Лента новостей

Лента новостей

Политика

Бразилия — очень важная страна. Это восьмая экономика мира по паритету покупательной способности, то есть она больше Великобритании или Франции. И это крупнейшее государство Латинской Америки (более 200 миллионов населения), региональная держава.

Можно сколько угодно морщить нос по поводу нищих фавел в Рио-де-Жанейро (нищета есть и в США, что не делает эту страну менее важной) или смеяться над карнавальностью местной политики. Но эта необычная страна, похоже, прочно вошла в первую десятку мировой сцены, и с таким фактом ничего не сделать, даже если бы кому-то этого хотелось.

Картинки по запросу карикатура на выборы

В восьмой экономике мира победил кандидат по имени «А пошли бы вы все»

31 октября 2018 г.

     Автор: Дмитрий Косырев

Закономерность подтверждается: теперь у власти в Бразилии «местный Трамп» — избранный президентом Жаир Болсонару. Это, напомним, после «филиппинского Трампа» — Родриго Дутерте, «индийского Трампа» — Нарендры Моди, да и самого Дональда Трампа не будем забывать. И не будем забывать медленное шествие к власти подобных если не личностей, то партий в Европе, о которых раньше и слышно не было.

© AP Photo / Leo Correa

Перед нами не просто разные, а совсем разные страны, но общее у них, как видим, есть. Побеждают «не те люди».
Приговор Болсонару со стороны изданий типа газеты The Washington Post или ее европейских собратьев давно, то есть еще накануне выборов, вынесен (и активно обсуждается в российских СМИ). А именно, Болсонару — популист, расист, ультраправый, поклонник диктатур и убийств, женоненавистник, гомофоб и так далее. В общем, олицетворенный ужас.В России, понятно, размышляют, как мы с таким человеком будем разговаривать в рамках БРИКС, где Бразилия обозначена первой буквой. Отозвались на это политическое землетрясение и в Китае.

Конкретно так: Болсонару во время предвыборной кампании посетил Тайвань и заявил, что Китай «покупает Бразилию» (на корню). Но во второй части той же кампании поменял тон и сказал, что все хотят торговать с Китаем, это «исключительный партнер». И не забудем, что у этого человека вообще нет опыта по части международных отношений, которые вдобавок никак не интересовали избирателя.

В общем, китайский комментатор полагает, что невероятно, чтобы Бразилия по каким-то политическим соображениям поменяла всю свою внешнеэкономическую модель — в которой, напомним, Китай давно стал первым торговым партнером. Не говоря о том, что у Бразилии в этой торговле профицит в 20 миллиардов долларов в год. Скорее следует ожидать, что страна будет вести политику баланса между разными партнерами (а так поступают все члены БРИКС) и ее хорошие отношения с Китаем будут лишь подталкивать США к тому, чтобы активизироваться на бразильском направлении — к общей выгоде.

Чего в этом комментарии почти нет: идеологических определений (не считая вскользь упомянутого «поливания Бразилии грязью со стороны западных политиков и СМИ»). Пекин, кстати, вообще редко интересуется идеологией своих партнеров.

Но мы все-таки попробуем этой самой идеологией поинтересоваться. Хотя бы потому, что Бразилия — очень важная страна. Это восьмая экономика мира по паритету покупательной способности, то есть она больше Великобритании или Франции. И это крупнейшее государство Латинской Америки (более 200 миллионов населения), региональная держава.

Можно сколько угодно морщить нос по поводу нищих фавел в Рио-де-Жанейро (нищета есть и в США, что не делает эту страну менее важной) или смеяться над карнавальностью местной политики. Но эта необычная страна, похоже, прочно вошла в первую десятку мировой сцены, и с таким фактом ничего не сделать, даже если бы кому-то этого хотелось.

Оставим тонкости местной политики экспертам-латиноамериканистам и посмотрим на главное. В 2016 году в стране произошел, по сути, государственный переворот — глобалисты отстранили от власти народных любимцев из левой, социалистической (и в этом очень латиноамериканской) Рабочей партии (или Партии трудящихся). Это неплохо знакомые нам Лула да Силва и его преемница Дилма Русеф. Их упрятали в тюрьму за коррупцию. Дальше следовало ожидать укрепления власти глобалистских сил (по идеологии тех самых, что сейчас исходят яростью по поводу избрания Болсонару). Но все пошло ровно наоборот. Или — в точности как, например, на Филиппинах с их замечательным президентом Дутерте, который тоже за словом, в том числе непечатным, в карман не лезет.

Технология воздействия на не очень грамотного и весьма левого избирателя пока работает хорошо в глобальном масштабе. Такой избиратель готов поверить в «коррупцию», хотя и неспособен разобраться в сложных банковских документах. По сути, речь о натравливании бедных на богатых. А дальше — дальше можно запускать «вечный двигатель» в виде двух партий, чуть левее и чуть правее, которые тем не менее следуют одному глобальному набору правил, в частности, насчет того, что можно говорить или делать любому политику, а что нельзя.

Однако вечных двигателей, похоже, не бывает. В самых разных странах в этих вроде бы стандартных ситуациях избиратель начал голосовать за людей, которые как раз говорят то, что нельзя. Но то, что думают многие — и боятся сказать. Это не то чтобы кандидат «против всех», это скорее кандидат «а пошли бы вы все». Ну не любят избиратели (да и просто люди), когда их загоняют в безвыходное положение, в котором и сказать ничего нельзя и в котором народы превращают в объект бесчисленных глобальных кампаний по промыванию мозгов. И происходит такое в США, на Филиппинах, вот в Бразилии — и далее по списку.

Самое интересное сейчас даже не в том, как эти странные лидеры управляют или будут управлять. Скорее плохо, потому что это сплошь люди без нужных знаний и опыта (посмотрите хотя бы на Трампа). И они уйдут рано или поздно. А вот что будет дальше — хороший вопрос.

Может быть, дальше будет бизнес, как обычно, и снова заработает слегка подправленный «вечный двигатель» из двух фальшиво конкурирующих партий? А вдруг «как раньше» не будет?

Есть политологические формулы насчет заката глобализма и возвращения мира к национальным государствам с их веками вырабатывавшимися ценностями и традициями. А в реальной жизни эти формулы воплощаются вот так — на выборах побеждает партия или кандидат, которых и представить раньше было невозможно. И обзывайте их, как хотите: расистами, националистами, популистами …

Но обзываться они и сами умеют.

Метки: , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank