно слежу за статистикой и вижу, что дети – самые активные переносчики вот этого вируса. Многие даже не заболевают, а переносят. Но, если мы говорим о нашей школе, сегодня вообще вся наша педагогика как раз на возрастных педагогах, уже корифеях, и держится. Многие из них давным-давно могли бы уйти на пенсию, но не уходят. Не потому, что не хотят отдыхать или, может быть, там пенсия маленькая, а они просто понимают, что без них будет совсем плохо.

Я понимаю, что это забота в том числе об учителях старшего поколения. Но такая мера мне кажется преждевременной и непросчитанной.

Ю.П. – Но российский парламент продолжает работать?

С.М. – Парламент продолжает и, надеюсь, будет продолжать. Хотя у нас в общей сложности с начала весенней пандемии 60 человек из 450 депутатов переболело. В нашей фракции, «Справедливая Россия», один человек переболел, а двое сейчас на больничном из-за коронавируса. За неделю восемь человек добавилось больных. Но у нас, на наших местах в зале, сидит только один человек в ряду. Все в масках, желательно даже в перчатках. И вы знаете, что мы работаем примерно часа три-три с половиной, не больше. Мы все меры принимаем. У нас не работают столовая, буфеты, ограничен вход в Госдуму для посетителей. Мы тоже сторожимся.

Поправки в Конституцию внесли, а в проекте бюджета их проигнорировали

Ю.П. – Я неспроста заговорил о работе парламента. Ключевой момент: правительство внесло трёхлетний бюджет. Честно скажу, не всё меня радует – я так мягко сформулирую. Если даже сравнивать показатели год к году, даже по таким социально значимым направлениям, как помощь семьям с детьми, медицина, есть секвестр.

Да, там серьёзные физически объёмы денежной массы, триллионы. Но в ситуации, когда страна находится фактически в демографической катастрофе, стоит ли заниматься секвестром? У всех знающих людей возникает вопрос: как может быть, что в ФНБ триллионы лежат, а в том проекте, который вам внесли, – там использование в 21-м году 91 миллиарда рублей…

С.М. – И у нас тоже скептическое отношение к бюджету, внесённому правительством. Нас не устраивает сокращение статей расходов на здравоохранение, на образование. Нас абсолютно, категорически не устраивает, и сейчас я об этом подробнее скажу, то, что не заложена индексация пенсий для работающих пенсионеров. Работающим пенсионерам пенсии не индексируются уже пять лет подряд.

В свете того, что летом граждане одобрили поправки к Конституции, в том числе была наша поправка по обязательной индексации всех пенсий не реже одного раза в год. И там не говорится, что речь идёт только о неработающих пенсионерах. Просто сказано «пенсии». Всё, давайте выполнять Конституцию. И в этой связи, не видя этих расходов, заложенных в бюджет 21-го года, наша фракция «Справедливая Россия» инициирует запрос в Конституционный суд, насколько эта норма бюджета будет соответствовать Конституции.

Миронов

Глава фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов в интервью, данном Юрию Пронько, назвал вещи своими именами. Фото: Телеканал Царьград

Ю.П. – То есть вы намерены дожать?

С.М. – Абсолютно. И я рассчитываю на поддержку депутатов других фракций. Нам нужно собрать 90 подписей. У нас только 23 депутата. Я думаю, что мои коллеги, по крайней мере из фракций КПРФ, ЛДПР, поддержат нас. Ребята, внимание! Вы не забыли, что вообще-то мы изменили в Конституции многие статьи? И сегодня нужно выполнять норму Конституции.

Всё время таким маячком стоят вот эти 13 триллионов в Фонде национального благосостояния. Послушайте, а разве сейчас не вот та тяжёлая ситуация, когда действительно нужно людям помочь? Прежде всего людям. Я приведу цифру, которая меня повергла в шок. Более 4 миллионов граждан сейчас в России, в XXI веке, недоедают. Им не хватает денег на нормальное питание. Это катастрофа.

Это многодетные семьи. Очень опасная ситуация. Почему бы, действительно, не открыть эту «кубышку»? Было принято решение: всем семьям с детьми – 10 тысяч. А давайте продлим его до конца года! Во-вторых, я не устану повторять: почему всё-таки в 16 лет делаем отсечение? 17-летние – это школьники старших классов, студенты первых курсов вузов. Они все несамостоятельные, на содержании родителей.

Одним словом, есть на что тратить деньги. Традиционно наша фракция готовит альтернативный бюджет – единственная в Госдуме. Думаю, мы будем голосовать против бюджета правительства и предложим свой вариант. 

Нам бы Пенсионный фонд взять и распустить

Ю.П. – Тема, которая напрямую коррелирует, в том числе с государственными расходами и с федеральным бюджетом, – это, собственно, пенсионные все изменения. Внесён законопроект о «заморозке» накопительного компонента до 2023 года. Я это рассматриваю как аферу.

Буквально накануне я нашёл документы 13-го года, где тогдашний министр труда Топилин уже говорил, что это не деньги людей. И это даже в «Единой России» вызывало, мягко говоря, неоднозначную реакцию. Что дальше? До этого – решение о повышении пенсионного возраста, которое Россия не приняла…

С.М. – Очень много претензий и вопросов к пенсионному обеспечению наших граждан. Оно архиплохое. Я не могу не вспомнить повышение пенсионного возраста, которое было просто антисоциально, антинародно. Я ещё раз утверждаю: не было никаких ни экономических, ни социальных, ни тем более политических предпосылок для повышения пенсионного возраста. И мы не остановимся, будем всё равно требовать возврата нормального пенсионного возраста: 60 лет для мужчин, 55 лет для женщин. Это первое.

Второе. Мы недавно с удивлением почитали заключение Счётной палаты, которая проверила работу Пенсионного фонда всего в трёх субъектах Российской Федерации: в Саратовской области, Москве и Московской области. Выборочно проверяли пенсионные счета. И в 53% случаев обнаружили, что люди недополучают денег. У людей не оформлены ещё пенсионные счета лицевые за 17-18-й год. За многие годы у многих пенсионеров несколько счетов, а пенсия выплачивается только по одному из них.

А нужен ли нам тогда вообще такой Пенсионный фонд с отгроханными им огромными дворцами в каждом населённом пункте? Не проще ли налоговую службу подключить и пенсии напрямую из бюджета выплачивать?

И что делает ПФР, когда его ткнёт носом либо суд, либо человек жалуется, что мало получает? Они поднимают документы: а, да, действительно, была ошибочка, вот с этого месяца вы начнёте получать бОльшую пенсию, которую заработали. Стоп-стоп-стоп! А с какого времени? Там люди по пять лет недополучали своё. А выплатить эту разницу не хотите? Мы же с вами платим за «коммуналку». И не дай Бог просрочим! Тогда ещё и с пенями. Господа из Пенсионного фонда, а не хотите ли вы выплатить всё положенное, но ещё и с процентами? Те самые пени. Мы, кстати, такой законопроект внесли.

А есть ещё НПФ. Это вообще обманка. Мы отдельно подготовили законопроект по негосударственным пенсионным фондам – все нерентабельные НПФ необходимо закрыть, а деньги и счета перевести в Пенсионный фонд РФ. Ещё раз подчеркну: нужно наводить серьёзнейший порядок и с Пенсионным фондом, и с пенсиями для наших граждан, которые достойны получать заработанное.

Нечисто играют

Ю.П. – Представляется, что не всегда власть вообще понимает, что происходит внизу, среди простых людей, простых семей. Обычных. Вот, на ваш взгляд, это так или нет?

С.М. – Если правительство закрывало глаза много лет, что минимальный размер оплаты труда ниже официального прожиточного минимума... Разве можно не понимать, что на эти деньги не прожить нормально? Они не могут этого не знать. Но когда мы регулярно слышим высказывания известно какой партии представителей, создаётся впечатление, что они действительно не понимают, как реально жить. В правительстве, я уверен, всё понимают прекрасно. Потому что у них на руках статистика, у них регулярные отчёты от губернаторов из субъектов Федерации. Они реально понимают. Но они пытаются этот Тришкин кафтан как-нибудь... слукавить.

Вот новое предложение расчёта МРОТ. Это такой дешёвый даже не фокус, а трюк, что мне за них становится неловко. Мы предлагаем в три раза больше сделать продовольственную корзину, привязав к реальным потребностям человека. Чтобы туда входила и продовольственная часть, и оплата услуг ЖКХ – с учётом коммуникаций и реализуемой цифровизации оплата, соответственно, и трафика интернета, и многое-многое другое: транспортные расходы, лекарственное обеспечение... Вот что должно входить в минимальную потребительскую корзину.

А что нам говорит правительство? Давайте будем рассчитывать минимальную зарплату от медианной. Так, мол, как на Западе. Только там берётся не медианная, а средняя зарплата. У нас в России сегодня медианная зарплата – 34 000 и три десятых, внимание! А средняя зарплата – 46 700 рублей.

Есть рекомендация Международной организации труда, чтобы их соотношение было не менее 50%. Во всех странах Евросоюза это 60%. Наши чиновники посчитали, причём с потолка взяли, как им удобнее, говорят: давайте будет 42%. Мы говорим: давайте со средней возьмем. Тогда даже 42% всё-таки будет побольше. Нет, с медианной.

Ю.П. – То есть они знают и такие циничные вносят предложения.

С.М. – Конечно. Они считают, что там все перебьются. По их расчёту МРОТ мы категорически будем против. Приходили и Голикова, и Котяков. Но мы сказали, что наша фракция не примет такой расчёт. Давайте реальную привязку к натуральным продуктам и увеличивать реальную потребительскую корзину. Они закатывают глаза: это международный опыт. Но лукавят.

Чтобы не портили жизнь «жилищный вопрос» и финансовые бандиты

Ю.П. – Сергей Михайлович, вот вы говорите о манипуляциях, о цинизме. Нам от Бога и от предков досталась огромная страна с гигантскими ресурсами, с огромными земельными ресурсами. Вы находите объяснение, почему мы загоняем соотечественников в «человейники»?

С.М. – У нашей партии есть программа малоэтажного строительства. Пресловутый дальневосточный гектар должен быть не дальневосточным, а для всех граждан. И каждая семья имеет право получить на одного человека гектар, а на семью, соответственно, больше. И строить там своё жильё. А не эти, как вы правильно сказали, «человейники»-муравейники.

Жилищная проблема стоит очень остро. На Госсовете президент напомнил о желаемой цифре в 120 млн кв. м жилья в год. Но, когда сделали ипотеку 2% на Дальнем Востоке, вдруг выяснилось: там вообще нового жилья нет. Послушайте, 120 млн – это замечательно, но за счёт чего? Если будут уповать лишь на ипотеку, то она сегодня доступна только 30% наших граждан максимум. Для остальных это абсолютно нереально.

Мы ещё лет десять назад подготовили законопроект о строительных сберегательных кассах. Ипотека – это американская модель покупки жилья через залог недвижимости. Есть немецкая модель стройсберкассы – вся Германия после войны буквально за несколько лет отстроилась. Купить жильё через стройсберкассу дешевле будет для наших граждан примерно в 2,5 раза. И там ещё одна тема. Государство субсидирует процентные ставки. А вы не хотите назвать вещи своими именами? Субсидируя ставку, вы помогаете не столько человеку, сколько банкам.

Вот во Владивостоке квартира стоит 5 млн рублей. Первый взнос – миллион, и 4 млн человек берёт в кредит, допустим, под 7%. Ему говорят: всё, 5% государство будет субсидировать. Государство заплатит в итоге банкам 2 млн рублей.

А давайте сделаем наоборот – дадим эти 2 млн сразу людям. Вот они миллион должны вносить, а вот вы 2 млн, государство, даёте. Субсидировать нужно саму ипотеку, а не проценты. Сам вклад, и тогда людям будет намного легче, а мы будем помогать не банкам, а гражданам, семьям.

Ю.П. – Не обременяя себя ипотекой и долгами?

С.М. – Второй механизм – это аренда жилья. Это ты у государства снимаешь квартиру, аренда будет примерно в два раза ниже, чем у частника снять. Во-первых, сразу же возникает абсолютная мобильность трудовых ресурсов. Я могу приехать в любой город, зная, что там всегда арендую квартиру по нормальной, доступной цене. В Магнитогорске, в Хабаровске или в Якутске – где нужен. Я спокойно туда еду, потому что не буду мыкаться по углам.

Эта мобильность трудовых ресурсов сейчас очень нужна. Да, это не твоя собственность, ты не имеешь права её купить, чтобы она стала твоей, не можешь продать, но жить ты сможешь всю жизнь в таком жилье социальном. Тоже реальное решение жилищной проблемы.

Миронов

Фото: Телеканал Царьград

Ю.П. – Кстати, это яркий пример того, что, по-моему, нас и нашу страну за горло взяли банкиры. Не находите? Это же касается не только жилья.

С.М. – Я думаю, что давным-давно нужно их потрясти. А все эти ростовщические схемы микрофинансовых организаций надо ликвидировать. В своё время их Медведев в 2009 году придумал. Логика была помочь множеству малонаселённых пунктов, где нет филиалов никаких банков. Давайте, мол, мы позволим микрофинансовые организации, которые придут туда и помогут людям до получки перехватить 5-10 тысяч.

Что получилось – 99% всех микрофинансовых конторок осели в городах-миллионниках. Где они в маленьких городах? Их там практически нет. И они крупными буквами пишут 2%, а что это за день – не пишут. Необходимо запретить все микрофинансовые организации, запретить деятельность всех коллекторских агентств, больше половины из которых просто бандитские конторы, вышибающие деньги из людей.

Казнь нелюдей – необходимость

Ю.П. – Сергей Михайлович, вот вы сейчас прошлись по коллекторам, по МФО. Вас считают сторонником смертной казни. Это так?

С.М. – Да. За убийство детей, за надругательство над ними нужно возвращать смертную казнь. И мы такую инициативу внесли. Да, необходимо застраховаться от судебных ошибок. Мы помним, пока Чикатило поймали, то ли 13, то ли 11 человек было расстреляно в Советском Союзе. А у нас сколько было ошибок сделано в Российской Федерации, когда действовала смертная казнь? Здесь должны быть сдержки и противовесы.

Отдельно мои коллеги предлагали так называемую химическую кастрацию для этих насильников, для тех, кто надругался над детьми. Здесь есть сомнения. Оказывается, когда делают химическую кастрацию, голова-то такого мерзавца остаётся нетронутой. А через какое-то время лекарства перестают действовать и он добровольно должен прийти и снова принять это лекарство. Но я сомневаюсь, что они будут добровольно приходить.

В Чехии действует норма о хирургической кастрации. Вся Европа, Евросоюз говорит: ах, какие вы нехорошие, какие вы... А чехам плевать. Зато там резко всё пошло на спад.

Есть американский опыт, где в обязательном порядке, если насиловавший детей отсидел, вышел, он должен носить браслет, на двери его квартиры табличка висит, которую он не имеет права снимать. И не дай Бог он с браслетом просто в сторону пошёл школы либо больницы детской – тут же полиция его схватывает. То есть тотальный контроль должен быть. В любом случае что-то делать нужно.

Прежде всего нужно понимать, что это не человек – это уже отродье, это сатана, который готов уничтожать, убивать, насиловать. И не надо ему жить среди нас.

Раньше говорили, пускай в каменном мешке сидит. К сожалению, я вижу, что из каменных мешков в конце концов они выходят – и снова по проторенной дорожке. Я убеждён, для таких категорий преступлений надо возвращать смертную казнь. С обязательным судом присяжных и обязательно с рассмотрением каждого приговора в Верховном суде, причём коллегией из трёх судей Верховного суда.

И по вопросу о возвращении смертной казни очень многие нас поддерживают в Госдуме, в том числе в других фракциях. Понимают, что это действительно необходимая мера. Дело в справедливости, неотвратимости наказания и в несправедливости по отношению к жертве, к родным и близким и к другим. Если этого человека не стереть с лица земли, он будет творить зло и в дальнейшем.

Связь без цензуры

Ю.П. – Сергей Михайлович, вы находите понимание среди своих коллег, я имею в виду сейчас не фракцию, а парламент в целом?

С.М. – Я получаю огромную почту от граждан. У меня сайт, интернет-приёмная, миронов.ру, без всякой модерации. Каждый день, включая выходные, почту распечатывают. Обычно 3-4 папки, когда одна папка – говорю, что-то маловато. Там, бывает, по разным причинам и матом пишут. Без модерации же. Бывает, человек матом, потому что он с вопиющей несправедливостью столкнулся.

Ю.П. – От отчаяния?

С.М. – Да. Я понимаю, что он не хочет меня унизить, он просто не может иначе. Я уже давно убедился, что, как правило, если меня ругают, то люди часто не так поняли и не так услышали. Ах, Миронов хочет вернуть смертную казнь! Это при нашей судебной системе! Такой-сякой – и понеслось. Я давно понял: нужно объяснять, разъяснять, объясняю – и всё восстанавливается. Поэтому я прекрасно знаю, как люди живут, что их волнует.

Ю.П. – Очень важно иметь обратную связь. А что касается ваших, вот вы говорите, коллег-депутатов из других фракций, когда они нажимают кнопки, они же нажимают порой против ваших предложений.

С.М. – Если мы говорим о «Единой России», у них фракционная дисциплина. Закон о повышении пенсионного возраста принят только голосами «Единой России». Если я правильно помню, наша фракция и КПРФ голосовали против, ЛДПР не голосовала. Из фракции «Единая Россия» против два человека – Наталья Поклонская, я всегда её уважал, но после этого я просто шляпу снимаю. Я был свидетелем: сижу в зале, она вдалеке, но я её вижу. Наступает ключевое голосование. Вдруг смотрю, она получает сообщение на телефон и выходит и зала. Наверное, она на фракции сказала, что не будет голосовать, и кто-то вызвал её, видимо, для проведения профилактической беседы.

Смотрю, возвращается, лица на ней нет. Я распечатку смотрю: Наталья Поклонская не голосовала, находясь в зале. Сергей Железняк тоже не голосовал, у него был больничный, все три голосования Сергея Железняка не было. Его там сняли с каких-то должностей, но я своего тёзку уважаю за это, что он сделал так, как считает нужным.

Когда я ругаю «Единую Россию» – их есть за что ругать, но, объективности ради, их там два миллиона человек, там очень много совестливых, порядочных, нормальных людей, не сволочей, не карьеристов, не каких-то там совершенно ужасных людей.

Горячий год пандемии и Закавказья

Ю.П. – Не могу не задать вам вопрос о событиях сейчас в Закавказье, обострившемся конфликте. Какие меры, на ваш взгляд, надо предпринять для нормализации ситуации?

С.М. – Меня порадовало, что президенты России, Франции и США приняли совместное заявление. Сейчас такая солидарность – очень большая редкость. Первое, что необходимо, – прекратить огонь, потому что гибнут мирные люди, военнослужащие с обеих сторон. Это страшно. Я абсолютно убеждён, что альтернативы прекращению боевым действиям и переговорам нет.

Госдума сделала заявление: прекращайте немедленно, потому что это недопустимо, давайте за стол переговоров. Да, конфликт более чем застарелый, с 1988 года, ещё в СССР всё началось. Тогда не хватило ни политической воли, ни мудрости решить каким-то образом этот конфликт. Но, полагаю, не обойдётся без введения миротворческих сил России после того, как стороны договорятся. Прекратили огонь, отвели на какое-то расстояние вооружённые силы – и между ними ввести миротворческие силы РФ, поскольку России верят и Армения, и Азербайджан.

Любые другие там будут не нужны. Подстрекательство со стороны лично Эрдогана и Турции ни в какие ворота не лезет. Азербайджанцы думают, мол, как хорошо, у нас такой союзник. Но Турции плевать на Азербайджан: Эрдогану нужно, чтобы все воевали, ослабляя друг друга, а он станет такой локальной сверхдержавой. Его цели совершенно циничные.

И не случайно уже не только мы высказались в адрес Турции, что необходимо прекращать подстрекательство. Это абсолютно недопустимо. Поэтому я уверен, что помогут только мирные переговоры. Россия не будет занимать ту или иную сторону, и миротворческие войска России – действительно миротворческие, которые не позволят конфликтовать.

Ю.П. – Последний мой вопрос: 2020 год, на ваш взгляд, это какой год?

С.М. – Очень непростой. Он останется годом пандемии. Происходили самые разные события, но всё это наложено на уникальную и с отрицательным знаком ситуацию во всём мире, потому что такого мир ещё не видел. Мы должны сделать выводы и уроки извлечь из той самой оптимизации здравоохранения, которая привела к тому, что мы выдержали просто на последнем издыхании.

Я думаю, в памяти он останется как год мировой пандемии, а человечество столкнулось с очень страшной угрозой. Опять же лишний раз как будто кто-то свыше напоминает всем: остановитесь, задумайтесь, альтернативы договорённостям, сотрудничеству, а не вражде друг с другом никакой нет.

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank