Наука и техника

Наука и техника

Экономика

Электроника, которая выпускалась в нашей стране в свое время, полностью удовлетворяла потребности национального самолетостроения. Насыщались все типы самолетов — «Туполевы», «Ильюшины» и прочие. До 1990 года у нас было 15 тысяч летательных аппаратов, и все они были оснащены отечественной электроникой. У нас были заводы, инженеры, рабочие. Но за последние десятилетия все это разогнали, уничтожили и растворили в общей массе пустой болтовни.

Но Минпромторг палец о палец не ударил, чтобы за 30 лет сохранить хотя бы остатки производства электроники. Они полностью перешли на, казалось, легкий путь импорта и рассчитывали, что «Запад нам поможет». Сейчас мы видим результаты этой несостоятельной политики — Запад от нас отворачивается и срывает нам национальные программы самолетостроения.

«... Взяли и по соображениям недобросовестной конкуренции прекратили поставку ... Ну что это такое? Это просто хамство на мировом рынке с нарушением всех общепризнанных принципов и правил».
Владимир Путин

 

Российскую авиацию Запад оставляет без электроники

30 сентября 2020 г.

     Автор: Анна Седова

Материал комментируют: 

 

Из-за отказа иностранных фирм поставлять комплектующие под угрозой оказался не только МС-21, но и остальные гражданские самолеты.

На фото: среднемагистральный самолет МС-21 (Фото: UAC/via Globallookpress.com)

Иностранные компании начали отказываться от поставок готовых систем для российских гражданских самолетов даже по действующим контрактам. Об этом 30 сентября сообщил на форуме «Микроэлектроника-2020» директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Василий Шпак.

«Наши иностранные партнеры, которые поставляют готовые системы для наших самолётов, кто-то гласно, кто-то негласно проинформировали наших авиастроителей, что ни по действующим контрактам, ни по новым контрактам взаимоотношений с нашими авиастроителями продолжать не будут. По факту без объявления санкций они сказали о том, что системы больше поставлять не будут. Таким образом пытаются просто остановить наше гражданское авиастроение», —

рассказал чиновник.

Василий Шпак не уточнил, какие именно системы и самолеты затронули новые ограничения, но добавил, что дальнейшие ограничения могут коснуться микроэлектроники.

Проблемы в российской гражданской авиации из-за срыва поставок западных комплектующих начались уже несколько лет назад. Самой заметной «жертвой» этого процесса стал среднемагистральный самолет МС-21, который из-за санкций США лишился импортных композиционных материалов для усиленного крыла самолета. Говоря об этом, Владимир Путин назвал такие действия иностранных государств «хамством».

Впоследствии новым поставщиком компонентов был выбран завод «Росатома» в ОЭЗ «Алабуга». Однако сроки старта серийного производства МС-21 были в очередной раз отложены примерно на год. По последним официальным данным выпуск ожидается только в конце 2021 года.

Теперь же у проекта могут возникнуть новые проблемы из-за отсутствия готовых систем и электроники, причем насколько серьезные, пока неизвестно, так как «Ростех» не прокомментировал информацию.

Глава департамента Минпромторга заявил, что России «нужно обеспечить себе полную независимость в сфере микроэлектроники, и если не сделать этого сейчас, то «через 10−15 лет будет поздно». Правда, если учесть, что курс на импортозамещение, в том числе и в авиации, был принят еще шесть лет назад, непонятно, почему об этом заговорили только теперь.

По словам чиновника, идет активная работа «по сокращению числа иностранных компонентов в электронике вооружений и космических систем». В космических аппаратах на сегодняшний день уже более 80% электронной компонентной базы, в оборонной сфере — более 60%. Как обстоят дела в гражданской авиации, Шпак не уточнил.

Заслуженный пилот СССР, бывший заместитель министра гражданской авиации СССР Олег Смирнов считает, что

отказ от поставок компонентов может затронуть практически все самолеты гражданской авиации, которые в последние годы выпускались в России, в том числе и многострадальный Sukhoi Superjet 100.

Сейчас необходимо ускоренными темпами восстанавливать отечественную электронную промышленность, но сделать это совсем не просто.

— Это заявление, по сути дела, является признанием руководителя департамента в том, о чем мы постоянно твердили последние десятилетия. Минпромторгу необходимо было предметно заниматься выпуском собственной электронной продукцией, а не сидеть в кожаных кабинетах и беседовать с замечательными секретарями. Но Министерство упустило момент, и это касается не только МС-21, но и всего российского гражданского авиастроения.

Электроника, которая выпускалась в нашей стране в свое время, полностью удовлетворяла потребности национального самолетостроения. Насыщались все типы самолетов — «Туполевы», «Ильюшины» и прочие. Но Минпромторг палец о палец не ударил, чтобы за 30 лет сохранить хотя бы остатки производства электроники. Они полностью перешли на, казалось, легкий путь импорта и рассчитывали, что «Запад нам поможет».

Сейчас мы видим результаты этой несостоятельной политики — Запад от нас отворачивается и срывает нам национальные программы самолетостроения. Особенно жалко, что он может сорвать выпуск самолета МС-21, который за последние 30 лет был нашей единственной реальной надеждой стать конкурентом и Boeing, и Airbus в этом классе. Но и эту надежду могут отобрать из-за того, что Минпромторг за 30 лет так и не сумел наладить выпуск национальных электронных деталей.

Запад, на который так полагались все наши правительства, делает все для того, чтобы реальный конкурентный самолет МС-21 не был произведен. Теперь нужно спрашивать с министерств и правительств, которые бездействовали последние 30 лет. Все, кто принимал решения, под прикрытием которых разрушалась наша собственная электронная промышленность, должны быть призваны к ответственности.

«СП»: — Чем может грозить отказ от поставок готовых систем для МС-21 и для нашей гражданской авиации в целом?

— Эта ситуация не может не тревожить. К ограничениям, которые ранее ввели на поставку композитных материалов для крыла МС-21 и которые на год отсрочили его ввод в строй, теперь добавилась масса готовых систем. В самолете есть сотни, тысячи деталей, которые должны были выпускаться у нас в рамках импортозамещения, но этого Минпромторг организовать не смог или не захотел. В итоге руководитель департамента ведомства рапортует о том, что плохой Запад внезапно решил преподнести нам сюрприз и отказаться от поставок электроники, хотя и школьнику было понятно, что это произойдет.

Конечно, это дополнительная нагрузка на МС-21. Если президент хлопнет кулаком по столу, разгонит всю эту компанию, которая так не организовала импортозамещение, назначит грамотных людей, которые у нас еще есть, и поставит соответствующую задачу, мы сделаем эту электронику сами. Но сделаем с потерей времени ввода в строй и выпуска в массовое производство самолета МС-21.

«СП»: — Возможно ли в принципе было наладить собственное производство необходимых компонентов за прошедшие годы или так быстро восстановить отрасль невозможно?

— Если бы шесть лет назад этим стали заниматься профессиональные люди, у нас все было получилось.

Но Минпромторг для гражданской авиации оказался импотентной государственной структурой. Она мало на что способна, не осталось квалифицированных кадров.

Не удивлюсь, если руководитель департамента радиоэлектронной промышленности даже не инженер по образованию, а только эффективный менеджер.

Если шесть лет ничего не делалось, кто будет делать это сейчас? Тем более что теперь все это будет намного дороже и сложнее.

Нужно спросить, кто и что делал эти шесть лет. Почему не были выполнены указания президента об импортозамещении в электронной промышленности?

Электроника — сложнейшее, тончайшее дело, которым должны заниматься лучшие ученые, специалисты, инженеры, а не эффективные менеджеры, которые гонятся только за длинным рублем.

До 1990 года у нас было 15 тысяч летательных аппаратов, и все они были оснащены отечественной электроникой. У нас были заводы, инженеры, рабочие. Но за последние десятилетия все это разогнали, уничтожили и растворили в общей массе пустой болтовни.

По-хорошему, этот руководитель департамента вместо констатации факта должен бы написать рапорт об увольнении на фоне таких плачевных результатов. Сомневаюсь, что он это сделает, но в этом ему мог бы помочь президент, который назначил бы грамотного инженера, способного организовать процесс.

«СП»: — Какие самолеты помимо МС-21 могут затронуть новые ограничения?

— Все без исключения. Наша электронная промышленность не была нацелена на импортозамещение даже после указа президента. Минпромторг бездействовал во главе с министром Денисом Мантуровым, который по итогам 2019 года стал самым богатым министром в России. Поэтому проблемы коснутся всех воздушных судов, выпускаемых у нас в последние годы.

Конечно, можно было бы вернуться к проекту Ту-334, как и к Ил-114, и Ту-204, и Ту-214. Все эти модели уже имели сертификаты, их не нужно даже «доводить до ума». Но из-за бездарности нашего министерства все эти самолеты были лишены финансирования, и сейчас простаивают у заборов и ржавеют. Все во имя Superjet-100, на который и были пущены все деньги.

Сейчас есть только один выход из ситуации — выполнять указание президента об импортозамещении, который был принят еще шесть лет назад. Министр — это солдат президента. Он должен не в пятизвездочным отелях жить и получать огромную зарплату, а заниматься делом. Если президент будет таких солдат терпеть, мы будем пикировать и дальше. У нас достаточно соответствующих органов, которые могли бы проверить, почему в отрасли сложилась такая ситуация.

«СП»: — По словам Василия Шпака, у нас 80% электроники в космических аппаратах и 60% в военной сфере уже являются отечественными, это прогресс?

—  Это нельзя назвать удовлетворительными цифрами. Какие 60% отечественных компонентов в оборонке, когда должно быть 100%? Конечно, если разрушать мощнейшую в мире советскую электронную отрасль 30 лет, восстановить ее в сжатые сроки невозможно.

Но есть и еще одно важное обстоятельство, которое нужно учитывать в этих рассуждениях об импортозамещении. Современный мир устроен так, что без кооперации между странами ничего толкового сделать невозможно. К примеру, Boeing — самолетостроительная компания номер один в мире — имеет заводы в 69 странах мира. А комплектующие закупаются и вовсе в ста странах мира, причем не только на заводах Boeing. Вот вам и кооперация.

Самолет остается американским, но посмотрите, сколько своих заводов они разместили по миру. Наш Минпромторг разместил хоть один завод в странах Запада? А ведь это мировая тенденция. Airbus делают все страны Европы и не собираются от этого отказываться. У нас я даже не слышал об инициативах по подобной кооперации в гражданской авиации.

Вместо этого мы попали в тотальную зависимость от Запада и его комплектующих. Надежда на то, что «Запад нам поможет» и привел к тому кризису, который мы наблюдаем сегодня в гражданской авиации.

Я уже не говорю о военной сфере, где неприемлем даже 1% иностранных компонентов. Ведь что такое современная электроника? Достаточно вживить микрочип, который сработает в нужный момент, заставляя изделие в какой-то момент взорваться, остановиться или взлететь. Что это за оружие, управление которым находится в чужих руках? Сто процентов оружия должно быть выполнено из отечественных комплектующих.

Гражданская авиация — другое дело. Она летает по всему миру, в качестве пассажиров сидят граждане всех стран мира. Поэтому для гражданской авиации нужна полноценная кооперация. Только тогда можно будут избежать проблем, которые есть сегодня у наших самолетостроителей.

Метки: , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank