Лента новостей

Лента новостей

Спецслужбы предупреждают об опасности слияния частей несущих потери группировок.

Успехи в борьбе с крупными экстремистскими организациями в отдельных регионах мира могут привести к объединению их частей и созданию новых деструктивных сил, предупреждают представители российских спецслужб. Такой тенденции играет на руку и подход некоторых стран Запада, которые делят террористов на «хороших» и «плохих».

Похожее изображение

 

Корпорация монстров: к чему приведет объединение ИГ и «Аль-Каиды»

6 сентября 2018 г.

      Автор: Кирилл Сенин

В том, насколько успешной можно считать борьбу с радикалами и с какими угрозами безопасности мир может столкнуться уже в ближайшее время, разбирался портал iz.ru.

Картинки по запросу картинки iz.ru/news

Фото: REUTERS/Ammar Abdullah

В единстве сила

«Гибридный террористический холдинг» может появиться в результате сближения «Исламского государства» (ИГИЛ или ИГ) и «Аль-Каиды» (обе организации признаны террористическими и запрещены в России). С таким предупреждением выступил 3 сентября глава антитеррористического центра, первый замначальника центра спецназначения российской Службы внешней разведки (СВР) Сергей Кожетев.

Первый заместитель начальника центра спецназначения российской Службы внешней разведки Сергей Кожетев

Первый заместитель начальника центра спецназначения российской Службы внешней разведки Сергей Кожетев Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

По его оценке, подобная организация может обладать «мощной ресурсной базой и деструктивным потенциалом», передает «Интерфакс». Подобное сближение грозит стать «новым глобальным вызовом» в сфере безопасности, отметил Кожетев, выступая на международной конференции «Противодействие незаконным поставкам оружия в контексте борьбы с международным терроризмом».

Запад им поможет

Предпосылок для «переформатирования» террористических угроз много, и одна из них — «деструктивная позиция руководства некоторых государств», отметил представитель СВР. «В целях реализации своих геополитических устремлений они нередко разделяют террористов на «плохих» и «хороших», а также оказывают поддержку экстремистским структурам, якобы борющимся за истинную демократию», — сказал Кожетев.

Намек предельно понятен — под «некоторыми государствами», прежде всего явно подразумеваются Соединенные Штаты. Это предположение подкрепляется и напоминанием самого представителя разведки о том, что «ставка на моджахедов в Афганистане в свое время привела к возникновению «Аль-Каиды» и теракту 11 сентября 2001 года в США, а противоправное вмешательство в Ираке и Сирии» способствовало созданию ИГ и «Джебхат ан-Нусры» (запрещенное в России подразделение «Аль-Каиды»).

Вынужденная перегруппировка

В результате кампании борьбы с террористами, которую в Сирии провела Россия и продолжает международная коалиция во главе с США, «Исламское государство» во многом утратило свои позиции в арабской республике. О том, что ИГ потерпело поражение в военном отношении, еще в апреле говорил президент России Владимир Путин. Вместе с тем он предупреждал, что группировка всё равно представляет серьезную опасность.

Технический персонал проверяют корректируемую авиационную бомбу во время подготовки самолета Су-34 к вылету на аэродроме «Хмеймим»

Технический персонал проверяет корректируемую авиационную бомбу во время подготовки самолета Су-34 к вылету на аэродроме Хмеймим в Сирии Фото: РИА Новости/Дмитрий Виноградов

Про победу над ИГ в Сирии и Ираке неоднократно заявлял и Дональд Трамп. Правда, президент США относил эти успехи в основном на счет коалиции, действующей под эгидой Вашингтона. Так, в своей речи в декабре 2017-го он отметил, что «за последние восемь месяцев мы добились в борьбе с ИГИЛ большего, чем предыдущая администрация за весь период своего правления». Делающийся Трампом расчет на внутреннюю аудиторию, в том числе в свете предстоящих в ноябре выборов в конгресс, по итогам которых республиканцы надеются укрепить свои позиции на Капитолийском холме, слишком очевиден и позволяет понять, почему Белый дом так упорно «тянет одеяло» на себя, говоря об успехах в борьбе с террористами.

О том, что ИГ готовится к перегруппировке сил, заявил и замдиректора исполкома Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества Джумахон Гиесов. «Успешное подавление очагов в Сирии вынудило оставшихся боевиков передислоцироваться, а их лидеров — активизировать свои зарубежные филиалы, — приводит его слова «РИА Новости». — Созданные ИГИЛ специальные структуры ведут комплектование, подготовку и переброску диверсионно-террористических групп в Европу, Центральную, Юго-Восточную Азию, Россию».

Ударили по карману

Искать новые формы существования террористов из ИГ вынуждает и сложная ситуация с финансами. После утраты контроля над нефтеносными районами в Ираке и Сирии террористы лишились главной статьи доходов — выручки от торговли незаконно добытыми углеводородами. После изгнания с основной части оккупированной ранее территории боевики остались и без еще одного вида финансовой подпитки — сбора дани с местных жителей.

В результате, как отметил руководитель службы оперативной информации и международных связей ФСБ России Сергей Беседа, доходы группировки за последние несколько лет снизились как минимум в 10 раз. «Если сравнивать те поступления финансовые, которые были в 2014 году и оценивались примерно в $3 млрд, то в настоящее время боевикам ИГИЛ удается получить $200–300 млн в год», — подчеркнул представитель спецслужбы.

Боевики ИГ во время боев в городе Хама в Сирии Фото: Global Look Press

Выпадающие доходы террористы пытаются возместить за счет передела в сфере незаконной перевозки и торговли наркотиками, в том числе в Афганистане, указал Беседа. «Отмечается тенденция инвестирования добытых ранее средств в легальный бизнес с тем, чтобы способствовать регулярному поступлению финансов на дальнейшую деятельность», — добавил представитель ФСБ.

Сокращение финансового потока, потери в живой силе и технике также вынуждают ИГ переходить на более «экономные» методы деятельности. «Сегодня происходит переориентация деятельности террористической организации на менее затратные проекты, — указал Беседа (цитата по ТАСС). — В частности, активизировалась работа в социальных сетях, усилилась пропаганда именно через социальные сети, и вербовка боевиков [осуществляется] тоже через социальные сети».

Никто никуда не ушел

Так что, несмотря на заявления о победе над «Исламским государством» в отдельных регионах мира, боевики, хоть и изрядно потрепанные, никуда не делись. По опубликованным в августе данным ООН, в Ираке и Сирии находится от 20 тыс. до 30 тыс. террористов ИГ (согласно максимальным оценкам, численность группировки достигала 200 тыс. человек). Эти цифры ставят под сомнение данные Пентагона, согласно которым численность сил ИГ в двух соседних странах составляет лишь около 6 тыс. человек.

По данным экспертов, собранных ООН, террористы действуют преимущественно на пустынной территории на границе двух стран. Среди них — прошедшие полноценную военную подготовку боевики, а также тысячи иностранных наемников. Помимо Ирака и Сирии, у ИГ есть анклавы в Афганистане, Ливии, Юго-Восточной Азии и Западной Африке, предупреждают специалисты.

О своем существовании террористы не забывают напоминать периодическими вылазками. «ИГИЛ никогда никуда не уходило. Это всё еще ИГИЛ 1.0», — сказал The Atlantic эксперт по Ираку Майкл Найтс из Вашингтонского института ближневосточной политики. По его словам, в «Исламском государстве» рассматривают потерю боевиками главных иракских городов всего лишь как новую стадию продолжающегося конфликта. «Они не считают, что это конец их деятельности», — подчеркнул специалист.

Мужчина у тел своих родственников в провинции Дияла в Ираке

Мужчина у тел своих родственников, убитых боевиками ИГ в провинции Дияла в Ираке Фото: Global Look Press/Xinhua

И действительно, террористы вновь стали совершать нападения в трех населенных в основном суннитами провинциях — Дияла, Салах-эд-Дин и Анбар, которые какое-то время контролировало ИГ. Найтс добавил, что о восстановлении группировкой сил в Ираке свидетельствует число убитых террористами деревенских старейшин. За полгода в среднем боевики избавлялись от трех-четырех старейшин в неделю. «Это значит, что за год жители 168 деревень увидят убийство ИГИЛ самого важного человека в своем населенном пункте, а силы безопасности ничего не смогут сделать», — предсказал Найтс.

Доверие населения к силовикам будет подорвано. «Они (местные жители. — iz.ru) не сотрудничают с силами безопасности из-за страха. Они не выступают против ИГИЛ. Они не доносят на ИГИЛ. И, в конце концов, их дети начинают видеть в ИГИЛ самую мощную силу в регионе», — подчеркнул эксперт.

Группировка вернулась к тактике 2012–2013 годов, которая позволила организации взять под контроль сельские районы страны. «Днем еще можно говорить, что почти весь Ирак освобожден от ИГИЛ, но ночью такое уже не скажешь», — сказал Найтс.

Смена лидера

Согласно законам физики, освобожденное одним веществом пространство вполне может и, скорее всего, будет заполнено другой субстанцией. Данная схема, похоже, работает и в отношении террористических группировок. В НАТО, например, отмечают, что на фоне ослабления ИГ роль самой влиятельной группировки берет на себя «Аль-Каида».

Как полагает замгенсекретаря альянса по разведке и безопасности Арндт фон Лорингховен, подобная «конкуренция» может грозить новыми рисками. По его словам, которые приводит Reuters, ослабление ИГ «предоставило «Аль-Каиде» возможность попытаться вернуть себе былой статус», при этом группировка, которую до ликвидации в 2011 году возглавлял Осама бен Ладен, «потихоньку восстанавливала свои глобальные сети и возможности», в том числе в Кашмире, Афганистане, Сирии, Йемене, Сомали и Северной Африке.

Униженные и оскорбленные

Как сказал RT доцент Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко, окончательно решить проблему терроризма на Ближнем Востоке сложно — ее возникновение связно с целым комплексом социально-политических факторов. «В регионе сложились благоприятные для радикальных группировок условия — слишком многие здесь чувствуют себя униженными и оскорбленными, люди потеряли ориентиры в жизни на фоне крушения многих государств. Всё это толкает их на кривую дорожку радикализма», — пояснил востоковед.

Схожей точки зрения придерживается профессор Дипломатической академии МИД РФ Александр Вавилов. «У исламского терроризма есть и глубокие социально-экономические корни. Однако если бы отдельные правительства не пытались использовать экстремистов в своих целях, то уровень террористической активности находился бы на гораздо более низкой отметке, чем это наблюдается в последние десятилетия», — заключил эксперт.

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank