Лента новостей

Лента новостей

Общество

За повседневной суетой жизни мы как-то забываем, что против России идёт война не на жизнь, а на смерть. И если её информационную составляющую мы наблюдаем ежедневно и ежечасно, то идеологическая её часть не лежит на поверхности — эта война не любит публичности и ведётся умными дядьками в тиши их кабинетов. Но именно идеологическая война и является самой опасной и самой действенной. За примерами ходить далеко не надо — именно так была разрушена наша великая держава — купили на корню советскую, так называемую, руководящую элиту и её руками убили Советский Союз.

Ювенальная юстиция — один из самых страшных методов ведения идеологической войны, используемый против нас нашими «друзьями и партнёрами». Это оружие наносит смертельный удар по самому ценному, что есть у русского человека — его детям. Ведь когда родитель сталкивается с угрозой навсегда потерять ребенка – он забывает обо всем и теряет волю к сопротивлению., деморализуется. Какова одна из главных целей любой войны — деморализация противника и с этой задачей ювеналка может прекрасно справиться.

Абсолютно правильно заявил в одном из своих выступлений глава организации «Родительский отпор» Николая Мишустин:

«В нашей стране идет деморализация населения через ювенальные технологии – на самом деле это часть плана по уничтожению России. А какая цель любой войны – деморализация противника. И у нас она реализуется через любовь к Западу, через матрицу потребительского образа жизни. 25 лет нас тащат по этой колее. И мы должны объединиться и ее сломать, доказать нашим должностным лицам (что очень сложно, потому что у них уже привиты антисемейные стереотипы), что семья – это Родина, это последнее доступное счастье для нашего обездоленного народа. И если мы защитим семью, мы сбережем и спасем Россию»

«Колокол России» рассказывает о главных тезисах и итогах парламентских слушаний в Совете Федерации, посвященных ювенальной юстиции.

Мизулина и родители дадут смертельный бой ювеналке

4 марта 2017 г.

      Автор: Иван Ваганов

В пятницу, 3 марта, Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству организовал второе по счету обсуждение находящегося пока в зачаточном состоянии законопроекта «О пересмотре положений Семейного кодекса РФ, связанных с отобранием ребенка». Участники мероприятия собирались говорить о совершенствованиях положений Семейного кодекса, но по сути обсуждали феномен ювенальной юстиции в целом, который в ряде выступлений был прямо назван «ювенальным фашизмом». Дискуссия на слушаниях получилась концептуальной и очень жаркой.

Попробуем выделить суть, мелькавшую в том числе и за заявлениями ведущих спикеров, которые вчера были опубликованы на «Колоколе России», и представим еще нескольких ораторов, не попавших в наш «прямой эфир».

Во-первых, сам готовящийся записными антиювеналами законопроект в части отобрания ребенка на нынешних слушаниях не был предоставлен общественности для ознакомления. Интересно, что на аналогичном круглом столе в СФ 27 октября прошлого года участников и гостей в раздаточных материалах худо-бедно ознакомили с готовящимися поправками, после чего некоторые общественники забили тревогу. Вероятно, и наш материал под названием «Нас ждут ювенальные экспресс-суды и изъятие детей (полицией)» повлияли на группу законодателей, потому что накануне сенатор Елена Мизулина говорила о сложившейся практике отобрания детей как о главном зле и более не предлагала узаконивать этот порядок «быстрыми судами», а даже продвигала идею полной отмены/глубокой переработки статьи 77 Семейного кодекса, в которой говорится о возможности отобрания ребенка из семьи, как антиконституционной. Добавим, что справочные материалы к заседанию, которые могли бы рассказать о предлагаемых прорабатываемых поправках в СК (хотя бы на раннем этапе), на сей раз отсутствовали.

Во-вторых, стало очевидно, что главной болевой точкой в ювенальных делах и в историях отобраний детей является федеральный закон №120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», на который приходится до 90% случаев досудебных изъятий детей из семей. Именно поэтому от главных докладчиков поступило несколько конкретных предложений о пересмотре и уточнении ряда позиций этого ФЗ.

Так, член Общественной палаты и «Родительского всероссийского сопротивления» юрист Людмила Виноградова предложила признать статью 77 СК антиконституционной из-за размытости формулировок и перестать ее исполнять. Данная статья позволяет органам опеки отбирать детей и затем подавать в суд о лишении родительских прав по формальным признакам, без должной оценки происходящего. По ее мнению, это прямым образом нарушает конституционные права граждан, влечет за собой произвол и превышение полномочий органов власти.

«В случае преступлений против детей в семье необходимо судить виновных по соответствующим статьям КоАП и УК РФ, причем до вынесения приговора по делу у суда не может быть оснований для лишения или ограничения родительских прав, как и нет законных оснований для отобрания ребенка из семьи.

Что касается действий полиции, то в ее должностных инструкциях ничего не сказано о разлучении детей с родителями. Они могут применять меры государственной защиты к потерпевшим, свидетелям и иным участникам судопроизводства. Также они могут принудительно направить гражданина, здоровью или жизни которому возникла угроза и который не может сам о себе позаботиться, в безопасное место. Но удерживать там ребенка длительное время, разлучать его с невиновными до решения суда родителями – таких прав у полиции нет. Меры государственной защиты не предусматривают принудительного разлучения ребенка с кровными родственниками, не виновными в правонарушении», – отметила Виноградова.

В завершение выступления юрист предложила прописать конкретные меры государственной защиты ребенка при непосредственной угрозе его жизни и здоровью в ст. 77 СК, прописать алгоритм действий полиции при задержании и доставлении несовершеннолетнего безнадзорного, а также уточнить определение безнадзорного в ФЗ №120.

Наконец прояснилась позиция Верховного суда в лице председателя судебного состава по семейным делам и делам о защите прав детей Судебной коллегии по гражданским делам Александра Кликушина, также выступившего на слушаниях. Увы, он полностью поддерживает все внедряемые ювенальные законы и механизмы, более того, не видит в происходящем ничего страшного и шокирующего. Впрочем, если вспомнить прошлогодние слова председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева о том, что стране нужны специальные ювенальные суды, более того – в ближайшее время они неизбежно появятся, все встанет на свои места.

«Я не завидую органам опеки и попечительства, в каких же тяжелых условиях они работают! Изъял ребенка – тебя заклюют, затаскают по судам. А если не изъял – и, не дай Бог, что-то с ребенком случилось, вообще тебя посадят в клетку. Сколько мы видим материалов, критикующих опеку, в СМИ!

Я представляю судебную систему и прежде чем что-то менять, я призываю коллег разобраться – как работают действующие нормы законов. Вы говорите, что они очень плохие… Ну, давайте посмотрим. Вот судебная статистика. В 2015 году было рассмотрено почти 54000 дел о лишении родительских прав, в 2016 – 53000 дел. Дошло до суда с вынесением решения 47000 дел, с удовлетворением было рассмотрено – 41000 в 2015 году и столько же почти – в прошлом. Цифра действительно ужасная – за 10 лет мы большой город – 400-500 тыс. граждан – лишаем родительских прав.

А что не надо по действующим законам лишать прав тех, кто не выполняет родительские обязанности, кто не платит алименты, наркоманов, кто совершает умышленные преступления против жизни и здоровья своих детей?

Давайте посмотрим, сколько граждан, лишенных прав на детей, в дальнейшем обжаловало приговоры. 2500 дел было обжаловано в прошлом году – всего 5%. А отменено или изменено и того меньше – 467 дел – это 1%. Ежегодно рассматривается 1500 дел на восстановление в родительских правах, причем 76-80% таких заявлений удовлетворяется.

Что касается изъятия детей из семей по ст. 77 СК – 3444 человека было изъято из семей в прошлом году. При этом в 2015 году обжаловали 13 человек, в 2016 – 17 человек. Давайте подумаем над этими цифрами, может мы не в том направлении с вами размышляем?

И должна быть вообще законная возможность изъять ребенка из семьи при экстремальной ситуации, если есть угроза его жизни, до составления акта об изъятии в местной администрации. Кстати, давайте изменим слово «отобрание», коллеги, на перемещение – ведь само это слово уже ухо режет, несет явно негативный оттенок», – высказался Кликушин.

Данное выступление можно разбирать как классику нейролингвистического программирования – продумано оно было четко и грамотно. И не исключено, что до этого сам выступавший был обработан по должностной линии своего ведомства в соответствующем ключе. Действительно – ужасные родители, которые к тому же еще и не способны юридически грамотно за себя заступиться, многострадальные органы опеки, в которых летят все шишки, да и вообще такое неприятное слово – «отобрание». Главное – замылить суть, скрыть весь негативный характер этого действа, изменив «отобрание» на нейтральное «перемещение» – и можно продолжать насаждать ювеналку в том же духе.

Что касается органов опеки, то попытка перевести на них все стрелки выглядит совершенно нелепо. Другие эксперты на слушаниях вполне ясно показали, что в них работают такие же граждане России, как и мы с вами, как и родители, у которых они отнимают детей. В большинстве своем это не конченые негодяи или взяточники, они руководствуются прежде всего внутриведомственными и межведомственными должностными инструкциями, которые составлены очень неглупыми грамотными социальными инженерами. Вот тут-то и находится корень зла – выходит, что некие лица, обличенные властью на высоком уровне, спускают команды сотрудникам на уровень более низкий – сталкивают людей лбами и сознательно разжигают ненависть, инициируют человеконенавистнический подход в госорганах и по отношению к согражданам. Такую систему, вне всякого сомнения, пора перестраивать.

Об этом еще будет сказано ниже, а пока – приведем достойный ответ члену ВС Кликушину от детского психолога с большим стажем Ирины Медведевой. К сожалению, он этот ответ уже не услышал, покинув слушания по неотложным делам.

«Я много езжу в командировки по стране, общаюсь с огромным количеством разных людей и могу вам рассказать об их настроениях. Настроение людей в нашем обществе по поводу ювенальной юстиции вначале было другим. Они говорили: «Такого у нас никогда не будет и быть не может, это какие-то сказки… Ну мало ли там, на Западе…»

А сейчас люди уже в курсе дела, отобраний детей уже такое количество, что о подобных случаях знают даже в глухих селах. Должна вам сказать, что такие люди живут в неблагополучных соцусловиях – у них мизерная зарплата, плохие жилищные условия. Наши люди так устроены, что готовы многое терпеть. У нас терпеливый народ. Но ювеналку они терпеть уже не будут. Последняя ценность, которая у них осталась – дети. Если начнут массово их отбирать, у нас в обществе начнется то, что в чиновничьей среде зовется «дестабилизацией». Иными словами – попросту начнется бунт. Потому ЮЮ представляет прямую опасность для государства.  

В контексте грядущих президентских выборов я не думаю, что власти это нужно. Какие-нибудь жулики, подлецы могут взять антиювенальное знамя в свои руки и пробиться к власти. А все потому, что люди просто больше не могут терпеть такой несправедливости, этого фашистского кошмара.

А еще хочу ответить ушедшему представителю ВС Кликушину. Я не знаю, где живет этот человек – в какой стране, на какой планете. Он что не знает, что у нас большинство людей юридически безграмотны, они просто не будут обращаться в суд? К тому же вероятность отменить решение суда – почти нулевая. А почему он не привел цифры – сколько людей у нас после лишения родительских прав спились, сколько сошли с ума, сколько покончили жизнь самоубийством. Ведь когда родитель сталкивается с угрозой навсегда потерять ребенка – он забывает обо всем, какое тут может быть юридическое сопротивление?», – отметила Медведева. 

Отдельно остановимся на двух острых патриотических выступлениях неравнодушных активистов, которые на личной практике выявили страшную основу работы ювенальных механизмов. Начнем с доклада общественника, главы организации «Родительский отпор» Николая Мишустина.

«В нашей стране идет деморализация населения через ювенальные технологии – на самом деле это часть плана по уничтожению России. А какая цель любой войны – деморализация противника. И у нас она реализуется через любовь к Западу, через матрицу потребительского образа жизни. 25 лет нас тащат по этой колее. И мы должны объединиться и ее сломать, доказать нашим должностным лицам (что очень сложно, потому что у них уже привиты антисемейные стереотипы), что семья – это Родина, это последнее доступное счастье для нашего обездоленного народа. И если мы защитим семью, мы сбережем и спасем Россию», – заявил в своем выступлении Мишустин.

В унисон Мишустину выступил, чуть глубже копнув выстроенную в нашей стране на всех уровнях власти систему, член Адвокатской палаты и «Родительского всероссийского сопротивления» Олег Барсуков.

«Я хочу рассказать о тех случаях изъятия, которые производятся системой межведомственного взаимодействия. Хочу вам сказать, что она действует как раз вопреки Семейному кодексу, в том числе вопреки ФЗ №120, то есть с наличием признаков конкретных должностных преступлений. Эта система взаимодействия между ведомствами сама по себе является отдельным органом, который строит совершенно параллельную нормативную базу, которая ничего общего с законностью не имеет.

Это подается под соусом каких-то стратегий, либо концепций, либо методичек и т.д. – это уже совсем не законодательство. И занимаясь защитой прав семьи, я сделал открытие – эта система межведомственного взаимодействия сама по себе представляет некий субъект, который и проводит все эти изъятия детей, обсуждаемые нами сегодня.

И это делается не только из материальной заинтересованности. Главная цель, которую преследует этот субъект – разъединение людей. Это война всех против всех. Само по себе финансирование этой системы вторично, первично желание посеять ненависть между людьми – между детьми и родителями, между органами власти и остальными гражданами страны.

Все мы помним громкое дело о гибели 5-тимесячного мальчика Умарали Назарова после его изъятия из таджикской семьи в Санкт-Петербурге. Так вот, там был момент, когда за ребенком пришла бабушка со свидетельством о рождении (а он был отобран как безнадзорный по ФЗ № 122), но полицейский, увидя ее, заявил: «А мне по барабану!». И ту же фразу услышала мать погибшего ребенка, когда у нее принудительно брали пробу на цитомегаловирус, пытаясь снять с себя вину за гибель младенца.

Вот эти все бесчинства совершаются системой межведомственного взаимодействия, а во главе ее стоит, как я выявил – председатель правительства России. И поэтому я выступаю за законодательную инициативу, которая бы ограничила законотворческую деятельность правительства. У нас исполнительная власть должна следить за исполнением законов, а по факту она стала главным законотворцем (это подтверждается аналитическим материалом «Колокола России» о деятельности нового состава Госдумы в первую сессию – прим. ред.), моделирует законы под себя. Как следствие – правительство действует в собственных интересах, не в интересах граждан России», – заявил Барсуков. 

Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Ольшанская (ранее на слушаниях она получила суровую отповедь от протоиерея Дмитрия Смирнова, о чем сообщал «Колокол России» — прим. ред.) в своем выступлении указала на первопричину ювенальных проблем в России, и эту точку зрения также нельзя игнорировать:

«У нас на сегодня основная проблема простая – не хватает простой, базовой помощи семьям, чтобы они не доходили до этой кризисной ситуации. Но мы молчим об этом – о том, что у нас тотальная безработица в регионах. У нас огромное количество семей оказываются перед угрозой потери ребенка просто потому, что не имеют собственного жилья, живут в строительных бытовках. Почему мы не говорим сегодня в Совете Федерации о том, что должны быть реальные государственные гарантии семьям – гарантии социального жилья, трудоустройства. О том, что необходимо повышать пособия кровным семьям с детьми, которые на сегодня просто смешные – на них невозможно даже накормить ребенка. Вот все эти реальные проблемы и надо обсуждать на высшем уровне, и надо давать рекомендации власти. Странно, что сегодня никто ничего подобного не предложил». 

По итогам слушаний в Совете Федерации было решено подготовить свою рабоче-экспертную группу с участием родительских общественных организаций во главе с Еленой Мизулиной, которая направит президенту России Владимиру Путину альтернативный доклад по случаям изъятий детей из семей. Это хорошо, так как есть все основания полагать, что доклад аппарата детского омбудсмена Анны Кузнецовой будет корректно-официозным и не раскроет весь масштаб ювенальных механизмов в нашей стране.

Позитивные сдвиги внутри «команды Мизулиной» очевидны – вчера она уже вела речь об изъятии ребенка из семьи как об исключительной мере, даже предложила отказаться от института отобрания как такового, рассмотреть альтернативные ему варианты (например, временное перемещение ребенка в безопасное место на 3-5 дней – до урегулирования ситуации внутри семьи). Есть надежда, что законодательные инициативы этой рабочей группы в СФ будут однозначно выдвинуты в интересах сохранения традиционной семьи, сокращения случаев изъятия детей, ограничения или лишения родительских прав вследствие произвола госорганов, да и просто ограничения вмешательств государства в нашу семейную жизнь.

Но есть и большая опасность – в настоящее время в Госдуме на рассмотрении находится подготовленный недавно правительственный законопроект об изъятии ребенка по решению «экспресс-судов», в которых родители будут загодя лишаться права защищать интересы ребенка (быть его законными представителями).

Фактически правительство предлагает официальное внедрение в России ювенального правосудия, которое будет в конвейерном порядке определять будущее семей и их родных детей. Похоже, до Елены Мизулиной и ее единомышленников дошла вся коварная суть этой инициативы. Во всяком случае, комментарий сенатора на парламентских слушаниях по этому поводу вселяет оптимизм:

«Будем организовывать сопротивление этому законопроекту, это поспешный и ошибочный путь. В таких вопросах судебный порядок недопустим – все превратится в штампование решений в пользу органов опеки. Да и сами судьи против – они говорят, что не смогут адекватно выполнить эти контролирующие функции».

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank