Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Террористы в Актобе: попытка взорвать Евразию из Казахстана

6 мая 2016 г.

Ищенко: суверенитет Украины может быть ликвидирован в течение суток      Автор: Ростислав Ищенко

Справка

Ищенко Ростислав Владимирович- с января 2009 года — президент «Центра системного анализа и прогнозирования». С января 2008 года по март 2010 года — помощник-консультант народного депутата Украины Д. Табачника. . С мая 2010 года — советник министра образования и науки, молодёжи и спорта Украины. Дипломат. Дипломатический ранг — первый секретарь первого класса. Пятый ранг госслужащего. Блогер.

В воскресенье неизвестные вооруженные люди напали на оружейные магазины и воинскую часть в казахском городе Актобе. Пытались захватить оружие. Нападавшие были обезврежены. Власти ввели в стране «желтый» уровень террористической опасности.

фото: news.day.az

Почему террористы выбрали Актобе

Очевидных предпосылок к этому, казалось бы, нет. Президенту страны Нурсултану Назарбаеву удалось создать эффективную государственность, опирающуюся на достаточно прочную экономическую базу. Последние десятилетия, при всех сложностях и проблемах, в стране удавалось поддерживать межнациональный мир и общую внутриполитическую стабильность.

Но в современном мире проблемы возникают не у тех государств, в которых для этого есть реальные внутренние предпосылки, а у тех, кому не повезло оказаться в точке пересечения интересов геополитических игроков.

Так, например, режим Муамара Каддафи в Ливии был внутренне стабилен и экономически успешен. Тем не менее, в один трагический день некие «повстанцы» (которые позднее были признаны мировым сообществом исламистскими боевиками, переброшенными из-за рубежа) взяли штурмом воинскую часть в Бенгази и развязали гражданскую войну, закончившуюся полным уничтожением ливийской государственности.

Вооружённый мятеж в Актобе был буквальным повторением старта ливийской войны. Только неудачным. Исламисты разгромили оружейные магазины и попытались захватить воинскую часть. Если бы им это удалось, то можно не сомневаться, что с использованием захваченного арсенала они бы вооружили небольшую армию и попытались бы создать «повстанческое правительство».

Для ливийского формата гражданской войны Актобе расположен очень удачно. Это достаточно крупный город, чтобы стать столицей мятежников. В то же время он находится в отдалении от всех крупных казахстанских центров. Также далеки от него и основные группировки вооружённых сил Казахстана, которые в основном заняты прикрытием проблемных южных границ. При этом казахстанская армия очень невелика, по сравнению с огромными размерами территории. То есть быстро перебросить войска и создать группировку, достаточную для подавления мятежа (если бы ему удалось перейти в фазу расширения), было бы сложно.

Сам Актобе является перекрёстком шоссейных дорог, что позволяет быстро перебрасывать летучие отряды мятежников на юг, запад и восток Казахстана, а также на север, к находящейся всего в ста километрах российской границе.

На сто километров южнее, в полутора часах езды на традиционных джихадистских «тачанках» (пикапы с пулеметом) для которых казахстанская степь столь же доступна, как ливийская пустыня, находится железнодорожный узел Кандыагаш.

Проходящая через Актобе железнодорожная ветка также ведёт к российской границе. По железной или шоссейной дороге от Актобе до Оренбурга — 300 километров. Напрямую по степи – раза в полтора короче.

Граница между Казахстаном и Россией, как между партнёрами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), является открытой. Да если бы она таковой и не была, перекрыть тысячи километров степной границы – задача нетривиальная. Для этого целая армия нужна.

Под прицелом – Россия и Китай

Казахстан является не только одним из базовых членов ЕАЭС. Через него ещё и пролегает кратчайший путь транзита китайских товаров в Россию и далее в Западную Европу – одна из наиболее перспективных веток нового Великого шёлкового пути, который должен связать воедино азиатский и европейский рынки.

Казахстан также – один из главных, наряду с Россией, гарантов стабильности в Средней Азии. Более того, именно через территорию Казахстана Россия имеет доступ к бывшим советским среднеазиатским республикам, в том числе и к своей базе в Таджикистане.

Государства среднеазиатского юга, испытывающие джихадистское давление с территории Афганистана, в случае дестабилизации Казахстана, оказываются в капкане. Их границы теряют устойчивость практически по всей своей протяжённости (кроме туркменско-иранской), а помощь и поддержку они смогут получать только по воздуху.

Таким образом, в случае удачи мятеж в Актобе, при минимальном ресурсном обеспечении, практически за счёт местных возможностей, решал бы несколько стратегических задач.

Во-первых, внутренним конфликтом связывалась армия Казахстана, которая больше не смогла бы играть стабилизирующую роль на среднеазиатском юге.

Во-вторых, ставились бы под угрозу, а в худшем случае разрывались бы пути китайско-российского и китайско-европейского транзита.

В-третьих, протяжённая и открытая российско-казахстанская граница давала бы неограниченные возможности для проникновения джихадистских банд на территорию России. В свою очередь, это потребовало бы от Москвы принятия экстренных мер по обеспечению военного прикрытия границы. То есть Россия была бы вынуждена ослабить свою группировку на западном направлении и сконцентрировать большое количество войск для пресечения прорыва джихадистов на собственную территорию.

С учётом мобильности джихадистов и дешевизны их обеспечения (в основном они кормятся за счёт местных ресурсов) от Москвы потребовалось бы надолго сковать многократно избыточные военные силы и материальные ресурсы против малочисленного, но неуловимого противника.

В-четвёртых, в случае минимально успешного развития мятежа, дестабилизация грозила бы всей Средней Азии. То есть на южных границах России открылась бы огромная чёрная дыра (от Оренбурга до Индийского океана), пожирающая дефицитные ресурсы. Её сколько-нибудь быстрое закрытие было бы невозможно. Это была бы проблема на десятилетия.

Наконец, под угрозой закрытия оказались бы такие интеграционные проекты, как ЕАЭС, ШОС, ОДКБ.

Представим, что совместными усилиями России и Казахстана, в рамках обязательств по ОДКБ, мятеж бы удалось подавить относительно быстро и избежать масштабной дестабилизации региона. Но сам факт военного взаимодействия Москвы и Астаны в северных районах Казахстана, где проживает высокий процент русского населения, позволил бы нашим западным «друзьям и партнёрам» в очередной раз начать разговоры о вмешательстве России во внутренние дела граничащих с ней государств и обвинить в попытках воссоздания СССР. Наверняка были бы предприняты попытки посеять недоверие если не между Москвой и Астаной, то между русским и казахским населением Казахстана, а также усилить военную русофобскую истерию восточноевропейских лимитрофов.

Мятеж в Сирии дестабилизировал весь Ближний Восток. Мятеж в Ливии – Северную Африку. Оба эти мятежа, а также переворот на Украине создали серьёзные проблемы России и Европейскому союзу. На этом фоне мятеж в Казахстане дополнил бы картину, погрузив в хаос весь центр Евразии и полностью разорвав торгово-экономические связи между Европой и Азией.

На этом фоне американские проекты Трансатлантической и Транстихоокеанской зон свободной торговли оказались бы безальтернативными предложениями.

Поэтому я уверен, что в Актобе мы имели дело с первой, но не с последней попыткой развязать гражданскую войну в ключевой стране Средней Азии.

Казахстанские силовые структуры сработали достаточно эффективно, и это радует. Но это также значит, что следующая попытка будет подготовлена лучше. Так что расслабляться нельзя.

Послесловие

Что же на самом деле произошло в Актобе? Что думают об этом сами казахстанцы и ведущие эксперты и аналитики? Различные мнения о произошедшем публикует на своих страницах сайт «Business FM».

Аркадий Дубнов- эксперт по странам СНГ

«То, что произошло сегодня, я пока не готов характеризовать как конкретное проявление либо религиозного экстремизма, либо деятельности ИГИЛ (данная организация запрещена в РФ) или боевиков ИГИЛ, возвращающихся из Сирии в Казахстан. Либо криминал, либо просто такой бандитизм откровенного демонстративного свойства. Если судить по методам, которыми работали нападавшие, они ножами закололи продавца одного оружейного магазина, посетителя другого оружейного магазина. Возможно, все-таки это действительно и криминал также: в поисках оружия нападали на оружейные магазины, затем на воинскую часть.

Во-первых, их было очень много — 27 человек, как сообщают, из Казахстана. Это решимость, это наглость, это цинизм, это вызов, это демонстрация. Они напали на прибывших чоповцев, одного из которых убили, к оружейному магазину которые прибыли. Они напали на машину полицейских, застрелили несколько полицейских, завладели их машиной. Тут не организация, тут некая цепочка наглых действий, которые демонстрируют этих людей как готовых на все. Рисунок похож на действия дагестанских экстремистов, которые нападали вот так же демонстративно и очень отвязно исключительно на представителей власти, либо на силовиков.

Просто меня немножко настораживает, что сегодня утром в Казахстане, вслед за первыми сообщениями вчерашними, да и сегодняшними, вдруг появилось сообщение о брифинге в Генеральной прокуратуре. Вы, наверное, видели, да, про Тохтара Тулешова (спецслужбы сообщали, что бизнесмена якобы обвинили в подготовке переворота — Business FM)? Это попытка перевести стрелки, это попытка немножко увести в сторону внимание взбудораженного Казахстана, показать, что силовики действуют, что если это не заграница, не «пятая колонна», не Запад, не печеньки Госдепа, а это внутренние какие-то противники государственной власти, то все равно это хорошо организованная и проплаченная акция.

Я говорю сейчас не о том, что произошло сегодня-вчера, а о том, что происходило в апреле-мае. Массовые протесты по поводу земельной реформы, которые прошли там более, чем в десятке городов. Так вот оказывается, сегодня утром стало известно, что они проплачены этим бизнесменом хорошо известным. Совпадений не бывает — чтобы утром 6-го, когда в Казахстане нужно гасить слухи, переводить стрелки, на фоне, в общем, достаточно адекватного освещения МВД казахстанским происходящего, я имею в виду в Актобе, вдруг провести вот этот брифинг и сообщить, что уже арестованы высокопоставленные чиновники казахстанские, на уровне заместителя генпрокурора, либо начальников УВД области, генералов. Почему нужно было сказать, что именно они стояли за теми протестами массовыми, которые происходили в Казахстане?

Я надеюсь, что это локализовано казахстанской территорией, но, в конце концов, знаете, когда происходят теракты на территории России, то в пограничных территориях соседних стран, в том же Казахстане, если это на западе Казахстана, конечно, принимаются какие-то повышенные меры. Но призывать Москву к каким-то превентивным действиям в отношении происходящего в Казахстане, это значит, в общем, будить совершенно непредсказуемые последствия. Это чревато. Поэтому, как только это произойдет, тут же начнутся разговоры о том, что мы должны провести какие-то масштабные акции по защите русскоязычных на севере Казахстана, а дальше уже до прочих украинских, крымских сценариев недалеко. Так что я бы очень опасался такого рода разговоров и опасений».

Во властных кругах Казахстана уже давно идет борьба как за возможную власть после Назарбаева, так и за влияние на действующего президента, если это «после» наступит очень не скоро. По словам экспертов среди элит и следует искать организаторов атаки на Актобе. Для начала нужно посмотреть, по чьим позициям эта атака ударит сильнее, считает руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин.

Андрей Грозин- руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ

«Аким области Бердыбек Сапарбаев, которого многие в Казахстане до недавнего времени называли человеком, чья карьера скоро пойдет очень серьезно в гору. Кого сейчас начали критиковать в сетях казахстанских: министра обороны Имангали Тасмагамбетова. Это человек, которого много лет многие эксперты называют одним из перспективных преемников президента. Далее премьер-министр Карим Масимов — человек, которого сейчас в Казахстане можно назвать номером вторым. По его позициям это событие тоже ударяет».

Амиржан Косанов- политик, журналист

«Я 18 лет нахожусь в активной политике, в оппозиции, знаю многие события, в том числе и «подковерные» вещи, но я первый раз слышу об этой «Армии». Я думаю, что такой армии в Казахстане и за ее пределами нет, это, может быть, какой-то фейк. Конечно, влияние радикального ислама в Казахстане никто не отрицает, но я бы не сказал, что оно настолько сильно и влиятельно, чтобы доводить до такого рода акций. Сам социально-экономический фон, тяжелая ситуация, особенно в регионах, в сельской местности — отсутствие работы, безработица, низкий уровень — конечно, это благодатная почва для прихода любых экстремистских идей, включая радикально-религиозные. Я не исключаю, что это может являться причиной, но будет очень жаль, если власть будет говорить только о религии, о радикальных течениях. Надо искать причину глубже — это социально-экономическое положение в регионах. Я даже допускаю, что в самой властной элите, в правящих кругах уже началась откровенная борьба за место под солнцем после Назарбаева. У нас уже обозначилось несколько мощных, влиятельных группировок, кланов, и это может быть верхушкой айсберга, когда один клан хочет отстранить от влияния на власть другие кланы или клан».

Александр Подойников- директор информационных программ казахстанского телеканала КТК

«По последней информации МВД, 17 единиц огнестрельного оружия похитили они в двух оружейных магазинах. Количество погибших равняется шести, количество раненых не уточняется, потому что в больницах накануне говорили, что 20 человек получили ранения во время перестрелок, во время задержания. На сегодня точной информации вообще нет об этом. Кроме того в Актобе сегодня звучат выстрелы, по-прежнему действует «красный», повышенный режим террористической угрозы, то есть антитеррористическая операция там продолжается. Все, что говорят в Генпрокуратуре страны, — завершился брифинг о том, что это была некая группа религиозных радикалов. Чего она добивалась, что она хотела, каковы были цели, непонятно, не уточняется. На западе страны уже были террористические вылазки. Это было в 2011 году в Актобе. Достаточно напряженный регион, достаточно сильны там различные религиозные радикальные течения. Государство предпринимало попытки бороться с ними, были на протяжении последних пяти лет различные задержания, разоблачения. То есть выползки были террористические, но вот до такой степени никогда еще не было, как говорят наши эксперты, наши политологи казахстанские, что упустила местная полиция какой-то момент, не уследила, вовремя не предупредила, вовремя не задержала, вовремя не выявила. Очень много претензий, конечно, высказывается к силовикам сейчас».

Метки: , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank