Мысли вслух

Мысли вслух

Общество

Что-то подсказывает мне, что дело не только в том, что в столице будут сносить пятиэтажки, так называемые, «хрущёвки» — вопрос стоит гораздо шире. Этот чудовищный эксперимент в отдельно взятой столице будет иметь самые непредсказуемые последствия для других городов в масштабах всей страны. Вопрос только в том, когда до них доберутся. 

Что касается строительных корпораций — их интерес понятен — деньги, прибыль и ещё раз деньги и, конечно же, квадратные метры, как показатель их эффективности и заботы о населении. Да, строить надо, потому как множество народа сегодня ютится по углам, снимает жилплощадь и мечтает о собственном доме. Но кто сказал, что это должно достигаться такой ценой, как снос уже построенного.

Строители говорят, что срок службы хрущёвок 20-25 лет и они своё отслужили. Так ли это? Лукавят они и встали на путь прямого обмана ради достижения своих целей. Ниже автор публикуемой мной статьи приводит мнение архитектора: да, такие дома, так называемой «сносимой серии», были и их давно снесли. Сейчас же строители нацелились на дома так называемой первой категории капитальности, срок службы которых 120 лет и больше. Ну и как это понимать? Думаю, всё дело в том, что земля под этими пятиэтажками сегодня стоит безумно дорого и является лакомым куском для строительных корпораций. к тому же не надо ломать голову над строительством коммуникаций, достаточно подремонтировать, — это вам не на пустыре строить, начиная с нуля. 

Снос пятиэтажек чреват и рядом других серьёзных проблем.

При строительстве 20-ти и более этажных домов, как говорят некоторые специалисты, неизбежно встанет вопрос расширения инфраструктуры районов. застроенных пятиэтажками, не расчитанной на увеличение населения в 5 и более раз. Об этой проблеме строители говорят шёпотом и неохотно.

Сегодня районы с пятиэтажками утопают в зелени, чего никак не скажешь о новостройках, и зелень эта серьёзно пострадает. Не говоря о том. что привычные бытовые условия населения будут разрушены и вместо уютных парков и дворовых скверов появится нечто неудобоваримое, зная «таланты» наших строителей по благоустройству территорий вокруг домов.

Есть, на мой взгляд, ещё одна печальная тенденция, проникающая в нашу жизнь - мы медленно, но верно теряем дух коллективизма, издревле присущий нашему народу. Что я имею в виду? Нас поэтапно растаскивают по индивидуальным углам-норам, нечто вроде того — мой дом — моя крепость, но в худшем понимании этого, в общем-то, безобидного выражения. Как это не печально, но сие дань времени, в котором мы живём, и от этого никуда не спрячешься. Мы последовательно прошли ряд этапов деколлективизации.

Был свой дом со своим участком, были соседи, которых мы знали поимённо, были общие интересы с ними, мы вместе делили радости и горести.

Затем наступил этап коммуналок, в которые в послевоенное время мы селились не от хорошей жизни, трудно было всем, но эти трудности нас сплачивали, мы дружили семьями, вместе праздновали, вместе делили горе и жили дружно, зная о друг друге если не всё, то многое и готовые помочь в любой момент.

Но жизнь не стояла на месте, улучшались её условия и мы получили отдельные квартиры в тех же пятиэтажках и высотках. Здесь появилась первая трещинка в наших взаимоотношениях друг с другом. Нет, мы не перестали общаться с нашими старыми друзьями и всё также встречались и отмечали вместе праздники и дни рождения. Но... вот только соседей по дому мы знали далеко не всех и не всегда с ними складывались хорошие отношения. Мы стали жить в больших муравейниках, только в отличии от муравьёв, нам не было никакого дела до соседей по дому, за редким исключением. Мы стали индивидуалистами.

Нынешние же районы многоэтажных застроек, дома в -цать этажей и выше окончательно разъеденили нас, сделали нас хатаскрайниками и пофигистами. Человек в них чувствует себя потерянным индивидуумом, порой мы даже не знаем, кто живёт в соседней квартире. И если живя в тех же пятиэтажках мы худо ль бедно общались и интересовались друг другом, иногда перекидываясь в картишки или забивая козла в домино в своих уютных и зелёных двориках, то в нынешнее динамичное время, живя в громадных домах, больше похожих на муравейники, мы потеряли чувство локтя соседа, нам всё стало откровенно по барабану. Это чисто психологическая проблема жизни в многоэтажных монстрах, плата за удобства.

Так что районы «хрущёвок» — это целая эпоха в жизни не одного поколения россиян и расставаться с ней больно и обидно. Из нас в который уже раз с корнем вырывают наше прошлое, не давая ничего стоящего в замен и заставляя в очередной раз начинать жизнь заново, с чистого листа, как правильно пишет автор статьи.

Остаётся один единственный вопрос — почему не строить на новых землях попутно осваивая их, почему надо обязательно разрушать то, что ещё не один год может послужить? Почему надо снова разрушать наше прошлое, нашу память? Боюсь ответ на этот простой вопрос мы не получим никогда.

Итак. Москва заявила о начале очередного эксперимента над народом, ну, да Бог с ней, ежели бесятся от жира и не знают куда деньги девать. Однако эта тенденция может распространиться и на другие города и веси. Пока у них на это, слава Богу, нет денег. Но сие не за горами, Москва заявит о благополучном проведении эксперимента и понесётся лихая птица- стройка по российским просторам, благо нашим монополистам от стройиндустрии есть где развернуться.

Ломать — не строить?

16 марта 2017 г.

     Автор: Татьяна Воеводина

Всё-таки существует притяжение мысли! Недавно, проходя в районе Перово меж сохранившимися там пятиэтажками-хрущёвками, я думала: «Как жаль, что их снесут!» Ведь там столько драгоценной среди города зелени, да и вообще там более гуманная, человеческая жизнь, чем возле двадцатиэтажных громадин, где человек теряется, исчезает, словно ничтожная таракашка.

Но – снесут: решение на самом высшем уровне принято.

Что за несчастная судьба у нашего народа – вечно начинать с начала, в нуля. В этом какой-то психологический дефект – в упорном стремлении зачеркнуть прошлое, обнулиться, начать с начала. В этом есть что-то детское: первоклассник, вырывает криво написанную страницу, а то и вовсе забрасывает тетрадь за шкаф и начинает – заново, с новой, дивной белизны страницы. Когда-то Маяковский назвал СССР «страной-подростком». Тысячелетняя Россия – и вдруг подросток. Потом, в 90-е, что-то бубнили о молодой российской государственности – опять мы какие-то не взрослые, недоделанные. Зачеркнувшие то, что было до этого. Снос пятиэтажек, которые успешно реконструируют в Германии и в других странах, — из этого ряда.

И вот в редакцию «Завтра» мне написал инженер-строитель с 56-летним стажем – Сергей Иванович Черкасов. Писал он по повожу каких-то моих статей (не о пятиэтажках), но почему-то предложил посмотреть реализованный, и весьма успешный, проект реконструкции одной пятиэтажки в Южном Тушине. Вот оно, притяжение мысли! Осуществил реконструкцию архитектор Алексей Кротов, который в той преображённой пятиэтажке живёт и работает. Мы с моим сыном-строителем, не мешкая, туда отправились.

Мы увидели современный, красивый 8-этаженый дом с мансардой, с удобным подъездом, просторными квартирами, лифтом, лоджиями, внутри которого таится старая пятиэтажка. Её не пришлось разбирать, взрывать, вывозить на полигон. При этом стоимость метра жилплощади в преображённой пятиэтажке на треть дешевле, чем в новом панельном монстре, что вырастает на пепелище прошлой жизни. О том, как это реализовано технически, надо написать отдельно и обстоятельно, это я непременно сделаю. Но сейчас я не о технических подробностях – я о принципе.

Город, в котором не сохранилось ничего старого – пуст. Идейно пуст, философски, эмоционально. Его нет. Нельзя каждые пятьдесят лет начинать жизнь сначала, с пустыря. Мы нервно хлопочем о правильной трактовке истории, а история-то она вот, рядом. И «сталинки», и хрущёвки, и дома, построенные (кстати, очень хорошо, солидно и уютно) пленными немцами – всё это история. Снося дома и превращая квартал, а то и целый район в пустыню – мы делаем ровно то, против чего сами и возражаем – убиваем историческую память.

Город не может быть сплошным музеем отгоревшей жизни? Верно, не может. Вот для этого и придумана реконструкция, перестройка. В Германии я видела фахверкерные дома XVIII века, бережно сохранённые, защищённые несколькими слоями разных покрытий. Это подлинно культурные слои. И там живут обычные бюргеры, и вполне довольны, и никто не вякает, что эти дома устарели. Конечно, если вовремя не ремонтировать – развалится всё. Это закон жизни.

Если мы пойдём по пути сноса, то конца-края ему не будет. Уже на очереди стоят «брежневки» 70-х годов, дальше дышат в затылок знаменитые П-44, которых в конце прошлого века наклепали немеряно. Ну, и далее по всем пунктам, как говорят в электричках.

От архитектора Кротова я узнала ещё и вот что. Нас бесстыдно обманывают относительно срока жизни пятиэтажек. Помню, ещё в 90-е годы подняли бучу, что-де эти дома строили на двадцать лет, как времянки. Оказывается, такие дома действительно были: так называемые «сносимые серии». Но их уже давно снесли. А те, что остались, строились по так называемой первой категории капитальности – с расчётом на 120 лет, а при хорошем уходе и больше. Но нам упорно внушают, что все резервы исчерпаны и надо сносить, и только сносить.

Вопрос: зачем внушают? Наши американские друзья говорят: когда непонятно, о чём речь, речь скорее всего о деньгах. Здесь, надо думать, речь о деньгах громадных ДСК, которые должны клепать панели и строить, строить, строить. А для этого им нужно расчистить место.  Чтобы воткнуть туда «окна в окна» как можно больше высоченных монстров.

Когда люди из деревенских изб переселялись в пятиэтажки, когда они теряли грядки под окнами, петушиный крик по утрам, резко повысился уровень агрессии и депрессии, подскочила преступность. Многие бабушки от такого переселения просто умирали. Радостно воспринимали переселение жители центральных перенаселённых коммуналок, но не окраинных изб. Сегодня история повторяется — на новом уровне этажности. Пятиэтажка всё-таки оставляет какую-то связь с землёй, а житель двадцатиэтажки зависает в пустоте. Ему страшно. Некоторые от страха бросаются вниз.

Обо всём этом надо серьёзно думать.

Дом – это не просто четыре стены. Дом – это метафора самого человека, не случайно в анализе сновидений дом – это представление сновидца о самом себе. Неважное, надо признать, у нас представление. 

Метки: , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank