Лента новостей

Политика

Наши, тэк сказать, «друзья и партнёры» твёрдо уверены, что время играет на них, и, если нынешнее противостояние удастся затянуть надолго, погрузив Россию в летаргию разного рода соглашений, негласных договоренностей, «контактов» и прочего, Москва схватку наверняка проиграет. И надо сказать, что эта самоуверенность не лишена оснований.

 

Не будите русского медведя. Пусть он умрёт во сне

17 апреля 2019 г.

     Автор: Виктор Кузовков

Иногда кажется, что американские военные – единственные вменяемые люди в заокеанском оплоте демократии и человеколюбия. Образованные, умеющие взглянуть в лицо фактам, иногда даже признающие собственные ошибки. На фоне американских политиков это действительно луч света в темном царстве. Но если присмотреться, все-таки приходится признать: ребята эти очень и очень «себе на уме», и принимать их здравомыслие за психическое здоровье я бы все-таки не рискнул.

Очередной пример такого разумного поведения – свежее заявление Кертиса Скапаротти, командующего силами НАТО в Европе. Он, в частности, выразил сожаление, что контакты по военной линии с Россией практически свернуты, и выступил за их некоторое расширение. Однако сразу оговорился: такие контакты не должны быть слишком интенсивными. Его идеал, вероятно, — отношения американских и советских военных в годы холодной войны.

Во времена холодной войны мы понимали сигналы друг друга. Мы разговаривали. Меня беспокоит то, что сегодня мы не знаем их так же хорошо.

С одной стороны, это тот самый образец здравомыслия, о котором упомянуто в начале статьи. И на первый взгляд, все выглядит именно так: высокопоставленный военный выражает обеспокоенность сложившейся ситуацией и ищет пути если не выхода из кризиса, то хотя бы минимизации его возможных последствий.

Но все-таки за всем этим видится некоторое лукавство. И проглядывает оно прежде всего в частых ссылках на холодную войну, которую выставляют то пугалом, то, наоборот, образцом корректного взаимодействия между военными двух стран.

Нужно понимать, что для американских военных холодная война не является чем-то устрашающим. В конце концов, они искренне считают себя победителями в ней. И некоторые модели поведения, которые принесли им успех в той войне, они вполне естественно считают возможным применить и в нынешней ситуации. Разумеется, не без некоторого переосмысления и адаптации, куда же без этого, но все-таки четко в духе тех славных времен блокового противостояния.

Думаю, любой вменяемый эксперт согласится со мной: в противостоянии с Америкой СССР почти всегда играл вторым номером. Да, играл иногда активно, дерзко, и примером тому Карибский кризис. Но все-таки вторым номером, тогда как повестку дня определяли почти всегда американцы. И военные маневры у наших границ, и новые военные базы, и помощь афганским душманам и их пакистанским покровителям, и ещё множество тому подобных «мероприятий» реализовывались по инициативе американцев, часто принимая характер откровенных военных провокаций. СССР же почти всегда пытался как-то урегулировать кризисную ситуацию, не доводя её до прямого столкновения.

Прямое столкновение не входило и в планы американцев. Поэтому схема «мы провоцируем русских, они злятся, звонят нам и ругаются, но в ответ не стреляют» их вполне устраивала. Множество мелких тычков в разных точках мира, не очень, на первый взгляд, и чувствительных, уколы побольнее вроде пакистанских истребителей, сбивающих советские самолеты в небе Афганистана, и так на протяжении десятилетий – это вполне рабочая схема постепенного, шажок за шажком, выдавливания конкурента из критических точек мира. Русский медведь при этом даже не пятится – он как-то потихоньку, почти незаметно глазу, съёживается, скукоживается, в итоге все-таки освобождая жизненное пространство более дерзким, наглым и агрессивным.

Собственно, нечто подобное хотелось бы видеть американским военным и сейчас. Точнее, связать русских по рукам и ногам нитями якобы существующих договоренностей, снова приучить их хвататься не за оружие, а за телефонную трубку, чтобы обезопасить себя и свои планы от каких-нибудь неприятных эксцессов.

Неудивительно, что подобная риторика раздалась с американской стороны именно сейчас, после заявления замминистра иностранных дел России Александра Грушко о том, что сотрудничество России с Североатлантическим блоком полностью прекращено. Причем пока ещё речь только о сотрудничестве, как таковое общение, особенно в кризисных ситуациях, все ещё возможно, и все инструменты для этого есть.

Но, похоже, наших «партнеров» настораживает сама тенденция. Сегодня они, эти русские, не хотят заседать с нами в разного рода комиссиях, а завтра, того и гляди, убедятся, что им от этого становится только лучше, и вообще начнут действовать, не обращая внимания на разного рода «озабоченности». И это довольно серьёзная угроза, которую, похоже, американские аналитики уже довольно четко идентифицировали.

Почему американцев не радует перспектива прямого столкновения с русскими? Это достаточно просто: они уверены, что время играет на них, и, если нынешнее противостояние удастся затянуть надолго, погрузив Россию в летаргию разного рода соглашений, негласных договоренностей, «контактов» и прочего, Москва схватку наверняка проиграет. Возможно, они заблуждаются в том смысле, что срок, отпущенный самим США, тоже не вечен, и имеющиеся в этом государстве внутренние проблемы могут развалить его даже с большим успехом, чем СССР, но это, пожалуй, единственная спорная переменная в уравнении. В остальном они правы – долгого давления мы, скорее всего, не выдержим, и это видно уже сейчас, когда внятных шагов по выходу РФ из стагнации не наблюдается, и она имеет все шансы превратиться в политический кризис непредсказуемой пока силы.

В подобной ситуации вряд ли будет очень верным для них способствовать какой-то мобилизации русского народа и государства. Любая удачная внутренняя реформа в РФ опаснее для нынешнего гегемона, чем военный разгром где-нибудь в Европе или утопленный Шестой флот. А раз так, лучше, конечно, налаживать «контакты», чтобы в любой момент иметь возможность «сдать назад», принести «глубокие извинения», успокоить разнервничавшегося Ивана и продолжить, как ни в чем не бывало, делать свои мелкие пакости и большие подлости.

Ситуация усугубляется (для американских военных) тем, что современная российская армия уже совсем не выглядит тем мальчиком для битья, каким она была пару десятилетий назад. В случае конфликта её возможности на постсоветской территории можно назвать доминирующими, на восточноевропейском направлении – угрожающими, а на ближневосточном – пугающими. Переход новой холодной войны в горячую стадию может вызвать такие «неудобства», как прекращение экспорта углеводородов из Персидского залива (за исключением иранских), почти моментальную потерю Западом Украины и Прибалтики, небольшие ядерные проплешины на местах дислокации объектов американской ПРО в Польше и Румынии, в общем, более чем достаточно, чтобы не считать вооруженный конфликт с Россией, даже без взаимного ядерного уничтожения, чем-то таким уж хорошим.

Поэтому, конечно, американские военные сокрушаются. Бомбить они предпочитают слабых. Для сильных, которые могут дать сдачи, у них другие методы…

А чтобы у вас, уважаемые читатели, было поменьше сомнений в истинных намерениях американских военных, вот вам цитата начальника штаба американских Сухопутных войск Марка Милли.

Россия, располагающая внушительным ядерным арсеналом, остаётся единственной текущей экзистенциальной угрозой Соединённым Штатам.

Экзистенциальной значит почти вечной, не зависящей от восприятия и субъективного отношения. То есть Россия будет угрозой для Америки, пока она вообще существует, пока её не удастся каким-то образом устранить с мировой арены.

Это тоже, кстати, пример типичного здравомыслия американских военных. Причем, заметьте, там это практически ни у кого не вызывает никаких возражений.

А попробуй в России назови Англию экзистенциальной угрозой России. Как минимум же в экстремисты запишут…

Метки: , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank