Лента новостей

Лента новостей

Политика

Привязать спор по поводу Курил к заключению мирного договора по итогам Второй мировой войны — это было блестящее решение Вашингтона, навязанное им вассальному Токио. В результате возник ряд долговременных негативных последствий.

Япония потеряла за сутки куда больше, чем Курилы

14 сентября 2018 г.

Ирина Алкснис     Автор: Ирина Алкснис

Следует отдать должное дипломатам и государственным деятелям США послевоенного периода, загнавшим российско-японские отношения в тупик, из которого те не могут выбраться уже больше семи десятилетий.

Бухта Малокурильская. Курильские острова, остров Шикотан

© РИА Новости / Сергей Красноухов

Эта история может служить ярким примером былой изощренности великих держав, о которой столь часто с ностальгией вспоминают в нынешние времена, когда в дипломатическом поле царят «русские хакеры» и «дело Скрипалей». То были противники, чья незаурядность, умение видеть картину целиком и находить нестандартные решения вызывают восхищение даже вопреки желанию.

Неурегулированные территориальные споры между странами — самое обычное дело. В мире очень мало государств, у которых не было бы тех или иных территориальных трений с соседями.

Но привязать спор по поводу Курил к заключению мирного договора по итогам Второй мировой войны — это было блестящее решение Вашингтона, навязанное им вассальному Токио. В результате возник ряд долговременных негативных последствий.

Во-первых, в российско-японских отношениях образовалась незатягивающаяся рана. И хотя отсутствие мирного договора не влияет на активное двухстороннее сотрудничество между странами, выглядит эта ситуация чем дальше, тем более странной и неуместной.

Во-вторых, именно на Москву в глазах мира оказалась возложена моральная ответственность за данное положение дел. На непосвященный взгляд речь идет вроде бы о сущей мелочи: нескольких небольших и по большей части необитаемых островах, которыми «можно бы и пожертвовать» ради мирного урегулирования с Японией. В конце концов, Россия иногда шла на куда более существенные территориальные уступки, а тут «из чистого упрямства» уперлась в «груду камней», и в результате — отсутствие мирного договора в войне, закончившейся давным-давно. То, что эта «груда камней» (во всяком случае, та ее часть, из-за которой и образовался мертвый клинч) на самом деле стратегическая, поскольку владение ею обеспечивает России (и ее военно-морскому флоту) круглогодичный незамерзающий доступ в Тихий океан, известно куда более узкому кругу интересующихся данной проблемой.

В-третьих, подвешивание ситуации создало возможность того, чтобы в случае возникновения у России каких-то трудностей геополитического, экономического или еще какого-нибудь характера появился шанс склонить Москву к уступке по Курилам. Сейчас кажется просто чудом, что этого все-таки не произошло в 1990-е годы.

К счастью, этого не случилось, и статус-кво сохраняется с середины 1950-х, когда был реальным шанс и на урегулирование территориального спора, и на заключение мирного договора.

Угроза потери Курил для России отступила. Москва не просто отказывается менять свою позицию в территориальном споре, но интенсивно наращивает свое присутствие — в том числе военное — на островах, все более активно и весомо утверждая их российскую принадлежность.

В этой ситуации инициатива российского президента о выводе за скобки курильского вопроса и заключении мирного договора между Россией и Японией без всяких условий, причем в кратчайшие сроки, действительно прозвучала как гром среди ясного неба. И вовсе неслучайно реакция японской стороны оказалась растерянной и даже нервной.

Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ на церемонии подписания совместных документов по итогам переговоров во Владивостоке. 10 сентября 2018 года © РИА Новости / Сергей Мамонтов

По большей части это предложение Путина рассматривают в контексте «внешнеполитического троллинга», не имеющего никаких долгосрочных и практических последствий. Однако, возможно, дело сложнее.

Существенным результатом инициативы российского президента стало то, что моральная ответственность за неподписание мирного договора теперь возложена на японскую сторону. Кроме того, Москва в данном вопросе перехватила инициативу и навязала Токио свою игру.

Это тем более забавно, учитывая, что все началось с обращения Синдзо Абэ к российскому руководству с призывом пересмотреть подход к переговорам о мирном договоре. А когда это было сделано, японская сторона оказалась к этому категорически не готова — и «поплыла».

Следствием той давней, но по-прежнему работающей американской комбинации все эти годы являлось то, что Москва выступала в роли вечно защищающейся стороны, якобы тормозящей переговорный процесс и дающей многочисленные объяснения, почему позитивный результат все еще не достигнут.

Ныне роли поменялись полностью. Кремль на инициативу японских партнеров дал прямой и простой положительный ответ: да, давайте подпишем мирный договор — и как можно быстрее (а со всем остальным будем разбираться потом).

Это понятная миру позиция, поскольку территориальные споры — действительно общее место в мировой политике и ссылки на них в качестве препятствия для заключения мирного договора по войне, закончившейся более 70 лет назад, просто абсурдны.

И вот теперь уже японские власти выглядят тянущими резину и приводящими многословные и неубедительные аргументы, почему они не идут на компромисс. Это, в свою очередь, ослабляет их позицию в отношениях и переговорах с российской стороной.

Так что отныне на любой вопрос-обвинение «почему Россия не подписывает мирный договор с Японией?» из Москвы будет следовать простой ответ: мы предлагали — они отказались.

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank