Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Окончен бал, погасли свечи, Президент сказал своё слово и в бой на просторах Рунета вступили комментаторы всех мастей и оттенков от серьёзных политологов до представителей диванной партии. Все кинулись высказывать свои мнения по поводу того, что же сказал и что имел ввиду Путин, отвечая на вопросы населения.

За этими обсуждениями и рассуждениями все как-то упускают из виду главное – какова реальная картина жизни в России, не только той,  которая кипит в столицах и крупных городах, а и несколько в стороне —  вдали от кольцевых и главных дорог. И здесь складывается довольно грустная картина, основными штрихами которой являются страх и неуверенность в будущем, неверие в реальные изменения в ближайшей перспективе.

Если раньше люди ждали перемен, то теперь в них всё больше не верят. Люди говорят, что если в ближайшее время ничего не изменится, все очень плохо кончится. Это не пессимизм даже, а тихое озлобление людей. Наблюдается явный чудовищный разрыв доверия и доходов между верхом и низом общества.

Люди всё чаще говорят о правящей «элите», что она совершенно потеряла совесть и забыли долг,  сейчас берут почти везде нагло и массово.  Разве после этого может быть позитивное настроение? Без больших денег в тяжёлых условиях можно и потерпеть, если есть ради чего, вот только что представляет из  себя это «ради чего» — никто не знает.

Похожее изображение

Население медленно, но верно нищает. Обнищание является важнейшим инструментом информационной войны на уничтожение населения. Нищета разрушает мозг и передаётся из поколения в поколение. Более того, она не «лечится» с возрастом. Искусственная нищета, по сути, есть геноцид  населения.

Информационная война сегодня ведётся не только и не столько по линии Россия — Запад или Россия — Америка, сколько по линии Народ—ТНК (транснациональные корпорации), или Элиты — народ.

О методах  информационной войны, ведущейся против России и её населения, о тактике и стратегии наших недругов на Западе и либеральной компрадорской буржуазии отечественного разлива читайте подробнее здесь.

Грустно становится от того, что последней инстанцией, которая может помочь человеку, стал Президент Всея Руси. Полтора миллиона с лишним обращений к Путину, говорит не столько о любви к нему, сколько о безнадёжности ситуации на местах, о неумении и нежелании  наших либеральных чиновников работать, об их безграмотности и тупости, а порой и прямом саботаже и манкировании своими обязанностями.  А это сразу не лечится и никаких титанических усилий Президента не хватит, что поменять всё к лучшему в ближайшей перспективе. Слишком долго мы гробили завоёванное раньше нашими отцами и дедами, строя «развитой» капитализм, не меньше времени потребуется и на восстановление потерянного.

 

«Не пессимизм даже, а тихое озлобление людей. Пока тихое». Исповедь батюшки

15 июня 2017 г.

     Михаил Делягин

Справка

Делягин Михаил Геннадьевич— политик, экономист, публицист, директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль». С 2008 — член экспертного совета и постоянный автор международного аналитического журнала «Геополитика». С 2013 — обозреватель на аналитическом интернет-канале «День-ТВ».

Мне пришло письмо от хорошего знакомого, он священник в одном из сельских регионов РФ. А священник сейчас – это такой коллектор информации. Он общается со всеми, перед ним проходит жизнь человека от крещения до отпевания; общается и с нищими, и с теми, у кого машина за 4 миллиона рублей. А для бедных районов это сумма космическая.

Вот что он пишет:

«Как мне кажется, появилось новое чувство у людей. Страх, неуверенность в будущем. У всех – от таксистов до председателя нашего колхоза (а это одно из четырех хозяйств, которые принадлежат людям, они все там пайщики). Произошел разрыв доверия между верхом и низом общества. Обещают поддержку сельского хозяйства, а колхоз штрафуют за кучку мусора, который свезли на свалку и, как положено, утилизировали – оштрафовали на 450 тысяч рублей. А за что, собственно?

А если бы хозяйство было бедное, оно сразу бы ушло на дно. И всем плевать. Председатель мне это рассказывал с возмущением. Таксисты (а я машину продал, езжу на такси), все относительно молодые, ругаются сильно, говорят, что по телевизору чушь какую-то несут. Говорят, придешь устраиваться на работу, а тебе: мы только до 30 лет берем. А что, в 40 помирать уже нужно? А когда берут молодых, то их берут на 3 дня. Те работают бесплатно, а им потом говорят: мы вам позвоним. И никогда не звонят. Потому что за воротами толпа стоит, и этот конвейер по 3 дня можно крутить бесконечно.

Если раньше люди ждали перемен, то теперь в них не верят больше. Люди говорят, что если в ближайшее время ничего не изменится, все очень плохо кончится. Это не пессимизм даже, а тихое озлобление людей. Пока тихое.

Почему и к вере так плохо идут. Не только потому, что «все попы плохие», а от потери внутренней уверенности в перспективах личного развития. Попробуйте убедить людей в том, что нужно совершенствовать духовный мир, когда физический абсолютно нестабилен.

У меня одна прихожанка попала с опухолью в центральную региональную клинику на операцию. Так радовалась, что в хорошую больницу попала. А когда пришел хирург, тут настроение испортилось. Говорит: давайте 70 тысяч или катитесь домой. Пришлось всем миром собирать.

Совершенно потеряли совесть и забыли долг. Разве после этого может быть позитивное настроение? Мне кажется, что запрос на изменения в низах уже перезрел, но вот что будет дальше? Кто и как будет искать выход? Можно сколько угодно рассуждать о программах, но программы нужно еще и реализовать. Если не боятся штрафовать на чепуху, если врачи не хотят лечить, кто-то должен это исправлять, запрос-то общественный есть…»

Дальше батюшка подводит итог. «Первое. Всех раздражает разрыв между правдой жизни и ложью телевидения. (Подчеркиваю слово «всех». Это человек, который крайне аккуратно относится к словам, он знает, что вначале было слово).

Второе. Необходимость конкретных изменений в экономике, рабочие места в первую очередь. Потому что масса дееспособных людей ничем толком не занимается, при этом они очень хотят работать и зарабатывать.

Третье. Взяточничество на всех уровнях необходимо жестоко пресекать. (Подчеркиваю, не жестко, а жестоко. Служитель церкви, который про репрессии знает больше, чем почти любой из нас, это семья репрессированная). Жестоко пресекать, открывая закрытые сферы, потому что студенты, больные и пр. стонут от поборов. Сейчас берут почти везде нагло и массово. Как сказал мне один преподаватель, кандидат химических наук, «80% преподавателей берет взятки и образуют сеть». В краевой поликлинике проходит 20 операций в день. Умножаем на 70 тысяч, получаем 1 млн. 400 тыс. (Думаю, что, наверное, не за все операции вымогают 70 тысяч, какие-то операции и без вымогательства проходят, какие-то вымогают меньше, потому что проще, но тем не менее). Гигантские деньги выкачиваются из карманов людей в карманы обнаглевших негодяев…

Недовольны лично Путиным, на которого возлагали надежды. Люди не считают его больше своим защитником, а воспринимают как отстранившегося от дел человека. А те, кто его бездействие защищает, мыслят более глобально, но не могут всем объяснить какое-то свое виденье. Запрос снизу опережает действия сверху. На всех уровнях люди понимают необходимость срочных изменений, но никак не может страна разродиться».

По-моему, я первый раз цитирую кого бы то ни было так много, но это действительно глас народа. Причем это глас народа очень добросовестный, спрессованный, аккумулированный, очищенный. Это и есть социология. Потому что добросовестные священники сегодня – это живая фокус-группа в одном лице. Это то, что у нас происходит.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank