Чёрная метка

Юмор

Юмор

Флотские байки

      Автор: Эдуард Овечкин (legal-alien)

Об авторе читайте в публикации  “Международный скандал”

Как часто у вас бывает, что вы что-то делаете, а ничего не выходит? Делаете, при этом, всё правильно и в нужной последовательности, соблюдая все пропорции и паузы, но вот за соседним столом (станком, диваном, футбольным полем) у человека всё получается, а у вас – нет? Ну хоть раз-то да было, согласитесь? А вот у тех людей, которые недотёпы – так постоянно, представляете, каково им живётся? Так же было и у Васи, естественно, всегда. Если Вася производил переключения в электрической сети, то обязательно падала аварийная защита реакторов обоих бортов, причём, даже если переключения были только на одном.

– КАК?! Как ты, … ядь, это сделал Вася? – пытал его механик, глядя в схемы и методички, – это же, … ядь, технически невозможно!!!
– До оно само, я-то всё правильно делал! Это не я!
– Ну, – подтверждает комдив-два, – всё правильно он делал, я сам смотрел. А ничего невозможного нет, если приложить к вопросу знания и настойчивость!
– За что мне эта Чёрная Метка? – хватался за голову механик. Так Васю и называли, в общем-то. Чёрная метка. При этом, понимаете в чём дело, Вася был добрым и отзывчивым и всегда готов был помочь! Вот прямо Чёрный плащ, а не Чёрная метка! Так мило было наблюдать, когда люди, к которым Вася спешил на помощь, срочно и аврально заканчивали свои дела или начинали выдумывать отмазки, чтоб оградить себя от Васиной помощи!  Жалко было только вновь прибывших на борт лейтенантов и мичманов, которые не знали ещё про эту особенность Васиного организма. Стоит такой лейтенантик, держит конец двумя руками, в том смысле, что конец электрического питания с берега, и смотрит в щит голубыми своими глазами. А страшно же – щит ржавый и старый, конец питания толстый и с огромным контактом на конце.  Конец на конце – звучит-то как, а?  И вот подбегает к нему такой целый капитан-лейтенант, пусть маленький и лохмато-помятый весь, но зато вон какой хмурый и решительный!
– Ну чё тут у тебя, лейтенант? – хмуро спрашивает хмурый помощник.
– Да вот..чо-то..эта…
– Ссышь, что ли? Да не ссы! Суй, я тебе говорю! И лейтенант совал и отлетал на соседний пирс, отброшенный электрической дугой, демонстрируя всем строение своего скелета, высвеченное яркой вспышкой. Первый раз я видел тогда, как ярким, солнечным днём стало на миг светлее на всей акватории губы Нерпичья. А комдив -два, который только на секундочку отвернулся от лейтенанта, которого обучал, стоял со сгоревшими по колено штанами от РБ и сгоревшими же волосами на ногах и смотрел на Васю, как евреи на Моисея после тридцати лет странствий. А Васе – хоть бы х… , – стоит и улыбается себе.
– Вася!!! Какова х …!!! Чо ты лезешь-то!!!!
– Ну..помочь же хотел!
– Или вон трюмным помоги гидравлику грузить!!!
– Нененене!!! – кричали трюмные с палубы, – чо тут грузить-то? По триста кило на рыло всего! Мы и сами справимся великолепно!!! Трюмные-то знали, в отличии от лейтенанта, что Васю зовут “Чёрная метка” на самом деле, а слово “Вася” в метрики по ошибке записали. Причём самому Васе ничего никогда не делалось.  Он всегда был невозмутим, цел и невредим. Вот если бы было такое дело, которое надо было завалить, но самому остаться целым, то Вася был идеальным кандидатом! Ну а как-то в Росляково, в том же доке мы Васю потеряли. От скуки, безделья, холода и неизбежности энтропии во вселенной сели мы, значит, после ужина расписать пулю. Ну и пили, конечно, – чай тоже, но, в основном, спирт. Всего нас было четверо и  Вася, который в пуле участия не принимал, а просто давал всем дельные советы и пил наш спирт в три глотки. Ну и наигрались мы так уже здорово, в общем, когда Вася сказал “Мужыки, я счаз!” и куда-то вышел из каюты. Ну вышел себе и вышел, правильно, большой же мальчик? Минут, наверное, через сорок кто-то спросил вслух: “Э, а где Вася-то?”. И у всех, знаете, сразу чувство какое-то нехорошее в душе всколыхнулось и музыка такая тревожная в голове заиграла.
– Может к себе в каюту спать пошёл?
Побежали в соседнюю каюту. Поискали на койках – нету, заглянули в шкаф, секретер и ящики для белья, – нету.  Сбегали в каюты его подчинённых, проверили душевые, зону отдыха и гальюны – нету! Поскакали к нему в отсек (ну мало ли – потянуло). Там обшарили всё, от аварийного люка, до трюмов – нету, б … дь!!!!
– Ну что, господа офицеры, – наконец взял слово Борисыч, – хватит себя обманывать этими бесцельными поисками и пошлите-ка наверх!
Как бы объяснить вам нашу тревогу и печаль? А, ну вот же как. Вот так выглядит Акула в доке:

Вот от того муравьишки, который сидит на левом винте и который вовсе не муравьишка, а человек-матрос, до железной палубы дока, примерно, метров пятнадцать. А от того места, из которого выходят на корпус из рубки, примерно двадцать.  Понимаете о чём я, да?

Сначала мы посмотрели на палубу дока сверху – никаких подозрительных пятен из крови и кишек не обнаружили. Спустились (пешком с девятого этажа) осмотрели всю стапель -палубу (двести на тридцать метров) – нету тела. Тут, конечно, нас отпустило немножко и мы сели перекурить и посовещаться.  В итоге блиц -совещания, мы приняли к рассмотрению три гипотезы:
1) Васю украли инопланетяне;
2) Вася валяется где-то на корабле в х … пойми каком месте;
3) Вася опять убежал по бабам. К тому моменту, Васю, кроме истории с уборкой, ещё успели опоить клофелинщицы, но в тяге к запретному плоду Васю бы это не остановило. Его вообще ничего не могло остановить.
– Так, – руководил процессом, по старшинству, Борисыч, – в робе же он не мог уйти?
– Кто? Вася? Пффф, вполне себе мог.
– Не, не мог. Надо чтоб кто-то сбегал обратно на лодку и проверил его форму в каюте. А кто-то сбегал к вохрушке на КПП и поспрашивал у неё.
Все, задрав головы, посмотрели на лодку.
– Не, ну самый молодой пусть и бежит, чо.
Самым молодым был я и, поделав пару минут вид, что не понимаю, о чём речь, вздохнул и побрёл.
– Э, погодь-ка! – говорит Борисыч, – а вы вохрушку-то видели сегодняшнюю в смене? Может мы молодого к ней лучше пошлём? Проголосовали единогласно. Меняю курс и иду к вохрушке.  Вохрушка сидит у себя в будке и чистит новенький ТТ, морщась от папиросного дыма потому, что папироса уже почти сгорела и вот-вот подпалит ей усы.  Так-то симпотичная, в определённом смысле этого слова, – грудь восьмого размера и табуретки из-под жопы не видать.
– Здрасьте, – говорю
– Здоров, коли не шутишь!
– Скажите, а вот сейчас офицер вот такого роста не проходил? – и показываю ладошкой в районе пояса.
Вохрушка смотрит в район моего пояса, я отступаю за стол, на всякий случай.
– Нет. Не проходил.
– А Вы не могли его не заметить? Может он тихонько проскочил?
– У меня не проскочишь, – и вохрушка выплёвывает, наконец, папироску, поглаживая ствол ТТ.
– А чо Вы такая неласковая? – спрашиваю я уже в дверях, зачем-то.
– Дык выж не стараитесь, чтоб я ласковая была!
– Как эта? Бегают же матросики наши, говорят, что стараются, – это я уже за дверь вышел.
– В мою смену не бегали ишшо!
– Всё понял, – кричу ей из-за двери, – пришлём кого-нибудь постарательнее!
Бегу обратно к коллективу:
– Не, – докладываю, – стопудово не выходил!
– Дык и что? Спишем всё на инопланетян и спать пойдём?
– Не, пошли к старпому, докладывать. Просто обыскать Акулу вчетвером, со всеми её труднодоступными местами, как бы это сказать, довольно затруднительно. Поднялись на борт, стучимся в каюту старпома. Трезвые уже, конечно, практически, после таких-то кроссов по пересечённой, но не местности.
– Чо, бухали, чтоли? – ещё из-за двери спрашивает старпом, а потом выходит и подозрительно нас осматривает. Ну понятно же, что не просто так ему офицеры в каюту стучаться среди ночи. И что бухали – тоже понятно.
– Неееее, Сей Саныч! Вааапще не пили, так пулю расписывали!
– А воняет от кого перегаром? Мне же от меня же что ли, отражённым запахом? Чо надо-то? Шила не дам!!!
– Сей Саныч, Вася пропал!
– Как пропал?
– Ну вот вышел из каюты и пропал!
– Тэээк. Я так панимаю, на стапель-палубе, на ВОХРЕ и в каютах вы уже посмотрели, а к старпому своему родимому припёрлись, когда совсем жопы запекло? Орлы, х … ле, ни-чи-во без меня не можете, даже напиться спокойно! Рассказывай в подробностях, дубовая роща! Это он нас подколол так, он-то сам маленький, а мы все от метра восьмидесяти пяти до двух пятнадцати подобрались. Так-то мог бы, конечно, ясеневой рощей назвать, ну или там тополиной, чо сразу дубовой-то?  Рассказали ему всё от и до: что в прикупе было на последней раздаче и в какую сторону штормило Васю, когда он уходил.
– Так, мне всё ясно! Идём искать в отсеке его, если не найдём, объявляем тревогу и обшариваем весь корабль!
– Так мы искали в отсеке уже!
– Вы без меня искали, а, значит, не считается. Раз не было с вами гениального руководителя всеми процессами на корабле, значит вы всё по…ерили, по привычке своей распи … ской! За мной, я сказал!!!
Ну обшарили опять весь отсек, теперь под гениальным руководством. Ну нет его.  Собрались уже у переборочной двери, старпом из трюма вылез, отряхивается:
– … ядь, ну и бардак у него в трюмах! Найду – обязательно вы … у! Тапки какие-то за щитами торчат!
И со злости кааак даст ногой по тапку, который торчит из-за ряда с распредщитами.
– Мммммм – оветило ему из-за щитов.
– Чтоб ля? – хором удивились мы все и стали заглядывать за щиты. А вот он наш орёл-то где гнездо свил оказывается!!! Там расстояние от щитов до борта – сантиметров тридцать, наверное – и как он туда попал? И главный вопрос – зачем???
Начали его дёргать и пытаться вытащить, – а ни в какую! Он храпит только, а тело-то расслабленное и цепляется там за всё.  Сбегали за ведром с водой и давай его из кружечки поливать, целясь в голову.
– Э … ля!!! – наконец-то проснулся Вася, – что за на!!! Я счас рога-то посшибаю кому-то!!!
И начинает, как червяк из яблока, вылазить из оттудова.
– Вот сейчас страшно стало! – говорит старпом, – а вам, ребята страшно?
– А то! – говорим мы и бережно держимся за свои рога. Вася -то ещё ниже старпома, так-то.  Вылез Вася в руке бутылка с какой-то жидкостью.
– Шило? – подозрительно спрашивает старпом.
– Да – подозрително отвечает Вася.
– То, которое, тебе вчера на протирку механизмов выдали?
– Да.
– Прятал там его?
– Да.
–  А полез чего за ним? Механизмы протирать собирался?
Вася смотрит на нас, типа ребята выручайте, а как мы его выручим?
– Ладно,- машет рукой старпом, – идите спать, полуночные ковбои! Сука, даже напиться нормально не могут! Наберут детей на флот, а молока не завезут!
Старпом уже бурчит из соседнего отсека – пошёл спать.
– Вася, ты такой Вася! – в сердцах говорит ему Борисыч.
– А чо я-то? Я же добавки вам принести хотел! Ну уснул нечаянно, пока лез!
– Одно слово: “Чёрная метка”!
– Это два слова, а не одно!
– Да пошёл ты в жопу, филолог-самоучка! Луи Бешерель на разлив в мелкой таре!
И мы, конечно радостные, что всё так хорошо закончилось, бежим дописывать пулю и спать. А когда пили в следующие разы с Васей, то назначали “дежурного по Васе”, который должен был смотреть за, соответственно, Васей. Мы ж стратеги и решение всегда найдём, а Вася был хорошим несмотря на то, что Чёрная метка и не брать его в компанию – это было бы не по-товарищески.

Источник.

Метки: , , ,

Комментарии закрыты.

наверх Счетчик PR-CY.Rank