Экономика

Экономика

Дураки говорят, что они учатся на собственном опыте, я предпочитаю учиться на опыте других

Отто фон Бисмарк

 

Вот что хорошо научилась делать Россия, так постоянно наступать на одни и те же грабли. Казалось бы давно пора наесться грабительской прихватизацией по лекалам Чубайсовского большого хапка. Но жизнь ничему не учит. и вот уже вновь закопошились либеральные дауншифтеры и во главе желающих погреть свои шаловливые ручонки выступает ФАС. Не наелись, не наворовались, не всё умудрились угробить, есть ещё, что рассовать по своим бездонным карманам и на чём поживиться нашему олигархату...

ФАС традиционно выступает против чрезмерного государственного присутствия в экономике. Однако по оценке самого ведомства, госкорпорации отвечают всего за 7−10% российской экономики. Напомним, это «Росатом», «Ростех», Роснано, Внешэкономбанк, Агентство по страхованию вкладов и Фонд содействия развитию ЖКХ.

Даже если их эффективность в результате акционирования и повысится, влияние этого фактора на экономику в целом будет ничтожно. А вот потерять контроль государства над стратегическими компаниями, отвечающих за ядерную энергетику, космос, производство вооружений, устойчивость банковской системы страны можно элементарно.

 

Приватизация а-ля Чубайс-2: Олигархи поделят между собой госкорпорации

31 августа 2019 г.

Сергей Аксенов     Автор: Сергей Аксенов

Материал комментируют:

 

Похоже, в России назревает очередная волна приватизации. Именно так следует понимать предложение, высказанное главой Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорем Артемьевым.

На фото: руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

По его словам, необходимо «уничтожить российские госкорпорации, перевести их в другие организационные формы». «Они должны стать простыми акционерными обществами без привилегий, тогда будет конкуренция».

Каким образом смена организационной формы на акционерную стимулирует развитие конкуренции — непонятно. Гораздо очевиднее то, что это позволит растащить госкорпорации на куски, самые лакомые из которых достанутся тем, у кого есть средства на их скупку — олигархам.

ФАС традиционно выступает против чрезмерного государственного присутствия в экономике. Однако по оценке самого ведомства, госкорпорации отвечают всего за 7−10% российской экономики. Напомним, это «Росатом», «Ростех», Роснано, Внешэкономбанк, Агентство по страхованию вкладов и Фонд содействия развитию ЖКХ.

Даже если их эффективность в результате акционирования и повысится, влияние этого фактора на экономику в целом будет ничтожно. А вот потерять контроль государства над стратегическими компаниями, отвечающих за ядерную энергетику, космос, производство вооружений, устойчивость банковской системы страны можно элементарно.

Отметим, что предложения главы ФАС вовсе не досужие рассуждения. Идея уничтожения госкорпораций будет заложена в Национальный план развития конкуренции на 2021−2024 годы, пообещал чиновник, а значит принята к исполнению. Если этому, конечно, никто не помешает.

Внося свое революционное предложение, Артемьев ссылается на опыт Южной Кореи. «Корейское экономическое чудо случилось исключительно благодаря тому, что они разрушили свои монополии. Они провели гигантскую реформу, преобразовали свои чеболи (группы компаний — авт.) в акционерные общества, раздробили их и поддержали малый бизнес», — утверждает глава ФАС.

О том, как ФАС борется с присутствием государства в экономике можно судить по реакции ведомства на предложение Минпромторга установить квоту российских товаров в госзакупках до 50%. ФАС возражает, чтобы хотя бы половина потраченных государством денег шла отечественным производителям. Хотя это мировая практика — поддержка в первую очередь своих.

Интересно, что один из идеологов бесконечно свободного рынка и бескрайней конкуренции — отец приватизации Анатолий Чубайс вовсе не стремится лично трудиться на этом самом свободном рынке, предпочитая возглавлять именно госкорпорацию — «Роснано».

Неудивительно, что эксперты «СП» встретили слова Артемьева в штыки.

По мнению профессора кафедры международных финансов МГИМО Валентина Катасонова, предложение ФАС — это новая волна приватизации а-ля Чубайс.

— Артемьев — это либерал. Он, судя по всему пожизненный «яблочник» (сторонник партии «Яблоко» — авт.). Он выступает за то, чтобы рынок решал все проблемы. Но мы за прошедшие три десятилетия уже нахлебались этого, поняли, что такое рынок.

«СП»: — Если не рынок, то что? Применительно к проблеме госкорпораций…

— Необходимо управление экономикой. Централизованное, плановое, базирующееся на мощном государственном секторе. Планирование должно быть не индикативным — как сегодня министр Орешкин занимается какими-то астрологическими исследованиями. Должен быть четкий план — как закон.

Сегодня международная ситуация обостряется. Понятно уже, что нас хотят уничтожить. Поэтому нам нужна мобилизационная модель экономики. А то, что предлагает Артемьев… Я бы его за такое отправил в отставку.

«СП»: — Но он аргументирует свою позицию — говорит, что форма госкорпорации не эффективна…

— Другое дело, что наши госкорпорации в значительной степени приватизированы. Это модель госкапитализма, при которой их бенефицарами являются не общество, не государство, а очень узкая группа лиц. В случае каждой госкорпорации, своя. Поэтому речь должна идти не о том, чтобы акционировать госкорпорации и передать их в частные руки — это продолжение тех же мантр, которые пел нам господин Чубайс, теперь еще и Артемьев, а чтобы эти госкорпорации сделать по-настоящему го-су-дар-ствен-ными.

Профессор кафедры «Государственно-частное партнерство» Финансового университета при правительстве РФ Александр Баженов также не видит проку в инициативе ФАС.

— Я не понимаю, как от преобразования юридической формы повысится конкуренция.

Те преимущества для своей деятельности, которые госкорпорации получают в силу закона о своем создании, направлены на решение проблем, которые в условиях сегодняшних экономических институтов решить рыночными способами невозможно. В любом законодательстве о развитии конкуренции и ограничении монопольной деятельности всегда присутствует кейс о том, что когда ограничение конкуренции направлено на общественное благо, оно принимается и закон допускает такого рода решения.

Например, лет пять назад в ФАС была дискуссия о том, как сделать конкурентной деятельность водоканалов — разделить водопровод, водокачку, канализацию и т. д. Но в реальности это единый технологический комплекс и его невозможно разделить. От того, что МУП «Водоконал» преобразуют АО «Водоканал» конкуренция не повысится, а скорее наоборот. Непонятно каким образом будет тогда защищено муниципальное имущество, которое окажется в капитале. Так что нынешнее предложение ФАС больше похоже на лозунг.

«СП»: — Да и доля экономики, контролируемая госкорпорациями — менее 10 процентов…

— «Олимпстроя» уже нет. Внешэкономбанк ведет специфическую финансовую деятельность. Куча примеров в международной практики, где такие банки существуют. Коммерческим банком его сделать нельзя. Социально-финансовые организации существуют. У нас есть закон о публично-правовых образованиях, который был создан уже после того, как не удовлетворились госкорпорациями. Один из вариантов — преобразование госкорпораций в эти формы, но этот закон опять же задает общие рамки того, как это надо делать.

В совсем недавней практике, и ФАС это никак не оспаривал, указом президента Путина была создан российский экологический оператор в виде публично-правовой компании. Это, по сути госкорпорация, только вид сбоку. Она сделана по унифицированным лекалам федерального закона о создании таких компаний. То есть этот процесс идет и в этой связи идея ФАС имеет ограниченное отношение к реальным проблемам конкуренции.

«СП»: — Непонятно, с кем будут конкурировать, например, «Росатом» или «Роскосмос»…

— В 1990-е годы указом президента Ельцина было дано право преобразовываться в хозяйственные общества филиалам научно-производственных объединений: конструкторским бюро, опытным заводам, другим организациям. Это было сделано для развития конкуренции. Ну, они разделились, разделили технологические цепочки. И в результате производства сложных видов продукции, которое требует большого объема координации, были утеряны. Так что госкорпорации — это просто специфическая юридическая форма организации сложно-кооперированных видов деятельности.

Это, например, позволяет производить сложные виды продукции в рамках закона о закупках не для государственных и муниципальных целей, а в рамках внутрикорпоративных процедур. Которые, кстати, контролируются с помощью закона, там устанавливаются правила, обеспечивается какая-никакая конкуренция. А если их превратить в обычные независимые акционерные общества, как государство сможет обеспечивать там конкурентность?

Единственное соображение… Может ФАС хочет переделать некоторые неуспешные корпорации и в процессе потерять ошибки? У нас уже присоединили Объединенную авиастроительную корпорацию к «Ростеху» и «Ростех» вроде бы справляется. Может они хотят таким же образом присоединить к «Ростеху» «Роскосмос»? Но от этого «Ростех» не перестанет быть госкорпорацией. Но утверждать такое уверенно я не могу, конечно.

— Артемьев в Петербурге занимался финансами и городским хозяйством, — напомнил главный редактор газеты «Промышленные ведомости», к. т. н. Моисей Гельман.

— Он остается «зашоренным» в вопросах рыночной экономики со времен воровской приватизации, целью которой являлось якобы создание конкурентной среды. Однако конкуренции на рынке быть не может, так как на рынке действует аналог третьего закона Ньютона: предложение равняется спросу.

Согласно этому закону владельцы избыточной, невостребованной, продукции разоряются, а изготовитель новой, более качественной, продукции оказывается монополистом. Доказательств нерентабельности всех госкорпораций чохом Артемьев не привел. Но почему-то не призывает к порядку акционированное «Роснано», которой заправляет его друг (Чубайс — авт.).

На самом деле ФАС должна бороться не с монополистами, а с их попытками злоупотреблять своим монопольным положением на рынке, чего Артемьев в силу своей «наследственной зашоренности» понять не может. Для этого вполне хватит надзора прокуратуры. Поэтому ФАС — орган не только бесполезный, но и вредный, который «борется» с монополистами выборочно.

Ведь в той же реформированной Чубайсом электроэнергетике годовые поборы с потребителей электроэнергии в виде прибыли достигли, по моим оценкам, ее себестоимости. Причем себестоимость сама по себе существенно завышена, а ценообразование грубо противоречит антимонопольному законодательству. Замечу, что тарифы на продукцию и услуги естественных монополистов находятся в ведении ФАС, а конкуренция между генерирующими компаниями — обман. Но Артемьева это почему-то не беспокоит.

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank