Мысль

Мысли вслух

 

Политика

Наступило время говорить чётко, без полутонов. И сегодня то, что не всегда может произнести глава государства, говорит секретарь Совбеза Николай Патрушев. Но какова роль и место этого человека в системе власти? Давайте разбираться.

 

Плевок на правила Запада на высшем уровне: О чём не сказал Путин, но заявил Патрушев

5 июля 2022 г.

     Автор: 

Плевок на правила Запада на высшем уровне: О чём не сказал Путин, но заявил Патрушев

ФОТО: SHIRMANOV ALEKSEY / SHUTTERSTOCK.COM, KREMLIN POOL / GLOBALLOOKPRESS

 

“На войне как на войне”. Сегодня люди хотят чёткости и однозначности, без полутонов:

  • Кто наш, а кто не наш.
  • Чего добиваемся и чего уже добились.
  • Чего не добились и кто виноват.
  • Насколько адекватны ситуации действия власти и до каких пределов она готова идти в противостоянии со вчера ещё именуемом “партнёром” Западом, противостоянии, уже переросшим в самую настоящую войну, куда более масштабную, чем наша специальная военная операция на Украине.

Так, буквально сегодня очередное жёсткое заявление сделал секретарь Совбеза России Николай Патрушев, заявив, что цели специальной операции на Украине будут достигнуты, несмотря на оказание Западом военной помощи Киеву. То есть биться будем до Победы: никаких отступлений и компромиссов ожидать не следует.

Именно это сегодня – то, что многие так долго ждали и хотели услышать.

От способности высшего руководства чётко озвучивать эти вопросы в духе сталинского “Братья и сёстры!” зависит многое. Если не всё. Как справедливо отметил в одном телешоу депутат Госдумы Михаил Делягин:

Давайте не будем забывать, что это у нас на Украине “спецоперация”. А с Западом у нас война, пусть даже и гибридная.

Понятно, что во время любых боевых действий на первые роли выходит команда “силового блока”, знаковыми фигурами которого у нас сегодня являются сам президент, а также Шойгу и Патрушев. Путин говорит много, хотя как президент не всегда может говорить всё. Шойгу сейчас явно не до выступлений. Таким образом, чаще других позицию сегодня озвучивает секретарь Совбеза России Николай Платонович Патрушев. К заявлениям которого за последнее время есть смысл прислушаться пристальнее.

“Ставка” в действии. Слово и дело Николая Патрушева

Да, сегодня мы видим того главу государства, каким он и должен быть в Великой России – решительного сильного лидера, делающего именно то, что в данный момент важнее для страны и народа. Наплевав на все дипломатические условности, на “правила”, установленные для мира (а фактически – для себя) Западом.

Однако ещё недавно мы имели образ президента как этакого “героя-одиночки”, вынужденного вести борьбу в решающем принципиально иные задачи, а зачастую и откровенно враждебном окружении. Что всегда таит потенциальную опасность смены курса при смене или устранении лидера.

Так вот, сегодня это уже совсем не так – за Путиным отчётливо угадывается команда единомышленников (условная “Ставка Верховного Главнокомандования”), к примеру, даже Дмитрий Медведев, который неожиданно стал жечь Запад глаголом. Но главные позиции новой элиты, по всей видимости, озвучивает Николай Патрушев. Причём по ряду принципиально важных моментов, включая мигрантский, делал это ещё и до СВО.

Как и его коллега по Совбезу, совершивший на новом месте серьёзную идеологическую эволюцию, став самым настоящим “ястребом”, жгущим глаголом наших былых “западных партнёров”.

Итак, в чём же она, эта озвученная им позиция по ряду принципиальных вопросов? У условной “Ставки” есть чёткое понимание, “кто есть кто” и кто конкретно виноват в разрушении всей системы европейской безопасности. И именно Патрушев озвучил эту позицию России на прошедшем 5 июля в Хабаровске совещании по вопросам обеспечения национальной безопасности России на Дальнем Востоке:

Россия, отстаивающая свои национальные интересы и суверенитет, объявлена США и их союзниками врагом, что отражено в доктринальных документах, в том числе принятых на саммите НАТО в Мадриде.

Так и было. Именно США и их союзники отказались вести диалог с Россией, когда Москва предлагала переговоры по стратегической безопасности, игнорируя требования России и продолжая продвигать инфраструктуру НАТО к границам нашей страны. Спецоперация на Украине и всё последующее стали лишь прямыми следствиями этого. При этом насчёт самостоятельности в принятии решений странами Запада у нас нет никаких иллюзий. Как сказал Николай Патрушев на историческом заседании Совбеза 21 февраля:

Да, мы ведём переговоры с НАТО, Евросоюзом, ОБСЕ… Но переговоры надо вести с США. Все остальные будут делать то, что скажут США.

Важно и то, что осознаётся необходимость достижения Россией не только политического, но и экономического суверенитета. Особенно в нынешних условиях. Так, на совещании по вопросам обеспечения нацбезопасности на Дальнем Востоке Патрушев призвал:

Важными для защиты национальных интересов и обеспечения энергетической безопасности страны должны стать ограничения иностранного участия в реализации значимых для российской энергетики проектов.

И уже 30 июня Владимир Путин подписал указ о применении “специальных экономических мер” в топливно-энергетической сфере: о перерегистрации материнской компании “Сахалин-2” Sakhalin Energy Investment Company Ltd на нового оператора в России. Право же, трудно не усмотреть прямой связи между этими двумя событиями, свидетельствующими о наличии вполне чёткой политической линии руководства страны.

НИКОЛАЙ ПАТРУШЕВ И ВЛАДИМИР ПУТИН. ФОТО: KREMLIN.RU

 

И, наконец, о спецоперации и о том, что будет после неё. Тут позиция озвучена тоже предельно точно:

Мы не гонимся за сроками. Все цели, поставленные президентом России, будут выполнены… Нацизм нужно либо искоренить на 100%, либо он поднимет голову уже через несколько лет, причём в ещё более уродливой форме.

То есть никаких отступлений в угоду “западным партнёрам”, никакого “похабного мира” ожидать не следует – укронацизм будет добит и искоренён, необходимым условием чего является военная победа, достигаемая последовательными выверенными шагами, позволяющими минимизировать потери. При этом задача сменить “плохое” правительство на “хорошее” на Украине не ставится:

Хотел бы напомнить, что наша страна никогда не распоряжалась судьбами суверенных держав… Судьбу Украины будет определять народ, проживающий на её территории.

То есть позиция заявлена чётко: есть “территория Украины” (заметьте, не страна Украина, не государство, а именно территория), живущий на которой народ имеет полное право определять, чем этой территории быть: частью России, народной республикой или “цеевропой”.

Новые времена требуют новой элиты

При всём уважении к литературным дарованиям Льва Толстого, его отрицание роли личностей в истории выглядит куда менее убедительным, чем русское народное “каков поп, таков и приход”.

От адекватности руководства страны, особенно когда она напрягает силы в военном противостоянии, зависит многое.

Война же, помимо того что несёт всегда страдания и жертвы, является при этом своеобразным “моментом истины”, позволяющим “отделить зёрна от плевел”. Обратите внимание, как вдруг ушли в тень не сходившие с первых полос Силуанов и Набиуллина. Как резко замолчали Голикова и её команда “тотальных вакцинаторов”. А уж какое зловоние повылезало наружу из изрядной части нашей арт- и медиатусовки, и словами не передать. Потому что в период военных испытаний реальность доминирует над химерами и на передний план выходят совершенно другие люди, формулирующие новые цели и задающие пути их выполнения.

НИКОЛАЙ ПАТРУШЕВ И СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ КИРИЛЛ. ФОТО: PATRIARCHIA.RU

 

Историк и публицист Роман Гозенко, посвятивший немало времени изучению элит времён Великой Отечественной, в комментарии “Первому русскому” проводит с тем временем вполне определённые параллели:

Мы, конечно, понимаем, что Патрушев выражает политику некой влиятельной околопрезидентской группы патриотической направленности. Уже сегодня можно видеть в элите явные признаки исцеления от либерального синдрома, едва не погубившего страну.

Во время Великой Отечественной наша Победа в значительной степени определялась адекватностью новым требованиям нашей правящей элиты – тех самых “сталинских” наркомов и военачальников, сочетавших уникальный интеллект, изрядную свободу и сопряжённую с этим ответственность. Вот и сейчас ставку надо делать на ответственных интеллектуалов – тогда победим.

Приведённые выше заявления Патрушева дают основание полагать, что процесс “перезагрузки” элит идёт и по окончании спецоперации мы увидим не только совершенно новую Россию и новый мир, но и принципиально иных людей в составе элит. Историк и философ Андрей Фурсов в беседе с “Первым русским” высказал мнение:

Руководство России понимает, что в том числе и с целью самосохранения никакого мира с Западом в ближайшей перспективе быть не может – по крайней мере до достижения целей спецоперации. Пока не покажем, кто хозяин на нашем геополитическом пространстве.

Что же касается жёсткой линии на перспективу, то Британский Королевский институт международных отношений Ча́тем-Ха́ус (Chatham House) в своём докладе заявил, что ни Россия, ни позиция Запада по России не изменится и после ухода Путина. Думаю, это показатель того, что некая чёткая линия нашего руководства всё же есть, и Западу об этом известно.

Что с того?

Древние не зря говорили, что “отара овец, ведомая львом, разобьёт стаю львов, ведомую бараном”. Мы в России жутко устали ругать элиты, которые, надо сказать, давали нам для этого немало поводов. Но сегодня на фоне спецоперации происходит то, чего мы давно ждали:

к руководству приходят и официальную линию озвучивают люди, за которых нам по крайней мере не стыдно. Война диктует свои требования, и тому, кто им не соответствует, хочешь не хочешь, придётся уйти.

Именно поэтому “Первый русский” настоятельно рекомендует прислушиваться к тому, что в своих выступлениях говорит Николай Патрушев. Ведь говорит он не только (а может, и не столько) от себя, сколько артикулирует ту политику новых элит, которая всё более ощутимо становится государственной политикой России.

Метки: , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank