Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Порой странные дела творятся на Руси. Косяком идут перезахоронения царских генералов. То мы вешаем памятные доски врагам России, тот же Маннергейм, то снимаем их. То открываем памятники Сталину, то ликвидируем их. Намедни открыли памятник Ивану Грозному, и меня одолевают сомнения- долго ли он простоит... Похоже у нашей правящей «элиты» не всё в порядке с головой. Теперь вот Жириновский сподобился выступить с яркой речью и призвал к вселенскому примирению всех без разбора, забыв, однако, что, как говорил Александр Сергеевич Пушкин устами предателя России Мазепы: «В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань».

Ну в самом деле, с какого бодуна я должен вдруг полюбить всех врагов России, тех же царских генералов и прочих монарших особ-  только за то, что они тоже любили Россию и являются русскими? Но с любовью к России на устах они положили миллионы соотечественников и как нормальному человеку к этому относится?

Почему я должен замириться с той сволочью, которую породили Горбачёв и Ельцин и которая мало того, что развалила государство, но и до сей поры присутствует во власти и продолжает пакостить всеми, доступными им средствами? 

Сладкие речи Вольфовича снова чреваты печальными последствиями раскола общества на наших и ваших и ни к чему хорошему не приведут. Ладно, если бы он был один такой «умный», а то ведь таких умиротворителей немало среди нас и сие печально. Всегда относился к Жириновскому с известной долей почтения, но тут он вот уж ляпнул, так ляпнул.

«Ельцинизм заставит пружину народного недовольства распрямиться прямо в лоб имущему классу»

7 октября 2016 г.

Картинки по запросу константин семин     Константин Сёмин

Справка

Сёмин Константин Викторович- российский журналист, телеведущий ВГТРК, политобозреватель и кинодокументалист. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета. С 2000 года — корреспондент программы «Вести» на канале РТР (ныне «Россия-1»). 

Как журналист-международник освещал Иракскую войну, одним из первых репортеров пробрался в затопленный ураганом Новый Орлеан.

В 2012 году окончил магистратуру факультета документалистики Нью-Йоркского университета. Номинант американской премии «Emmy». С 2014 года также ведёт программу «Агитпром» («Агитация и пропаганда») на телеканале «Россия-24».

Картинки по запросу картинки октябрь 1993 года

Неожиданный триумфатор последних выборов, лидер ЛДПР, которая чуть не обошла коммунистов, Владимир Жириновский с трибуны Госдумы призвал примирить «белых», «красных» и… «ельцинских». Его речь выглядела бы как очередная яркая, задорная выходка, если бы не предваряла появление в кабинете первого замглавы Администрации президента – места, где принимаются все губернаторы и градоначальники страны, – «героя» 90-х, соратника Чубайса и Немцова, эффективного (без кавычек) менеджера Сергея Кириенко. Либералы заметно приободрились, расслабились и... заговорили. Политик Владимир Милов, например, договорился до того, что попросил заткнуться защитников расстрелянного в 1993 году Белого дома и убраться из страны. Глава Сбербанка Герман Греф и вовсе предрек России гражданскую войну.

Журналист-документалист, автор «Агитации и пропаганды» Константин Семин в интервью Накануне.RU объясняет исторический парадокс — именно примирительная риторика а-ля Жириновский ведет обычно к дезорганизации и развалу.

Вопрос: Владимир Жириновский призывает примириться с «ельцинскими», тем временем Герман Греф угрожает России гражданской войной, а Сергей Кириенко устраивается в Администрации президента, что происходит

Константин Семин: Применительно к словам Грефа уместна поговорка «чует кошка, чье мясо съела». Дар предвидения у таких людей, как Греф, просыпается не просто так. Они, как правило, люди тонкой душевной организации, ранимой, чувствительной нервной системы, и изменения, которые витают в воздухе, подобные граждане фиксируют быстро, заблаговременно. Не уверен, впрочем, что прогноз Грефа правильный, но то, что раздражение в обществе, злоба, накапливаются и растут – это заметно многим.

Обернется ли это каким-то новым гражданским противостоянием? Если грефы продолжат управлять экономикой, если грефы и прочие наследники ельцинизма продолжат глумиться над народом, продолжат политику десоветизации, то, действительно, их обоняние не подводит, — пружина в какой-то момент может не выдержать и распрямиться им прямо в лоб.

  • Никакое примирение с ельцинизмом, что бы ни фантазировал Жириновский, невозможно. Кроме того, ельцинизм ведь никуда не делся. Наш экономический курс – производная от ельцинизма, его продолжение. В этом смысле 90-е не закончились. Когда нас зовут примиряться с ельцинизмом, это значит, что нас зовут примириться с неолиберализмом, с грефовщиной, с улюкаевщиной, а также с антисоветской пропагандой, которая неизменно сопровождает все это.

Демонтаж народного памятника Сталину, о котором сегодня говорят и пишут все – еще одно подтверждение того, что давление в обществе нарастает. Но наш имущий класс, наша буржуазия при этом действует крайне неосмотрительно. Впрочем, точно так же она действовала и 100 лет назад, невзирая ни на какие рациональные оценки, предупреждения, которые звучали отовсюду – буржуазия продолжала и продолжает преследовать свои сугубо классовые и корыстные интересы. Для этих людей любое упоминание о Сталине – есть напоминание о неправильной, грабительской приватизации, предательстве советского проекта, забыть которое не могут ни у нас, ни за границей. В представлении буржуазии образ Сталина должен быть выкорчеван из народного сознания, а Ленин должен быть захоронен.

  • И все же, чем больше они этим занимаются, чем больше врангелей и деникиных они развешивают, чем больше ельцин-центров строят, тем сильнее они выкликают дух той эпохи, которая в свое время и привела к созданию Советского государства. Если бы они соображали хоть чуть-чуть и беспокоились не только о сохранении своей собсвенности, своего имущества, но и о личной безопасности, то не провоцировали бы историческое противостояние, гражданскую рознь.

Бюст Сталина в Сургуте|Фото: vk.com

Вопрос: А сама идея заменить память о советском проекте белогвардейскими мифами, белыми перчатками и французской булкой, романтикой офицерства и обаянием аристократии имеет право на жизнь, это реально сделать.

Константин Семин: На какой-то срок, конечно, получится. Можно даже воспитать поколение детей, которые будут считать, что Великую Отечественную войну выиграл Николай с порядковым номером два. Вопрос в том, насколько это поколение будет многочисленно. А самое главное – как долго людей получится этим дурить. Мне очень нравится одна поговорка, что можно обманывать часть народа все время, и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ постоянно. Точно так же и здесь – эти люди, которым в голову вбили идеалы примирения между ворами и жертвами воров, на каком-то этапе тоже начнут соображать, мыслить. Рано или поздно обманутые предъявят свой счет к тем, кто их дурил, кто толкнул их в пропасть деградации. Невозможно жирной исторической штукатуркой, музейной патокой замазать трещины, прошедшие по всему нашему обществу. Массовая пропаганда антисоветских ценностей лишь усилит возвратное движение маятника на следующем историческом витке. Не надо забывать, что историческая, мировоззренческая модель, которая раньше преподавалась в советской школе, взялась не из воздуха. Когда говорится, что история развивается по спирали — это же не фигура речи, это действительно так.

Заходя на следующий виток исторической спирали, подняв ногу, можно же ненароком, особенно если не оглядываться назад, опустить ее на такие же острые исторические грабли.

Николай II, Путин|Фото:

Вопрос: Давайте вернемся к Жириновскому. Вот он говорит: «Мы должны подписать акт исторического примирения, закрыть страницу вражды. Одна страна, одно отечество, и всех реабилитировать — и белых, и красных, и может быть, даже ельцинских, чтобы они не стонали, не рычали».  Красиво же звучит, заманчиво?

Константин Семин: Это соответствует власовской, националистической, околофашистской доктрине, которую Жириновский на протяжении многих-многих лет проповедует. Есть такое понятие, как общественный договор, и есть другое понятие – корпоративизм, на котором строили свою доктрину в 30-е годы XX века фашисты. Суть очень проста – бандит и жертва бандита должны примириться в нации или вере. Униженные должны осознать свою общность с теми, кто их угнетает, а потом и полюбить их. Нигде и никогда эта концепция не работала долго. Она может работать какое-то время, но, как правило, она разбивается в тот момент, когда общество проверяется на прочность внешними вызовами, самый серьезный из них – война. Когда в обществе нет справедливости, а единственная нитка, с помощью которой общество сшито – то самое примирение и вера в абстрактную общую почву языка и истории, она рвется моментально. Никакой Жириновский своими старческими зубами эту нитку не удержит. Ничего удивительного. Все уже было. Вот точно такие же призывы, как призыв Жириновского с трибуны Госдумы, звучали в России перед Первой мировой войной.

Первое заседание седьмой Госдумы России, Жириновский|Фото: vesti.ru

Вопрос: Многим все равно будет непонятно, почему общество должно расползаться, такая ведь удобная и приятная идея — все примирились и сплотились перед внешними вызовами?

Константин Семин: Эта ткань начнет рваться тогда, когда страна вступит в полосу серьезных испытаний. Мы семимильными шагами к этому приближаемся. И не мы сами по себе, не в одиночестве. Очевидно, что глобальный экономический кризис толкает крупнейшие империалистические государства к вооруженному конфликту. По нам будет нанесен двойной удар – очень вероятно военное противостояние с Западом, дополненное новым ударом экономического кризиса. Когда общество оказывается между молотом и этой наковальней, оно проходит испытание на прочность. Советское общество, устроенное на принципиально иных основаниях – выдержало, и советский народ победил в войне, отстоял свой проект, свой уникальный путь развития, а Царская Россия однажды уже попробовала на себе, насколько велико значение для униженного народа тех самых скреп и примирительных принципов, на которые надеется Жириновский. Сначала получили Цусиму, а потом — кровавую дезорганизацию в Первой мировой войне. Жириновский хочет попробовать это еще раз? Никто не может ему помешать, но лишь пока не может...

Метки: , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank