Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Это больше, чем преступление. Это ошибка. Итоги и выводы.

5 июня 2017 г.

     Автор: Ехидный Douglas

О Президенте России совершенно справедливо говорят, что он человек, «не сдающий друзей».

Путин ценит дружбу и верен ей. И это чрезвычайно хорошо его характеризует, как частное лицо, как личность. Тут не может быть никаких сомнений. Но в то же самое время вполне уместен вопрос: а имеет ли право глава государства (любого, не только России!) на проявление тех же чувств, что и обычный гражданин? Не налагает ли Высшая Власть на её носителя такие ограничения, которые обязаны сдерживать руководителя в проявлении эмоций, даже самых понятных и естественных?

Пример, который будет сейчас приведён, воможно, покажется кому-то несоответствующим, но он, по сути, прекрасно иллюстрирует мысль.

Как известно, в годы войны И.Сталин отказался обменять сына Якова, находившегося в немецком плену, на фельдмаршала Паулюса. Яков погиб в немецком плену. Паулюс остался в СССР и вернулся на родину в 1953 году.

Мог ли Сталин спасти сына? Конечно, мог. Любил ли Сталин Якова? Конечно! Как любой отец, он дорожил своими детьми, и их жизнь и здоровье для него были бесценными, как и для любого из нас.

Но почему же Сталин не спас сына? Почему отказал себе в проявлении естественной человеческой слабости — отцовской любви и привязанности?

Можно ли говорить о том, что Яков Сталин был менее дорог вождю, чем, например, Сердюков или Медведев — Путину?

Думается, что нет. Сын остаётся сыном, самым близким и дорогим человеком, и пожертвовать им можно только тогда, когда для этого возникают обстоятельства непреодолимого порядка, имеющие глобальное значение.

Сталин не пошёл на предложение об обмене, потому что хотел иметь право требовать от всех того же, что требовал от себя:  преданности главным целям в победе над врагом, самоотверженности, бескомпромиссности и самопожертвования. Победить врага иным образом было невозможно. И создавать прецедент, на основании которого любой человек мог выбирать между личным благом и благом государства, Сталин не имел права. Иосиф Джугашвили это право имел. А Иосиф Сталин — нет! И он сам отлично это понимал.

У Сталина были очень веские резоны пожертвовать сыном. Мы их объяснили.

Тяжелейшее решение, которое принял Сталин, было знаком, обращённым к народу. И народ это оценил по достоинству.

У Путина были веские резоны спасать Сердюкова или прикрыть Медведева. И это не только личные дружеские отношения.

Наказать Сердюкова за воровство, снять с работы Медведева, над которым уже в открытую потешается страна, вообще пересмотреть требования к высшим должностным лицам государства в сторону предельного ужесточения этих требований — всё это Путин мог сделать точно так же, как Сталин мог спасти Якова.

Разница в том, что Сталин отдавал самых близких людей ради общего дела. А Президент Путин спасал друзей ради сохранения устойчивости госаппарата, выстроенного на принципах безопасности «ближнего круга». Как и Сталин, Путин не мог позволить себе создать прецедент, но прецедент, принципиально противоположный по знаку. Такой, когда «под суд» можно будет отправлять любого негодного чиновника.

Получилось так, как получилось. Сталин совершил поступок, обращённый к народу. И советский народ, как мы говорили, понял это правильно.

Путин совершил поступок, обращённый к своему «ближнему кругу». И российский народ это понял. И тоже правильно.

Обе эти ситуации, оба поступка, совершённые разными историческими лидерами в разные исторические времена, привели к закономерным и логичным результатам.

Советский народ и прежде всего — руководство государства накрепко усвоили, что после поступка Сталина никакое малодушие, никакая мягкотелость, никакие компромиссы в деле борьбы с врагом не будут прощены, напротив, они будyт беспощадно подавляться самым суровым образом. Пример был дан самим Сталиным.

Разумеется, отдельные примеры такого малодушия случались всё равно. Но они были крайне нетипичными. Иначе выиграть войну мы бы не смогли.

В это же время, российский народ, и прежде всего — высшее чиновничество, управленческая вертикаль, созданная в России, крепко уразумели, что коррупция позволительна, что «если с умом», то можно, это вписывается в общую линию. А высшей ценностью, самым главным достижением чиновника стало не служение отечеству, а попадание в «ближний круг», в клан неприкасаемых.

И пошла писать губерния!

Примеры поистине африканского воровства высокими должностными лицами стали обыденностью! Их число измеряется многими тысячами.

Случаи честного, преданного служения Родине со стороны управленческого аппарата стали столь же нетипичными, как были нетипичными трусость и малодушие советских людей в годы войны.

Пример с сыном И.В. Сталина приведён здесь вовсе не для того, чтобы показать читателю, какой «хороший был Сталин» и какой «нехороший Путин». Разумеется, дело совсем не в этом! Этот пример дан здесь только для того, чтобы наглядно продемонстрировать разницу в подходах к управлению государством разными руководителями в разные исторические времена на основе изначально разных приоритетов и направлений: лицом к народу и спиной к собственным интересам, как в случае со Сталиным, и лицом к собственным интересам и спиной к народу, как в случае с Сердюковым и ему подобными.

Президент на самом деле верен дружбе. И на самом деле боится разрушить свой аппарат репрессиями в адрес проштрафившихся приближённых. Потому что собрать команду ещё раз, к тому же — в условиях сильного внешнего давления и накапливающихся внутренних проблем он может не суметь. Как известно, «коней на переправе не меняют».

И потому, для стабилизации, прежде всего — внутренней ситуации, снятия внутреннего напряжения и «умиротворения паствы» используются Церковь и «добровольные защитники власти» в лице специально нанятых корыстных, карьерных холуёв, называемых троллями, задача которых — создать видимость порядка, благополучия и полной поддержки власти. Этих троллей не так много, как кажется, но каждый из них имеет по десятку аккаунтов во всех популярных соцсетях, поэтому в итоге картина складывается в полном соответствии с пожеланиями власти: «Народ голосует за власть». Отличить этих говорящих попугаев можно очень легко по полной бессодержательности их реплик, которые они повторяют под копирку везде, где можно, по намеренной ругани с целью сорвать разговор и по полному отсутствию вменямой аргументации в ответах, впрочем, обычно, они вообще не отвечают. Им платят не за дискуссию, а за количество реплик. И сам факт появления этой публики в Интернете яснее всего другого говорит о слабости власти и неустойчивости её позиций в обществе. И ещё о том, что власть сама видит все промахи и проблемы но предпочитает забалтывать их устами наёмных писак, нежели решать по существу.

В подтверждение сказанного — недавно опубликованный материал на эту тему. Вот он:

В администрацию Путина наймут советника по социальным сетям.

Министр информационных технологий Московской области Максут Шадаев в ближайшее время будет назначен советником на общественных началах первого заместителя главы Администрации президента Сергея Кириенко. Как стало известно «Коммерсанту», на новой должности Шадаев займется координацией информационной политики региональных органов власти в социальных сетях.

http://www.newsru.com/russia/3...

А чтобы этот факт не казался вам, читатель, слишком свежим или единичным, предлагаем ознакомиться вот с этими скриншотами. Они более, чем показательны:

Подробности — по ссылке http://cyclowiki.org/wiki/%D0%...

Нет нужды повторять, что власть, уверенная в себе и в правоте своего дела, не станет применять такие нечистоплотные методы.

Конечно, всё это делается «не от хорошей жизни». Не просто так, «на ветер», власть расходует миллионы рублей на оплату интернет-дармоедов, вопящих «Ура! Мы всех победили! Путин — умнейший, темнейший и светлейший!»

Всё это — следствия всё той же генеральной ошибки — неверного взятого курса на Запад, который завёл страну в сегодняшний день.

Этот курс привёл нас на 17-м году правления ВВП к ситуации, когда мы даже не в состоянии правильно назвать наш общественный строй. Это абсолютно не социализм и абсолютно не капитализм.

Не социализм, потому что свёрнуты практически все социальные программы, а социально oриентированные политические силы находятся в глубокой и пока ещё беспросветной оппозиции власти, не имея возможности провести любую социально значимую инициативу в Госдуме, подчинающейся безальтернативному и бесцеремонному диктату «Единой России» все эти 17 лет.

Это не капитализм, потому что в стране полностью отсутствует производительный малый бизнес, представленный исключительно торговлей, обслуживанием или мелкими финансовыми спекуляциями. Потому что отсутствует действующее и независимое судопроизводство и правоприменение, без которых малый бизнес не способен не только развиваться, но даже просто существовать в условиях монопольного права крупнейших корпораций и аффилированных с ними структур.

Наш строй больше всего соответствует определению полувоенной — полукоммерческой хунты, обслуживающей не столько интересы страны, сколько свои собственные интересы за счёт страны, когда вся полнота власти и вся полнота привилегий оказываются у государства и тесно связанных с ним финансово-сырьевых монополий.

И это тоже результат однажды избранного курса, при котором казалось, что выторгованные у Запада нефте- и газодоллары помогут и поправить собственные финансовые дела, и заодно — восстановить странy, и что нам, как никто, богатым природными ресурсами, не нужно напрягаться и упражняться в «глупых советских попытках» создания мощной научной и промышленно развитой державы.

Что из этого вышло, понимают уже все. Даже отдельные представители либерального крыла, всё чаще поминающие задумчивым добрым словом созидательный опыт СССР.

Подобно мифу о «поднятии с колен», ставшему засаленным штампом в устах проплаченных писак из прокремлёвского блоггерского пула, существует ещё одно клише, связанное с грандиозными успехами России на внешней арене.

Некоторые успехи, наверное, есть. Но они весьма скромны.

Лучший пример полностью проваленной внешней политики — Украина, когда российская власть не только полностью выпустила из рук контроль за ситуацией у этого ближайшего к нам соседа, не только оказалась неспособной предвидеть или хотя бы угадать развитие этой ситуации, но умудрилась не понять её даже в разгар самого майдана!

Чем ещё можно объяснить намерение Москвы предоставить Украине 15-миллиардный заём, озвученное...20 декабря 2013 года, т.е. за два месяца до падения Януковича, в момент, когда в Киеве уже вовсю бушевали демонстрации, американские визитёры не вылезали с киевских площадей, а нациствующая мразь открыто призывала к свержению правительства? О чём думала Москва? О том, что тремя миллиардами из 15-ти, выделенными через три дня, удастся погасить протесты и спасти Януковича?

Его нельзя было спасти даже 15-ю миллиардами! Зато можно было высадить в Киеве пару батальонов спецназа, расстрелять свидомую плесень, вышвырнуть вон Нуланд и Маккейна и стабилизировать обстановку. Кстати сказать, именно так и поступили бы США, случись нечто похожее в Мексике или Канаде. Россия смолчала.

И единственным достижением кремлёвского руководства стало то, что мы потеряли «всего» три миллиарда, а не все пятнадцать, как задумывалось. О чём думали в Москве? О том, что, в соответствии с курсом на Запад, всё продаётся? Оказалось, не всё.

И это — успешная внешняя политика?

Другой пример.

Сколько раз мы видели со стороны наших ближайших соседей откровенно оскорбительные, недружественные шаги, связанные, например, с глумлением над могилами советских воинов? Особенно отличилась здесь Польша.

Как отреагировала на это российская власть? Никак! Мария Захарова несколько раз возмущённо развела ручками, и на этом дело закончилось. Поляки продолжали глумиться, а Москва — возмущаться и молчать.

Могла ли великая страна, какой называет себя российское руководство, сделать что-то реальное, чтобы остановить позорную вакханалию и дать урок на будущее всем обнаглевшим от безнакананности «соседям»?

Могла.

Могла, например, спокойно подогнать к Катынскому лесу пару десятков бульдозеров и пару сотен заробитчан. Снять это действо, показать его в программе вечерних новостей, а наутро устами всё той же Маши Захаровой, но уже без всякого возмущения, а, наоборот, спокойным и будничным тоном сообщить польской и мировой общественности, что ЕСЛИ ЕЩЁ ХОТЯ БЫ ОДНА МОГИЛА СОВЕТСКОГО СОЛДАТА ОКАЖЕТСЯ ПОТРЕВОЖЕННОЙ ИЛИ БУДЕТ СНЕСЁН ХОТЯ БЫ ОДИН ПАМЯТНИК — на месте Катынских могил будет за два месяца построен парк развлечений с американскими горками, каруселями и аттракционами типа «Весёлый тир».

А на месте гибели недалёкого президента Польши Качинского будет сооружён хороший и большой памятник генералу Ярузельскому. Или даже самому Сталину.

Чем по сути такое решение отличается от намерения Америки переименовать нынешний адрес Российского посольства в Вашингтоне в «Площадь Немцова»? Хотя никаких оскорблений США Россия себе не позволяла.

Думается, что после этого гордые поляки поставили бы почётные караулы у каждого советского захоронения. Да и остальные прочие задумались бы крепко.

А если бы не поставили и продолжили издевательства, то Москва могла бы на самом деле выполнить обещание, и никто в России, думаю, особо не переживал бы.

А смоленские дети были бы очень рады месту весёлого досуга.

Да и сам И. В., думаю, в подобной ситуации поступил бы схожим образом. Сталин был не тем человеком, который мог стерпеть публичные оскорбления своей страны.

Повторюсь — Москва не сделала НИЧЕГО! И это трусливое, беспомощное бездействие позволило остальным окрестным шавкам разинуть слюнявый ротик на российские мемориалы на их территориях.

Это успешная внешняя политика? Много ли авторитета заработала на этом Россия?

Много ли стран, называющих себя влиятельными, позволили бы такое отношение к себе?

Другие примеры читатель сможет припомнить самостоятельно. А мы на этом будем заканчивать наш цикл об итогах минувших 17-ти лет.

Этот цикл я пытался написать, будучи полностью непредвзятым и не ангажированным с точки зрения моих собственных политических предпочтений. И потому говорил о том, что не только с позиций социализма, каким мы его помним, но даже с позиций современного капитализма, существующего на Западе, мы ничего не добились в нашем социально-экономическом развитии. Мы оказались на перепутье. И хочется верить, что по новому пути в нужном направлении страну поведут уже другие люди.

Россия, чьи историческая память и историческая судьба неразрывно связаны с выдающимися достижениями во всех областях человеческой мысли, не имеет права жить приживалкой, не может быть международной бензоколонкой, не должна жить надеждой на счастье и благополучие, которые можно купить за бугром.

Только социальная защищённость, только дымящие заводские трубы и колосящиеся поля, только переполненные университетские аудитории способны обеспечить настоящую, собственную, а не купленную за доллары независимость.

Мы не Кувейт. Не ОАЭ. Не Венесуэла. Мы страна, совсем не давно бывшая второй державой мира и примером для сотен миллионов людей. Таково наше предназначение.

Это наша историческая судьба. И другой судьбы у нас не может быть. Альтернатива ей — гибель нации.

Таковы выводы автора.

А вы, уважаемые читатели, можете и даже должны делать свои выводы, Эта страна — наша.

Другой у нас нет.

Метки: , , , , , , , , ,

Отзывов (2) на «Размышления о Сталине и друзьях Путина, об исторической судьбе России»

  1. designa egen fotbollströja:

    I'm really impressed with your writing skills as well as with the layout on your blog. Is this a paid theme or did you customize it yourself? Either way keep up the nice quality writing, it is rare to see a great blog like this one nowadays.

    designa egen fotbollströja www.tailorandkelle.com/Ma...oja-p-216384.cfm

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank