Экономика

Экономика

Украина

О каком-либо поражении России или Газпрома говорить оснований нет вообще. Тем более в истерично-паническом стиле. Обычный рабочий момент. Как говорится, вышло хуже, чем хотелось бы, но лучше, чем могло бы быть.

Учите матчасть, товарищи!

 

Российско-украинское соглашение по газу или взгляд жабы на три миллиарда

29 декабря 2019 г.

     Автор: Александр Запольскис

Справка

Запольскис Александр- политический обозреватель, системный аналитик, эксперт по вопросам международной военной безопасности. Круг интересов политика, экономика, энергетика, военное дело.

Хотя стороны пришли к соглашению еще неделю назад, активные споры на тему, кто виноват и что делать, продолжаются по сей день. Особенно российские критики активизировались после официального подтверждения перечисления Газпромом украинскому «Нафтагазу» почти трех миллиардов долларов штрафа.

Доллары

Доллары Дарья Антонова © ИА REGNUM

За эту победу глава «Нафтагаза» Андрей Коболев и его зам Юрий Витренко на двоих получили 25,6 млн долларов премии. В то время как всепропальщики массово сокрушаются очередным поражением России, вгрохавшей впустую 20 млрд долларов в трубу в обход Украины. Да еще и прогнувшейся как на штраф, так и на продолжение транзита еще на пять лет.

Впрочем, плакальщики, как обычно, не слишком дружат с цифрами, еще меньше — с логикой и совсем не учитывают окружающей нас объективной реальности. Так что стоит рассмотреть вопрос подробно и начать это дело с той самой пресловутой жабы.

История со штрафом является оборотной стороной принципа «бери или плати», обязывавшего заказчика оплачивать закупку даже в случае отказа от физического получения газа. Инфраструктура газопроводов является слишком сложной и дорогой системой, чтобы оперировать ею было можно на манер мелкорозничной торговли картошкой на базаре. Пока прокачка росла, таблица умножения играла в пользу Газпрома. Но когда спрос на газ из-за ряда причин в Европе упал, эта же таблица оказалась ему в минус.

Из-за падения спроса у клиентов, завязанных на украинскую трубу, Газпром оказался вынужден снизить и объем прокачки газа ниже уровня, оговоренного в контракте с Украиной. Что и стало основанием для иска в арбитраж. Почему Стокгольмский?

Потому что в 2009 году в объективность и непредвзятость европейской арбитражной системы, столпами которой являются лондонский и стокгольмский суды, еще было принято верить. К тому же без подобного условия тогда, да и сейчас, крупные контракты не заключаются: международный арбитраж — пока еще норма ведения мирового бизнеса.

В общем, сокращение объемов транзита привело к потере Украиной 4,63 млрд долларов транзитного дохода. Киев сумел доказать в Стокгольме обоснованность цифры. После взаимозачетов разных долгов и встречных обязательств как раз и получилась «чистая» сумма штрафа в 2,56 млрд, за счет процентной пени выросшая до 2,918 млрд долларов.

Именно ее, в конечном счете, Газпром и заплатил. Что важно, не из государственного, а строго из собственного корпоративного бюджета. Причем деньги на это компанией были депонированы еще в 2018 году. То есть выплата считалась неизбежной еще тогда, а вся дальнейшая игра российской стороны велась за качество. В смысле — за получение лучших внешних условий, чем на тот момент существовавшие.

Например, заплати мы тогда сразу, это бы только стимулировало Киев начать искать основания для новых претензий. Ведь один раз же сработало! Тогда как сейчас Киев связан условиями соглашения, а Евросоюз выступает официальным гарантом их соблюдения.

Так что эти деньги в любом случае являются обычными рисками ведения бизнеса, постоянно только выигрывать в котором можно лишь в плохом кино. В реальной жизни — где-то плюс, где-то минус, главное, чтобы итоговый баланс вышел положительным. Вот его и следует рассмотреть внимательно.

У России традиционно существовало три уязвимости. Во-первых, дефицит экспортных логистических мощностей. Откровенно говоря, мы еще с советских времен заметно отставали от роста объемов рыночного спроса. Во-вторых, из-за распада СССР все трубопроводы стали транзитными — то есть находящимися на территории лимитрофов. Причем задача сохранения нормальных рабочих отношений с правительствами транзитных стран стала только нашей проблемой.

В-третьих, в любых спорных вопросах Европа занимала всегда антироссийскую позицию. В том числе, когда это шло явно ей самой во вред.

В этих условиях России требовалось строить обходные газовые ветки при абсолютно любом раскладе в развитии событий вокруг Украины. Это было понятно еще в 2013 году, когда варианты расширения «Северного потока» только оценочно прикидывались.

Из-за самостийности Украины как транзитера она формально имела возможность устанавливать абсолютно любую стоимость прокачки по своей территории. Мы могли лишь тем или иным образом пытаться киевские хотелки усмирять, но все равно получали 28,7 евро за тысячу кубометров от России до Словакии, при стоимости через балтийский газопровод в 20,7 евро. В общем, полная разница цены доставки на каждые 28 млрд кубометров в год составляла порядка 162 млн евро.

Пользуясь фактически монопольным положением, Киев намеревался принудить Газпром подписать новый десятилетний контракт по транзитной ставке в 1,8−3,2 раза (в зависимости от объемов) выше текущей. Что на примерно 90 млрд кубов годового объема приводило к росту дополнительных транспортных издержек на 874 млн евро в год минимум.

Так что без обходного маршрута, даже ценой в 20 млрд долларов, Москва уже не могла обойтись по-любому. С учетом того, сколько мы сейчас будем платить по транзитному договору с Украиной, выигрыш Газпрома составляет не менее 600 млн — 1 млрд долларов в год, даже с учетом расчета цен по хабу NCG.

Бонусом к этому Россия получила гарантию нахождения расценок за украинский транзит в рамках аналогичных ставок по другим «европейским» газопроводам, которых больше семи, в том числе считая «Северный поток». И следить за этим теперь должен не Газпром, а сам европейский регулятор.

Вторым бонусом является официальное закрепление европейского принципа распределение ответственности. Теперь любые претензии по объемам, ценам и прочим деньгам, Киев может предъявлять исключительно собственному сертифицированному оператору — компании ООО «Оператор ГТС Украины», что исключает возможность повторения «стокгольмского варианта» в будущем. Учитывая размеры цифр, это важное достижение.

Что касается объемов якобы пятилетней кабалы, то простой математический расчет показывает, что при нынешнем уровне спроса на газ в ЕС, за минусом Южного и Северного потоков (включая все их ветки со всеми номерами) дефицит транспортных мощностей РФ составляет порядка 30 млрд кубов в год, плюс-минус. Нравится это кому или нет, но пока такова реальность.

Как объективно неизбежна необходимость резервирования 60 млрд кубов на 2020 год из-за сдвига сроков сдачи в строй СП-2. Что его достроят максимум к концу лета 2020 года, сомнений не вызывает.

В переводе на русский это означает, что по собственному желанию Газпром полностью прекращать транзит через Украину и не собирался. Речь шла лишь о заключении следующего контракта на адекватных коммерческих условиях. Плюс, это тоже важно, добившись от Москвы «сохранения транзита через Украину», Евросоюз фактически гарантировал расширение сбыта российского газа со 190 до фактически 230 млрд кубометров в год.

Последнее особенно интересно с учетом перспективы затоваривания европейского рынка, стало быть, и ожидающегося падения цен. В текущей конфигурации обязательств слабым звеном неизбежно окажется СПГ из США. Что не может не радовать, так как у нас резерв по цене такую ситуацию пережить с прибылью вполне позволяет.

Остается последний панический аргумент про якобы сильно дешевый, якобы почти себе в убыток, российский газ для Украины. Мол, Москва в панике пообещала Киеву 25% скидки от текущей цены, что даже с учетом условия цена европейского хаба NCG минус транспортировка даст Украине газ по менее чем 100 долларов за тысячу кубов, то есть дешевле, чем он достается Белоруссии.

Газ Украины

Газ Украины Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако в действительности, в отличие от хотелок некоторых не совсем добросовестных экспертов, дело обстоит сильно иначе.

Во-первых, 25% называлось не от нынешней цены газа от Газпрома, а от тех цен (214−239 долл за тыс. куб. м), которые у Украины выходили в результате виртуального транзита. То есть про все те же 160 долларов, как продавать газ в Европе у «Газпрома» получалось «в среднем по Европе» в текущем году.

К тому же это было только предложение, Киевом проигнорированное. По условиям достигнутого соглашения, цена для Украины теперь формируется на основе котировки хаба NCG без какой-либо скидки за транзит. А там цифры колеблются в коридоре между 147 и 177 долларов за тысячу кубов.

Так что, как ни крути, а дешевле, чем Минску, ну никак не получится. Хотя дешевле, чем выходило раньше, действительно выйдет. Но это же не мы заставляли украинские власти брать российский газ не у нас напрямую, а из принципа через третьи руки в Европе с переплатой.

Иными словами, о каком-либо поражении России или Газпрома говорить тут оснований нет вообще. Тем более в истерично-паническом стиле. Обычный рабочий момент. Как говорится, вышло хуже, чем хотелось бы, но лучше, чем могло бы быть.

Только если раньше Европа вместе с США строительство российских «потоков» стремилась тормозить, то теперь она же начинает их от американских поползновений защищать. Не сказать, чтобы так уже сходу эффективно, однако это все равно уже большой прогресс в разрушении сплоченности коллективного Запада. Что радует, естественно, не всех, включая и некоторых доморощенных «экспертов», вдруг резко ставших и экспертами по «газовому транзиту». Учите матчасть, товарищи, учите матчасть.

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank