Мысли вслух

Мысли вслух

Общество

В числе крупных и мелких ошибок, допущенных в последнее время  политиками разного уровня в разных сферах, особенно выделяется проблема Ингушетии, где ситуация зашла так далеко, что уже никто не знает, что дальше делать. Процесс вышел из-под контроля властей  и чем дальше, тем больше назревает катастрофа, с которой пока никто не знает, как бороться. 

Работу с конфликтом в Ингушетии пора передавать в руки профессиональных посредников.

 

Кризис в Ингушетии и его причины

2 ноября 2018 г.

Александр  Халдей   Автор: Александр Халдей

Справка

Халдей Александр-  эксперт по переговорам, медиатор, преподаватель, бизнес-тренер, блогер и публицист. 25 лет опыт руководящей работы в сфере бизнеса и банковской деятельности.

Люди, профессионально занимающиеся консалтингом, знают о существовании одной крупной проблемы: отношения с заказчиком всегда складываются тяжело, потому что все руководители изначально уверены, что они лучше всех всё и так знают. И учить их нечему. Они сами кого хочешь научат. Ведь они достигли своих высот и уверены, что им всё по плечу. 

И консультант с самого начала должен для себя решить, что ему делать: или так крепко шокировать заказчика, чтобы тот встал на своё место и понял, что консультант знает больше, чем он, или консультант должен разорвать заказ и оставить очередного харизматика дальше тонуть в проблемах, которые он создал, но не знает, как решать. Политтехнологи, специалисты по управлению, переговорщики – вот тот круг экспертов, которых зовут тогда, когда масса глупостей уже сделана и надо срочно спасать положение. Причём, не очень топчась по самолюбию руководства.

В числе крупных и мелких ошибок, допущенных в последнее время  политиками разного уровня в разных сферах, особенно выделяется проблема Ингушетии, где ситуация зашла так далеко, что уже никто не знает, что дальше делать. Процесс вышел из-под контроля властей  и чем дальше, тем больше назревает катастрофа, с которой пока никто не знает, как бороться.

Речь о пограничном конфликте, когда при административном разграничении границ между республиками Чечня и Ингушетия вдруг выяснилось, что с ингушской стороны имеется определённое количество несогласных с линией границы. Как известно, в Ингушетии  практически восстание, и к восставшим присоединились полиция и Конституционный суд. Тейпы подменили собой местное правительство и перехватили управление. Применять силу к старейшинам никто не станет, а как действовать иначе – никто не знает. Сначала в СМИ был обмен критическими высказываниями в адрес чеченского и ингушского руководства, потом скандал стал ещё больше и политики с обеих сторон замолчали. Но было поздно.

Одна искра, один выстрел, одно неосторожное слово – и вспыхнут Ингушетия и Чечня. За ними запылает Дагестан. Если Евкуров, а за ним Кадыров и Москва потеряют своё реноме, рухнет вся конфигурация сил на Кавказе, которую столько лет и такой ценой Владимир Путин выстраивал вместе с российскими силовыми структурами.

Сейчас ясно, что власти недооценили конфликтный потенциал в Ингушетии. Вопрос границы послужил не причиной, а детонатором: население давно и массово недовольно запредельной коррупцией в республике и низким уровнем жизни. Как обычно, экономические проблемы, накопившись количественно, перешли в новое, политическое качество. Теперь никто не знает, что делать с непокорными людьми, которые представляют собой не отмороженных ваххабитов и молодёжь, а почтенных и уважаемых взрослых и пожилых мужчин, которых поддерживают молодые.

Как обычно, с течением времени поле конфликта расширяется и ресурсов на погашение требуется всё больше. Ни один политик не способен сейчас спасти ситуацию, дав возможность всем участникам «сохранить лицо» и прийти к компромиссу. Чем дольше продлится оторопь, тем больше будет пожар. Пришла пора звать пожарников.

Профессиональные переговорщики могут спасти дело, но их не зовут. Амбиции политиков не позволяют передать переговоры в руки посредников. Но ни один другой вариант не будет принят всеми сторонами. Попытки продиктовать условия любой стороне обречены на эскалацию конфликта. Что же нужно сделать?

Прежде всего, признать проблему и позвать посредников. В любом виде – лучше всего в виде инициативной группы из Москвы, которая соберёт согласительную комиссию из чеченских и ингушских представителей. Чеченцы и ингуши не должны на первых порах встречаться лично, они  должны общаться через российского посредника.

А посредник должен сделать несколько технических вещей.

1. Сформировать видение своей переговорной позиции в конфликте двух других сторон. Для посредника это требование убрать свои эмоции и как бы с высоты птичьего полёта отстранённо посмотреть на проблему. Эмоции под контролем, как у хирурга во время операции. Именно эмоции сейчас захлёстывают все стороны конфликта в Ингушетии.

2. Сформировать сильную переговорную позицию по предстоящей теме. Это умение погрузится на ту глубину, где находятся интересы сторон. Надо, начав от бесстрастной встречи с чужими кипящими  амбициями, перейти к обсуждению заявленных требований сторон, их озвученных позиций, которые вовсе не совпадают с их скрытыми интересами. И пройдя это, дойти до разговора об интересах.

3. Чтобы пройти этот путь, надо проработать проект согласованной повестки переговоров и все возможные и сценарии и стратегии.

4. Установить  оптимальные каналы и средства коммуникации со сторонами конфликта. Добиться доверия от всех сторон к себе и своей миссии. И потом подводить стороны к взаимному доверию.

5. Отработать модели проведения и поддерживать позитивную атмосферу переговоров. Никакой переговорной войны, работа на гармонию и баланс интересов.

6. Дать понять всем, что процесс затеян надолго и тем самым сбить ажиотаж вокруг темы.  Чем дольше будут тянуться переговоры, тем больше шансов, что интерес к ним пропадёт и острота вопроса снизится, что даст возможность решить проблему, не нанося ущерба ничьей репутации.

Но ничего подобного не происходит. Ни по одному пункту никто ничего не делает. Пожар разгорается и сам собой не потухнет. Пожарники не приезжают. Москва растерянно наблюдает, отстранившись от участия, чеченцы раздражаются, ингуши расширяют воронку претензий, так как прежние не решаются и возникают новые. На пустом месте складывается параллельная структура власти.

Так продолжать ни в коем случае нельзя.

Кто-то должен стать посредником в конфликте, начав работать с информацией, определив риски, подсчитав ресурсы, продумав альтернативы, установив связи. Надо дать возможность высказаться сторонам конфликта, как бы ни был долог разговор и велик список претензий. Ингуши должны увидеть, что их, наконец, слышат. То есть разделяют их боль и озабоченность.

Это первый шаг к доверию. И сделав его, опытный переговорщик размотает весь клубок конфликта  до полного его исчерпания. Для всех сторон решение должно выглядеть справедливым. Иначе его не примут и не будут выполнять. Тот, кто будет игнорировать этот принцип – загубит дело, кто будет неукоснительно соблюдать – спасёт его.

Такие специалисты в стране есть. Только они не работают в высших эшелонах власти и не являются чиновниками. И в данном случае это хорошо. Сейчас чиновники – это те, кто способны всё только испортить. У чиновников свои амбиции, шаблоны мышления и восприятия. Они уже довели ситуацию до угрожающего состояния.

Теперь им лучше на время отойти в сторону. И чем быстрее спецы начнут работать, чем лучше. Проблема лишь в том, кто сможет докричаться до власти и добиться такого решения. Это вопрос политической воли. Промедление будет стоить очень дорого.

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank