Экономика

Экономика

О проблемах общества

Если мельницу, баню, роскошный дворец
Получает в подарок дурак и подлец,
А достойный идет в кабалу из-за хлеба —
Мне плевать на твою справедливость, творец!

Омар Хайям

 

После развала СССР бюрократия даже не стала сильно перекрашиваться, просто тихо вернула себе почти всё, что потеряла при смене социального строя и получила даже много больше того, на что могла рассчитывать в своих самых розовых мечтах.

Сегодня количество расплодившихся псевдотоп-менеджеров явно зашкаливает за все разумные пределы, а счёт деньгам, которые пожирают эти прожорливые особи, идёт на сотни миллиардов наших рубликов. Президент явно лукавит, когда говорит, что лиши эту ораву их заработков и они разбегутся по миру. Никуда они не денутся, просто потому, что никому в мире не нужны, там своих дармоедов хватает. А вот деньги, оседающие в их бездонных карманах, могли бы принести стране куда как большую пользу. И если зарплаты топ-менеджеров высшего звена ещё можно худо-бедно понять (НО... НЕ ПРИНЯТЬ!), то зарплаты более мелких манагеров и чиновников не поддаются никакому разумному объяснению

Кто они такие, эти топ-менеджеры? Вообще-то, их не должно быть очень много, поскольку к «топам» относятся только представители высшего руководства той или иной компании или банка. Настоящие «топ» – это только генеральный директор, его заместители и руководители основных направлений бизнеса: например, директор по финансам, коммерческий директор, операционный или исполнительный директор.

Сегодня к ним обычно примыкают руководители маркетингового и рекламного отделов, а также глава IT-департамента. Даже в крупных компаниях обычно не больше 10-15 топ-менеджеров. Именно «топы» в ответе за всё, что происходит в банке или компании, они планируют и реализуют их стратегию. Ну и получают, соответственно. И делиться ни с кем не желают.

 

Управленческий провал России. С кем вы, эффективные менеджеры?

11 июля 2019 г.

Автор     Автор: Алексей Подымов

Вилка в доходах

Почти сорок лет назад, выйдя на работу в один из бесчисленных «почтовых ящиков», автор этих строк, получив месячный оклад в 150 рублей, имел все возможности сравнить его с окладами руководства. Вплоть до директора, у которого, между прочим, в своё время было право прямого доступа на доклад к И. В. Сталину.

Управленческий провал России. С кем вы, эффективные менеджеры?

Нет, о министерских, персональных и прочих выплатах руководству нам, молодым специалистам, никто, конечно, не докладывал, но о директорском окладе в 1000 целковых с копейками прекрасно знала вся контора. Так вот, семикратный разрыв в оплате труда никому тогда, в начале 80-х, не казался запредельным.

В конце концов директор, как впрочем, и его замы, и главный инженер с главбухом, действительно «пахали» с утра до ночи. К тому же и у рядовых работников в атомной отрасли были тогда совсем неплохие возможности для достойных заработков. Командировки и авторский надзор, совсем нередкие сверхурочные, вполне реальная перспектива отправится работать на объекты за рубежом вплоть до Ливии и Кубы. А ещё ведь были и колхоз с овощной базой, где не возбранялось и подхалтурить.

Однако уже тогда подавляющему большинству инженеров платили мало. Особенно в тех отраслях, которые, в отличие от нашей атомной, не были в фаворе. А ведь СССР, который создал ядерное оружиеи отправил в космос Гагарина, вообще был для многих страной физиков и лириков. Причём переход из одного лагеря в другой не возбранялся, поскольку одинаково ценились глубокие знания как технарей, так и гуманитариев. К тому же очень многим удавалось, не растеряв исходных профессиональных навыков, успешно применять их в совершенно иной сфере.

Впрочем, переходы из лириков в физики вообще были редкостью. Опять же, не только потому, что лирика не научишь чертежам и расчётам, но и потому, что физикам (читай: инженерам) почти везде платили постыдно мало.

Зато физики среди лириков – и по сей день не самые худшие представители. Сейчас уже мало кто вспомнит, что МВТУ, МАИ и МИСИ стали настоящей кузницей кадров для советской эстрады, а вся деловая журналистика не выродилась только благодаря кадровой подпитке из реального сектора экономики. При этом чиновники из тех и других получались, честно говоря, не самые плохие.

А потом пришло время менеджеров. С лёгкой руки Анатолия Чубайса было заведено, что в любой отрасли, какой бы сложной она ни была и каких бы специальных знаний не требовала, прежде всего нужны менеджеры. Эффективные менеджеры. Читай: управленцы. О степени их «эффективности» много говорить не будем – её главным показателем вполне могут служить экономические показатели страны в целом.

Но что удивительно, с некоторых пор эти господа совсем перестали стесняться. Какая там семикратная вилка в доходах! В «Газпроме» просто платят верхушке миллиарды по итогам года, в Сбербанке при средней зарплате на уровне 90, пусть даже 100 тысяч рублей, возглавляющий его Герман Греф, ничуть не смущаясь, выписывает себе примерно по 30 миллионов в месяц. Вилка, как видим, уже не в семь, а в триста раз.

И это не считая выплат с дивидендов. Какие доходы у «топов» в «Роснано» или Сколково, уже не раз сообщала даже Счётная палата РФ. Как сообщала она и о завидных доходах руководящей прослойки в «Ростехе» и «Роскосмосе», в ОСК и ОАК, да мало ли где ещё. И что? А ничего. И даже не важно, частные это или государственные структуры, ведь деньги-то они тратят не всегда государственные.

Не топ, а стоп

Всё, что в последние годы происходит с пресловутым менеджментом, больше всего напоминает чиновный реванш, который случился в советской России вскоре после всех революций, Гражданской войны и военного коммунизма. Где-то на переходе от нэпа к индустриализации. Маяковский клеймил «прозаседавшихся», а Ильф и Петров высмеяли их в «Золотом телёнке», но не помогло. Бюрократия даже не стала сильно перекрашиваться, просто тихо вернула себе почти всё, что потеряла при смене социального строя.

Чиновник рангом чуть выше среднего – вот кто, а вовсе не Политбюро ЦК КПСС, всегда и всё решал в СССР. Инструктор райкома – его на местах боялись, как огня, обкомовский функционер у себя в регионе – почти что царь и бог, а уж инструктор ЦК – это такая сила, перед которой союзные министры по стойке «смирно» порой вставали.

Чиновник рангом чуть выше среднего правил бал даже в годы войны. Именно про него было сказано: кому война, кому – мать родна. Он, как правило, сидел на распределении, тщательно окопавшись в разного рода главснабах, упртылах и т.п. И из войны тоже вышел победителем, только в несколько ином, экономическом плане.

Чиновники правили бал и при Хрущёве, под них даже придумали совнархозы, словно министерств и главков им было мало. Чиновники спустили на тормозах реформы, затеянные премьером Косыгиным для повышения эффективности социалистического хозяйства, которое фактически принесло в жертву тяжёлой и оборонной промышленности всю лёгкую, да и сельское хозяйство заодно с ней.

С 18 миллионами чиновников, которые ловко воспользовались распадом Советского Союза для того, чтобы обзавестись тысячами новых «независимых» кресел, очень хотел разобраться первый президент России Борис Ельцин. Что у него из этого получилось, всем известно. Ну а теперь к министерствам и главкам добавились сотни компаний с госкапиталом, десятки госкорпораций и иных структур, где проверенные бюрократы пребывают, как правило, на должностях топ-менеджеров или чуть-чуть ниже. Где ответственности чуть-чуть поменьше.

Чиновный реванш случился снова уже во второй половине 90-х годов, на волне приватизации, когда в руководящие кресла банков и компаний тут же забрались бывшие комсомольские лидеры. «Золотая молодёжь» быстро смекнула, что к чему в новой реальности. А уже её дети сегодня составляют подавляющее большинство нынешнего топ-менеджмента. Который, вообще-то, должен рулить «офисным планктоном», этим цифровым пролетариатом XXI века, но занят в основном совсем другим – личным обогащением и безудержным карьерным ростом. По сути, топ-менеджеры уже давно, точнее, практически сразу превратились в стоп-менеджеров.

Говорили же вам: делиться надо…

Кто они такие, эти топ-менеджеры? Вообще-то, их не должно быть очень много, поскольку к «топам» относятся только представители высшего руководства той или иной компании или банка. Настоящие «топ» – это только генеральный директор, его заместители и руководители основных направлений бизнеса: например, директор по финансам, коммерческий директор, операционный или исполнительный директор.

Сегодня к ним обычно примыкают руководители маркетингового и рекламного отделов, а также глава IT-департамента. Даже в крупных компаниях обычно не больше 10-15 топ-менеджеров. Именно «топы» в ответе за всё, что происходит в банке или компании, они планируют и реализуют их стратегию. Ну и получают, соответственно. И делиться ни с кем не желают.

А «делиться надо». Эту библейскую истину очень любил повторять ельцинский министр финансов Александр Лившиц. Его не слышали. Или не слушали. Несколько дней назад по итогам прямой линии с президентом известный блогер Клим Жуков насчитал, что каждый из топ-менеджеров первого ряда вроде руководителей «Газпрома», Роснефти или Сбербанка вполне может обеспечить безбедное существование, точнее, пристойную зарплату как минимум трём сотням работников. При этом не слишком-то и теряя в личных доходах.

Думается, что десятки тысяч «топов» рангом чуть ниже Грефа, Сечина или Набиуллиной точно так же способны «обеспечить» если не три, то одну сотню простых работяг точно. А ведь есть ещё и сотни тысяч, даже миллионы почти «топов», которым платят только за то, что они умеют красиво делать вид, что что-то производят. К каждому из них можно было бы «пристегнуть» по полсотни, в худшем случае по десятку тех, кто действительно делает что-то полезное, но получает за это жалкие гроши.

Впрочем, «взять всё и поделить» предлагал ещё Полиграф Полиграфович Шариков, и следовать его заветам автор вовсе не собирается. Речь о другом – откуда такие вилки в оплате абсолютно реального и, прямо говоря, виртуального труда? Почему в России столько охранников и контролёров на каждой станции метро, МЦК и даже региональных отделений РЖД?

Впрочем, у последней кое-где с кадрами совсем швах, в полусотне километров от столицы не то что контролёра — кассира, и того днём с огнём искать надо. Почему повсюду вкалывают гастарбайтеры, а свои из провинции, в лучшем случае могут только вахтовым методом где-то устроиться? Почему на работу в какой-нибудь агрохолдинг даже дипломированному выпускнику Тимирязевки устроиться сложнее, чем в ФСБ?

Почему, в конце концов, всех россиян по всей России сгоняют в мегаполисы, хотя как раз на местах работы у нас непочатый край? Нет, не на селе, а в школах и поликлиниках, на почте или в отделениях банков, которые теперь стало проще просто закрыть. Только платить за такую работу ни государство, ни частные структуры категорически не желают. Спросите, почему?

P.S.

А что думают об этой проблеме те, кого величают народом?

Вот несколько произвольно выбранных комментариев к этой публикации.

vasilii (Vasya)  В советское время работодатель был один — государство, и оно устанавливало зарплаты, чтобы менее эффективные заводы не оставались без работников. Сейчас государство гарантирует своим приближённым места топ-менеджеров в госкорпорациях и монополию несмотря на неэффективность их работы. Государственный аппарат принуждения компенсирует неэффективность своих механизмов (выстроенных в интересах тех, кто аппаратом в текущий момент управляет) за счёт того, кого он может принудить — то есть граждан.

свободный (Андрей)   Они (топ-манагеры) получают не за хорошую работу, а потому что обеспечивают устойчивые прибыли своим работодателям. Делается же это путем экономии на всем и всех.Это люди не имеющие ничего святого, впрочем как и сами капиталисты.Топ-манагеры обслуга капитала.

Stas157 (Стас) Тема социального неравенства острейшая в нашей стране. Ведь именно оно в первую очередь порождает в массах чувство острой несправедливости, является источником возмущения и волнений. Желанием перемен.
Большое социальное неравенство есть во многих странах, и в соседнем Китае тоже. Но там это не носит такого острого характера, так как самые бедные слои все более обеспечиваются зарплатой и социальными правами. Там также существует прогрессивная шкала налогообложения от 3 до 45%.
У нас же ситуация наоборот. Бедные беднеют, богатые богатеют. Богатые богатеют даже во время кризисов, в условия падения ВВП, когда у всех в целом все падает. А вот доходы небогатого населения могут снижаться даже в условиях роста экономики (ВВП). Общество все более поляризуется. Даже Гарант, тот кто призван регулировать эти процессы, проблему социального неравенства назвал одной из главных в стране. Хотя в его устах это выглядит как минимум цинично.

Грэг Миллер (Пловец) Раньше правили физики и лирики, а сейчас — шизики и клирики.

Товарищ  В Сбербанке при средней зарплате на уровне 90, пусть даже 100 тысяч рублей, возглавляющий его Герман Греф, ничуть не смущаясь, выписывает себе примерно по 30 миллионов в месяц.
Сталина на него нет.
Иосиф Виссарионович сам аскетом жил, ничего лишнего себе не позволяя, и других в узде держал.
На память приходят воспоминания авиаконструктора Яковлева, где приведён упрёк товарища Сталина в адрес наркома авиации Шахурина, у которого в квартире мебель стояла недешёвая и ковры дорогие видели. Поскольку нарком жил на первом этаже, люди в окна заглядывали и всю эту роскошь видели.
«Широко живешь, Шахурин, нехорошо живешь, Шахурин».
После совещания Шахурин домой примчался и всю роскошь велел мигом убрать.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank