Интересные факты

Интересные факты

Знаете ли Вы

Справка

Картинки по запросу шапошников евгений иванович

Шапошниов Евгений Иванович — советский и российский военачальник, маршал авиации (1991), последний министр обороны СССР (август 1991-февраль 1992). Единственный ныне живущий маршал авиации. Последний в истории СССР, кому присвоено воинское звание «маршал». Заслуженный военный лётчик российской авиации (1992). Советник Генерального директора «ОКБ Сухого»  (2003). Президент Партнерства «Безопасность полетов» (2006). 

Прошло ровно 15 лет, как в декабре 1991 г. Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич собрались в Беловежской Пуще, чтобы покончить с Советским Союзом. Это решение было принято вопреки высказанной на референдуме воле народа (более 73% населения проголосовали за сохранение СССР). Оставались еще единые Вооруженные Силы, которые могли бы этому противостоять. Однако последний министр обороны Советского Союза маршал авиации Евгений Шапошников был одним из тех, кто обеспечил успех Беловежского сговора.

 

26 августа 1991 года состоялось одно знаковое событие. В последний раз военному деятелю было присвоено звание маршал Советского Союза. Это звание было присвоено главнокомандующему ВВС Евгению Ивановичу Шапошникову.

Казалось что тут странного? Да все дело в том, что он получил погоны именно за помощь в уничтожении СССР.

Ему, Евгению Шапошникову, в 1991 году не было и пятидесяти лет — он родился в феврале 1942 года. Отец, простой рабочий, сержант Красной Армии, погиб в апреле 1945 года в Восточной Пруссии.

Кем же был сын героя войны?

Сын в 1963 году окончил Харьковское высшее военноавиационное училище лётчиков имени С. И. Грицевца и в том же году вступил в ряды КПСС. Затем — обычная «лестница»: лётчик, старший лётчик, командир звена, замкомэск и…

И вот тут в его биографии получилась нестандартная «загогулина» — из заместителей командиров эскадрильи Шапошников становится сразу заместителем командира полка, но — не по лётной, а по политической части.

8 интересных фактов про Евгения Шапошникова

Вообще-то такое в те годы происходило чаще всего не с убеждёнными коммунистами, а с убеждёнными карьеристами. И политическая «загогулина» удалась, превратившись в зигзаг удачи, — через два года Шапошников стал уже командиром полка, а потом «попёрло» — в начальном «горбачёвском» 1985 году, в сорок три года, он назначается командующим ВВС Одесского военного округа и в июле 1990 года — главнокомандующим ВВС и заместителем министра обороны СССР.

Его характеристика –полная беспринципность, полное забвение присяги и несомненное желание любой ценой удержаться на поверхности.

Министром обороны СССР Шапошникова назначили 23 августа 1991 года, и в тот же день он публично заявил о своём выходе из КПСС, поскольку армия-де должна находиться вне политических движений. Собственно министром обороны он пробыл всего несколько месяцев – до декабря. Его карьера в это время – череда странных ситуаций. К примеру, он безропотно согласился отдать пост министра вместе с министерством, Вооруженными Силами и вообще всем государством под названием СССР взамен на эфемерную должность главкома Объединенных Вооруженных Сил СНГ. У этих ОВС был даже целый штаб на Ленинградском проспекте. Не было только объединенных сил, потому что все независимые государства быстренько стали строить свои армии, да и вооруженных конфликтов на просторах СНГ хватало. Так что маршалу оставалось только улыбаться, делать бодрые заявления о том, что все будет в порядке. Да с тоской наблюдать, как вместо строительства действительно объединенных ВС СНГ приходится заниматься их похоронами.

Этот ренегат с маршальскими погонами, похоже, включал в состав народа Горбачёва и горбачёвцев, Ельцина и ельциноидов, а также плодящихся, как мухи на помойке, «кооператоров», приватизаторов, основателей различных ООО и АО «МММ», свихнувшихся от вседозволенности «интеллигентов» и разного рода националистов и сепаратистов.

8 ноября 1991 года Президиум Верховного Совета России обсуждал вопрос о введении чрезвычайного положения в Чечне, Шапошников высказался против и заявил: «Бомбить не будем».

Факт тоже любопытный. Особенно с учётом того, что, по некоторым данным, Шапошников в апреле 1992 года хлопотал о передаче Дудаеву оружия и военного имущества «по остаточной стоимости».

Николай Зенькович пишет, что Шапошников был «самым улыбчивым советским (точнее всё же — антисоветским..) министром обороны», что он любил светские рауты и охотно давал интервью, особенно — молодым и красивым журналисткам.

30 декабря 1991 года Шапошников перестал быть министром обороны СССР по причине незаконной ликвидации СССР и пересел в эфемерное кресло «главнокомандующего» «Вооружёнными силами СНГ», не препятствуя разгрому Советской Армии и растаскиванию её по «национальным» «амбарам». Потом он болтался то в ельцинских, то в путинских «властных структурах» — вариант для горбачёвской «элиты» вполне обычный.

Ведь «маршал» Шапошников был ответственным членом последнего состава Советского правительства и был обязан хотя бы осенью 1991 года исполнить свой конституционный долг и от имени Советского правительства поднять вверенные ему войска на защиту гибнущего конституционного строя. Не поднял.

Убиваемый с 22 августа 1991 года Советский Союз всё ещё не осознавал, что его убивают, но его убивали — ещё до 22 августа. Так, 23 июля 1991 года Горбачёв согласовал с руководителями 9 союзных республик проект нового, развального, «Союзного договора», подписание которого было назначено на 20 августа 1991 года.

По существу, у маршала был всего один “звездный час” – 19 августа 1991 г. В 6 утра по телевидению было объявлено о введении чрезвычайного положения и формировании ГКЧП. Шапошников, прибывший утром на службу, позвонил командующему ВДВ Павлу Грачеву. Они обменялись мнениями. И договорились о совместных действиях.

Картинки по запросу грачев шапошников

Павел Грачев и Евгений Шапошников сыграли важную роль в победе Бориса Ельцина

Е. Шапошников так описывал свои впечатления от ГКЧП:

«Я понял, что дорога, которую пытается навязать ГКЧП, не моя дорога. И когда заместитель министра обороны Владислав Ачалов потребовал, чтобы моя военно-транспортная авиация доставила на аэродромы Подмосковья и других регионов воздушно-десантные части, мы с главкомом ВДВ Павлом Грачевым начали всячески «тянуть резину».

Я, например, сослался на нелетную погоду, грозы на маршрутах… И сказал Грачеву: «Надо подождать. А там, глядишь, погода (в это слово я вложил не только метеорологический смысл) улучшится…» Когда мне позвонил помощник Ельцина, я попросил передать Борису Николаевичу, что Военно-Воздушные силы против народа не пойдут».

Как бы там ни было, Шапошников и Грачев, созвонившись утром 19 августа, уже знали, что Горбачев не поддержал введения режима ЧП. В принципе это могло стать известно еще 18 августа, когда вернулись из Фороса переговорщики от ГКЧП (Болдин, Варенников и другие). Короче говоря, утром 19 августа главком ВВС имел возможность определиться. И он определился. Вот свидетельство Грачева:

“Язов мне приказал перебросить два полка Болградской дивизии в Москву, поэтому, сославшись на его приказ, я прибыл в штаб. Тут и позвонил Шапошников: “Как настроение?”. Отвечаю: “Мы, ВДВ, никуда ввязываться не будем” – и предложил Шапошникову взаимодействовать вместе. Мы приняли решение посадить Болградские полки на два аэродрома: Чкаловский и Кубинку, причем батальоны разных полков вперемешку. Чтобы труднее было собрать” (Д. Язов, “Удары судьбы”).

Обратите внимание – последний маршал СССР прямо признается в саботаже приказов командования.

Картинки по запросу борис ельцин 1991

Борис Ельцин получил устное заверение Е. Шапошникова, о том что войска ВВС не поддержат ГКЧП

Но это еще не все. Так в момент ельцинского путча Шапошников — как сообщает автор биографических словарей Николай Зенькович — заявлял, что Глава ВВС Е. Шапошников намеревался бомбить Кремль, чтобы уничтожить ГКЧП.

Зенькович писал:

«Звезда маршала Евгения Шапошникова резко рва­нулась вверх в роковые августовские дни 1991 года, когда он, по его словам, пригрозил путчистам раз­бомбить Кремль, если они посмеют штурмовать Бе­лый дом.

В 1993 году, когда Шапошникова президент назначил секретарем Совета безопасности, многие га­дали: неужели поднялась бы рука, неужели шевель­нулся бы язык отдать приказ об уничтожении русской святыни?»

Факт занятный…

Виктор Баранец, служивший в Генеральном штабе, так писал:

  • « 20 августа ситуация в Москве резко изменилась в пользу противников ГКЧП. Из Главного штаба Военно-Воздушных Сил к нам на Арбат поступает по «спецканалам» информация, что Шапошников затева­ет какой-то спектакль с демонстративным выходом из партии. Было странно, что «прозрение» будто специ­ально приурочено к августовским событиям.
  • Очевид­но, не волновали главкома в тот день более важные проблемы… Вскоре на совещании в главном штабе ВВС он объявил, что решил собрать Военный совет ВВС и заявить о выходе из партии. Из дальних и ближ­них гарнизонов съезжаются на Пироговку летные вое­начальники. Многие недоумевают: если Главком ре­шил выйти из партии, то надо ли это делать публично?
  • Ведь партийные дела на Военном совете не решаются. Напиши заявление в первичку— и будь свободен. Но Евгений Иванович собирался даже выступить с боль­шой программной речью. У меня тогда создалось впечатление, что ему было очень важно с большой помпой провести «отречение»…

По словам Виктора Баранца, впоследствии напи­савшего две книги о развале армии, у Евгения Ивано­вича была давняя и стойкая нелюбовь к партийно- политическим органам. Шапошникова все чаще, как говорится, начинали дергать за партбилет. В его главкомат все чаще наведывались инспектора вышестоя­щих парткомиссий и органов народного контроля.

Но материал в полном объеме собрать не успели. Поме­шал ГКЧП. Когда «путч» провалился, появилась воз­можность с наслаждением оттянуться на обидчиках.»

Далее Шапошников все описал так:

«Кто-то из моих недоброжелателей распустил слухи, что я арестован за содействие Ельцину. После обеда 20 августа меня вызвал к себе Язов. Когда мы остались с ним наедине, он сел напротив и спросил:

 «Так что ты думаешь делать?» «Заканчивать это дело надо, товарищ министр обороны», — ответил ему. «Как заканчивать?» — «Достойно для авторитета Вооруженных сил. Отменить повышенную боевую готовность, вывести войска из Москвы, отменить чрезвычайное положение. Власть передать Верховному Совету СССР».

 «А что делать с ГКЧП?»

«Послать на… — не выдержал я. — Разогнать. Объявить вне закона. Да мало ли что!» «Ты прав, — говорит. — Но уходить от них я не могу. Дал слово. Только вот на кровь не пойду».

На следующий день в моем присутствии Язов разговаривал по телефону с Бакатиным (член Совета Безопасности при президенте СССР. .). «Да какой штурм, что за чепуха! — возмутился маршал. — Никакого штурма Белого дома не будет!»

Вскоре поползли слухи, что штурмовать Белый дом собирается КГБ силами своего спецподразделения «Альфа». На всякий случай я приказал подготовить звено самолетов, которое в случае чего прошло бы на бреющем над площадью перед Белым домом и шумом двигателей отрезвило горячие головы.

После встречи с Язовым я отменил повышенную боевую готовность в авиации, переговорил по телефону с каждым командующим ВВС в округах, разъяснил им «роль» партии, не удосужившейся даже собрать какой-нибудь пленум, который обсудил бы создавшуюся ситуацию, и сказал народу, что делать, и выступил за департизацию армии.

Ведь незадолго до этих событий была отменена 6-я статья Конституции СССР о руководящей роли КПСС в обществе. Представляете, что было бы, если бы в армию теперь поперли и коммунисты, и демократы, и представители других новых партий? Что это была бы за армия?

Но коллегия министерства обороны меня не поддержала.”

Шапошников описывал момент своего выхода из КПСС:

После возвращения Михаила Горбачева из Фороса к нему поехал исполняющий обязанности министра обороны начальник Генштаба генерал армии Моисеев. Я собрал у себя в кабинете военный совет ВВС и заявил, что выхожу из партии. «Вот, — говорю, — мое заявление в первичную организацию».

 «В это время позвонил Моисеев, сообщил, что меня вызывает к себе Горбачев, и спросил: «Это правда, что ты вышел из партии?»

«Правда», — ответил. «Ох и напрасно! В общем, приезжай».

А в зале меня ждали офицеры Главного управления ВВС. Поднимаюсь к ним и говорю: «Товарищи офицеры, хотел поговорить с вами по душам. Но нет времени. Короче, сообщаю вам, что выхожу из партии. Сейчас меня вызывает Горбачев. Зачем — не знаю. Но если по этому поводу, имейте в виду: авиация заднего хода не знает!» В жизни таких аплодисментов не слышал.»

У Горбачева в кабинете сидела вся новоогаревская команда: и белорусский лидер Шушкевич, и Ельцин, и Средняя Азия вся… «Доложите, чем вы три дня занимались», — строго спросил Горбачев. «Тебя было бы интересно послушать», — подумал я. Но — доложил. «Тут есть мнение назначить вас министром обороны», — продолжил Михаил Сергеевич.

«Как-то неожиданно, — говорю. — И потом, я летчик, такого не помню, чтобы летчики становились министрами обороны…» «Ничего, вы такую же Академию Генштаба заканчивали, как и общевойсковые командиры. Есть другие мнения? Несите указ», — сказал Горбачев своему помощнику Григорию Ревенко. Тот принес указ.

Тут я и сообщил: «Михаил Сергеевич, я еще не все сказал. Час назад я вышел из партии…»

«Это не самая страшная беда», — внимательно посмотрел на меня президент (он же Генеральный секретарь ЦК КПСС!). И попросил исполняющего обязанности министра обороны Моисеева все дела передать мне.

Картинки по запросу шапошников евгений

Далее Шапошников пишет о развале СССР, когда Горбачев рассматривал ввод…военного положения зимой 1991 г.:

«Ведь то, что теперь предлагал Горбачев, могло привести к настоящей трагедии с более серьезными последствиями, чем те, которые вытекали из Беловежского соглашения. Решительный Ельцин организовал бы сопротивление, были бы горы трупов, сползание в гражданскую войну.

После этого эпизода один человек из окружения Горбачева передал мне мнение Михаила Сергеевича о министре обороны: очень неплохой человек, но слишком интеллигентный для этой должности.

После распада Союза Ельцин предлагал мне стать министром обороны России. Но я верил в идею СНГ и остался главнокомандующим объединенными вооруженными силами».

После “путча”

Шапошников признал Беловежское соглашение о прекращении существования СССР сразу же после его подписания 8 декабря 1991. Существует точка зрения, согласно которой огромное значение имела поддержка Ельцина министром обороны СССР Шапошниковым. И что именно это обеспечило успех Беловежского сговора.

Более того, это убедило и американцев, что Ельцин победит. В США внимательно следили за новым министром обороны СССР и быстро сделали вывод: он вовсе не из команды Горбачева, а из команды Ельцина.

В течение декабря процесс распада СССР приобрел лавинообразный характер. Пожалуй, Шапошникову постепенно становилось ясно, что президенты союзных республик не остановятся на создании одних лишь “национальных гвардий”. 19 декабря Ельцин объявил о прекращении деятельности союзного МИД. А 21 декабря в Алма-Ате главы 11 республик подписали Декларацию в поддержку Беловежского соглашения: “С образованием Содружества Независимых Государств Союз Советских Социалистических Республик прекращает свое существование”.

21 декабря 1991 одновременно с присоединением к Содружеству независимых государств 8 республик (всех, кроме Грузии и ранее покинувших СССР республик Прибалтики) был подписан протокол о возложении на Шапошникова командования Вооружёнными Силами СССР «до их реформирования».

25 декабря Горбачев подписал указ о сложении с себя полномочий президента СССР, а также Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами и передал право на применение ядерного оружия Ельцину. Затем он выступил по телевидению с прощальным словом к согражданам. После этого государственный флаг СССР над Кремлем навсегда был спущен и его место занял триколор России.

Картинки по запросу борис ельцин 1991 беловежские

Маршал Е. Шапошников признал Беловежские соглашения, он отвечал за роспуск союзной армии

14 февраля 1992 главы 9 государств СНГ назначили Шапошникова Главнокомандующим Объединенными Вооруженными Силами (ОВС) СНГ20 марта того же года на базе Министерства обороны СССР создано Главное командование (Главкомат) ОВС СНГ.

В мае 1992 г. в Ташкенте был подписан Договор о разделе ВС (и их вооружения) бывшего Советского Союза. Первыми свою долю получили Украина и Белоруссия – 57 дивизий. Узбекистан получил все войска, находившиеся на его территории, а Казахстан – большую часть. В Киргизии остались только российские пограничники, а в Туркмении было создано совместное российско-туркменское командование.

К лету 1993 г. процесс распада ОВС СНГ зашел уже так далеко, что его фиктивность стала слишком очевидной. 15 июня 1993 г. в Москве состоялось заседание Совета министров обороны стран СНГ. Было решено упразднить должность главнокомандующего ОВС СНГ. Создавалась новая должность – начальник Штаба по координации военного сотрудничества государств Содружества. На нее был назначен генерал-полковник Виктор Самсонов, начальник штаба ОВС. А маршал авиации Евгений Шапошников вновь потерял свое войско

Шапошников пробыл на посту Главкома ОВС СНГ до 24 сентября 1993 года, когда по решению Совета глав государств СНГ пост Главнокомандующего был ликвидирован.

Картинки по запросу маршал евгений шапошников колин пауэлл

И в Брюсселе все начиналось с улыбок (председатель Комитета начальников штабов ВС США Колин Пауэл и главком Евгений Шапошников, апрель 1992 г.). Фото НАТО

В 1993 г. создатель Совета безопасности РФ Юрий Скоков был отправлен президентом Борисом Ельциным в отставку. Как утверждают, за отказ визировать указ “Об особом порядке управления страной”. Кресло освободилось, и Ельцин вспомнил о Шапошникове. Однако злой рок преследовал нашего героя. Он пробыл на посту секретаря Совета безопасности РФ – страшно сказать – с июня по сентябрь! А заявление об отставке положил на стол Ельцину уже в июле,

Картинки по запросу маршал евгений шапошников  горбачев

Нурсултан Назарбаев, Борис Ельцин и Евгений Шапошников

С января 1994 года по август 1996 года Шапошников был представителем Президента России в государственной компании по экспорту и импорту вооружений и военной техники «Росвооружение». Интересно отметить, что в этом же году маршал предпринял попытку вернуться в политику: его избрали заместителем председателя (у Александра Яковлева) Единого движения социал-демократии. Увы, это “движение” ничего серьезного не свершило, так что “политический” шаг экс-министра оказался бесполезным.

С октября 1995 года по март 1997 года работал генеральным директором авиакомпании “Аэрофлот-российские международные авиалинии”. Увы, лавров и тут он не стяжал. Разгоревшийся после его гендиректорства грандиозный скандал довел до суда двух заместителей и главного бухгалтера компании по обвинению в мошенничестве и невозвращении денежных средств в иностранной валюте из-за границы. Маршал проходил по делу как свидетель, оправдываясь тем, что деньгами в компании не распоряжался, хотя по должности имел на это право. Похоже, что он в “Аэрофлоте” был если и не “свадебным генералом”, то уж точно “свадебным маршалом”.

Картинки по запросу 1997 год аэрофлот

Шапошников руководил крупным концерном “Аэрофлот”

С марта 1997 года по март 2004 года Шапошников был помощником Президента России по вопросам развития космоса и авиации.

8 интересных фактов про Евгения Шапошникова

Маршал Шапошников (справа от Путина)

С 2003 года — советник Генерального директора “ОКБ Сухого”. 

Картинки по запросу шапошников евгений

Последний маршал СССР по сей день “поглощен” идеями развития авиаотрасли

В 2006 году избран Президентом Партнерства «Безопасность полетов».

P.S. от Ярослава Ястребова.

…Ему не повезло не только с карьерой. Не часто представители военной касты вспоминают его добром. И до сих пор у многих вызывает такое же раздражение, как и в начале 1990-х годов, его улыбка. Она словно превратилась в зримый символ того пира во время чумы, который шел в то время на просторах России и СНГ.

Был ли он толковым военным? Надо полагать, иначе вряд ли бы поднялся до поста главкома ВВС. Был ли он толковым и принципиальным государственным деятелем? Трудно сказать. С одной стороны, его уход с поста секретаря Совета безопасности РФ накануне вспышки гражданской войны осени 1993 г. может свидетельствовать в его пользу. Но, вероятнее всего, он просто не чувствовал в себе политической воли к борьбе и просто отошел в сторону подобру-поздорову. На анекдот походит карьера маршала авиации Шапошникова в последние годы службы. Он возглавил Министерство обороны сверхдержавы в надежде спасти единые вооруженные силы, но стал одним из могильщиков СССР, прослужив министром всего четыре месяца. Он возглавил ОВС СНГ, стремясь реализовать все те же планы, а сыграл роль сиделки при умирающем больном.

Однако будем справедливы к маршалу Шапошникову. Если СНГ – это удобная “форма развода” республик, то Главное командование ОВС СНГ явилось необходимым механизмом координации раздела Вооруженных Сил СССР. Этот процесс и так слишком цивилизованным не назовешь, но без ОВС и их главного командования вообще бы воцарился хаос. И, возможно, именно Шапошников с его показным оптимизмом и вечной улыбкой был нужен на посту главкома ОВС СНГ.

А после утраты поста главкома ОВС маршал Шапошников и вовсе утратил высоту полета. Прослужить всего три месяца в должности секретаря СБ РФ – не самая лучшая карьера. … Скорее всего, после краха ВС СССР и ОВС СНГ он просто сломался. Кому по силам пережить катастрофы, крушение всех надежд, осознание собственной сопричастности к произошедшей разрухе? По сути дела, столь нелюбимый многими маршал Шапошников – фигура трагическая. В полном смысле слова.

Статья написана на базе материалов, опубликованных в Википедии , статей«Последний маршал СССР, получивший звание в благодарность за измену» и «Маршал, который много улыбался».

Метки: , , , , ,

Комментарии закрыты.

наверх Счетчик PR-CY.Rank