Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Дмитрий Анатольевич разродился статьёй, которая написана явно не для населения, оглушённого пенсионной реформой и ростом всяческих цен. Статья написана «для инвесторов». В современном понятии слово «инвестор» – это не тот, кто вложил деньги в строительство завода и ждёт дивидендов, а обычный биржевой спекулянт. Ибо их шальные деньги и составляют весь тот денежный поток, который кочует по свету в поисках мгновенной прибыли.

Похожее изображение

 

Как видит будущее России и мира Медведев

11 октября 2018 г.

Александр  Халдей   Автор: Александр Халдей

Справка

Халдей Александр-  эксперт по переговорам, медиатор, преподаватель, бизнес-тренер, блогер и публицист. 25 лет опыт руководящей работы в сфере бизнеса и банковской деятельности.

То, что недавно вышедшая в журнале «Вопросы экономики» статья Д.А.Медведева «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития» написана кондовым псевдонаучным языком пышной демагогии, с длинными предложениями и обилием нарочито заумных терминов из языка либеральной политологии и экономики (все эти «турбулентности», «императивы», «глобальные тренды», «структурные и институциональные реформы», «найти эффективные ответы», «огромный позитивный потенциал», «нейтрализовать риски») – это заметили практически все аналитики, пытавшиеся понять, что, зачем и для кого написал наш неунывающий премьер-министр. И зачем этому произведению понадобилась стилизация под научность, обычно маскирующая стремление показаться солидным и авторитетным мыслителем там, где нечего сказать.

Статья Медведева написана не для населения, оглушённого пенсионной реформой и ростом всяческих цен. Не для населения, понявшего, что такое «капиталистическая эксплуатация труда» и затосковавшего по социализму. Статья написана «для инвесторов». Именно такой вывод сделал директор Научно-исследовательского финансового института (НИФИ) Минфина Владимир Назаров. И он считает это хорошим знаком для этих самых «инвесторов». Им подан завлекающий знак «тут свои», и они могут смелее нести сюда свои денежки в надежде разбогатеть.

Хотя все понимают, что

в современном понятии слово «инвестор» – это не тот, кто вложил деньги в строительство завода и ждёт дивидендов, а обычный биржевой спекулянт. Ибо их шальные деньги и составляют весь тот денежный поток, который кочует по свету в поисках мгновенной прибыли.

Именно на этих людей ориентируется Медведев. Им он стремится понравиться и их завлечь в Россию «поднимать её с колен». Интересно, смогли бы господа иностранные инвесторы вывести СССР в космос через 12 лет после окончания войны?

Как ни ищи,

в стратегии Медведева не найти слова «суверенитет» и путей его обеспечения. Какой тут суверенитет, если статья – рекламная агитка для мировых спекулянтов?

Медведев, прежде всего, показывает, кто у него духовные учителя. Говоря о теме бесперспективности долгосрочного планирования в динамично меняющемся мире, он предлагает ограничиться пятилетними планами. Но и тут он цитирует не советские источники, а Дуайта Эйзенхауэра. И то такое высказывание, которое больше говорит о бесполезности планирования, чем о его пользе. Так, как это видели в США 70 лет назад:

«В наше время еще актуальнее, чем в середине прошлого века, звучат слова Д.Эйзенхауэра: «Любой план устаревает в тот момент, когда вы завершили его разработку. Но в процессе планирования вы и ваши подчиненные приобретаете один взгляд на ситуацию и критерии принятия решения, следовательно, в момент неожиданности они выберут правильное решение». В современных условиях более надежным инструментом управления могут быть программы на пять-шесть лет».

Здорово, правда?  Какой там Кондратьев с его длинными циклами и Кржижановский с его планом ГОЭЛРО? Для Медведева нет лучшего плановика, чем Д.Эйзенхауер, считавший, что планы хороши тем, что когда они накрываются медным тазом, то в этот момент все имеют об этом похожее мнение. Не догоню, так хоть согреюсь.

Медведев густо описывает тенденции, сложившиеся не в его экономике не под его руководством и не в результате его деятельности.

Все эти «цифровизации», «вклады инновации в благосостояние»,  «распространение сетевых технологий» – всё это не его заслуга и не имеет никакого отношения к нему самому.

Он описывает все эти достижения чужого экономического уклада как экскурсовод у чужой картины:

«В ближней перспективе картины вы можете видеть прекрасный замок, расположенный на цветущей лужайке. Завораживает игра света и тени в верхней трети картины, где зелёное поле, тронутое пробивающимся трепетным лучом солнца, переходит в играющее тревожными красками грозовое небо. Так и чудится приближение чего-то тревожного, грозного, неотвратимого, на что художник оставил лишь тонкий намёк. А теперь перейдём к следующему экспонату».

Ещё цитата:

«Источником низких темпов становится устойчивое превышение национальных сбережений над накоплениями (инвестициями). Деньги накапливаются у предприятий и банков, но мало кто решается их занимать для инвестирования. Это проблема неопределенности экономической и политической жизни, опасения бизнеса брать на себя повышенные риски, в том числе из-за быстрых технологических изменений. Россия здесь не исключение».

Академику Глазьеву стоит сходить на пару лекций к доктору Медведеву. Ибо Глазьев по своей наивности думает, что никто не стремится занимать деньги для инвестирования по причине ставки процента, превышающей уровень рентабельности.Но нет – Медведев открывает глаза Глазьеву.

Не потому бизнес не берёт риски, что кредит дороже, чем рентабельность бизнеса, а потому, что технологии меняются слишком быстро. И верно. Какой смысл инвестировать в новую модель автомобиля? Пока платёжку выпишешь — уже модель поменялась.

Сказать, что статья Медведева ни о чём – это не совсем так. Ни о чём её первая половина. Как говорил Гамлет, «нет надобности в духах из могилы для истин, вроде этой». В статье Медведева в наукообразной форме поданы банальности экономической мысли последних сорока лет. Там тот же рефрен: «Всё меняется быстро, и в будущем будет меняться ещё быстрее». Для этого не нужна статья на 24 страницы плотного трудно читаемого текста.

Уверения Медведева о том, что "Россия продолжит развивать свою экономику и социальную сферу, несмотря на меры внешнеполитического давления и торговые войны" после пенсионной реформы и объявленного долгого периода роста цен смотрятся как выступление давно приевшегося Петросяна: совсем не смешно и даже немного стыдно.

Особенно потрясает подход Медведева к борьбе с бедностью. Для успеха этой борьбы самое главное – создать интегрированную базу данных. Без неё никакая борьба с бедностью невозможна. Понимаете? Правительство готово дать денег – но не знает кому. Данных нет. А те, что есть – не интегрированные. Надо интегрировать. И пока последний нищий не будет поставлен на учёт, пока последний бомж не назовёт точного адреса своей помойки – никакое решение проблемы бедности не возможно. Нужна интегрированная база данных. Очевидно, на её создание и уйдут все деньги, предназначенные на борьбу с бедностью.

Интегрированная база данных – это вам не фунт изюма. Тут вам и цифровизация, и  императив, и глобальный тренд, и эффективные ответы, и нейтрализованные риски, и огромный позитивный потенциал. Словом, к 2024 году создадим интегрированную базу данных – вот тут и начнёт бедности каюк наступать. А пока готовимся.

Ведь абы какую интегрированную базу данных создавать нельзя. Тут особый подход требуется. Нужно создать по конкурсу рабочую группу (а перед этим разработать Положение о конкурсе и утвердить его на правительстве), конференции пособирать, по симпозиумам поездить, отчёты о современном опыте составить. Найти, какой отчёт лучше. И только потом определить, как сейчас говорят, «дорожную карту», найти источники финансирования, определить приоритеты, выделить ключевые пункты. А когда всё это сделают, то назначить экспертизу, что из всего этого устарело и начать обновлять устаревшее. Ибо просто так серьёзной интегрированной базы данных ведь не построить. Это все знают.

То, что Медведев именно так будет бороться с бедностью, никаких сомнений не вызывает. Он всё так делал и иначе делать не умеет.

Медведев тщательно избегает левого политического языка.  Это заставляет его говорить эзоповым языком и максимально обтекаемо формулировать свои мысли.

«Резкая политизация международных экономических отношений — еще одно следствие периода турбулентности и неопределенности». Что имеет в виду Медведев под словом «политизация»? А что, раньше международные экономические отношения были вне политики? Это случилось только сейчас? «Политизация» – это рост взаимной любви участников? Или рост конфликтов? Рост противоречий? Что это за противоречия? Между кем и кем? По поводу чего?

Никаких уточнений у Медведева вы не найдёте. Никакого империализма, кризиса капитализма и классовой борьбы. Эти слова – табу.

Либеральный политический язык всеми силами маскируется под бытовой. «Турбулентности», «политизация», «неопределённость» – масса словесного флуда лишь для того, чтобы не называть вещи своими именами.

Какую неопределённость видит Медведев? Что ему не ясно? Не поймёт, будут США бить Россию или не будут? Это для него «неопределенность» в «политизации»? Неужели этому учили в тогда ещё Ленинградском государственном университете? Не поверю никогда. Собчак Собчаком, но добротную программу советского гуманитарного вуза никто не отменял.

Где же так лихо перековывают обществоведов старой советской школы, которые чётко умели раскрыть суть конфликта современного капиталистического строя? Так, что никакой неопределённости у них не существовало.

«Новые технологии уже начали объединять мировую экономику, и потенциал, который несет новая технологическая волна, позволяет констатировать: экономика будет становиться все более глобальной, хотя скорость этого процесса может меняться. Россия не будет создавать барьеры для международных экономических отношений. Мы не будем закрываться от глобального рынка и тем более игнорировать его. Одним из наших приоритетов выступает расширение участия России в мировой торговле, формирование собственных цепочек добавленной стоимости, участие во внешнеэкономических союзах и соглашениях».

Вы поняли мысль Медведева? Россия не будет строить барьеры. То есть не будет протекционизма нашей промышленности. Наш приоритет – участие во всех внешнеэкономических союзах. Без разницы – кто их создал и в чьих интересов они действуют. И ВТО, и МВФ – наш путь. Ударят – подставим другую щёку.

Кудрин призвал поставить целью внешней политики снижение конфликта с Западом. Красиво упакованная идея капитуляции, как говорится «А Кац предлагает сдаться». Прекратить защиту и открыться миру. Как только снимут санкции – снова «Боинги» вытеснят «Илы». А «Суперджет» и дальше будет собираться на 80% из импортных комплектующих. Россия не будет закрываться от внешних рынков. Это значит – опять экспорт сырья и оружия и никаких препятствий иностранным финансовым спекулянтам, пусть делают с рублём что захотят. Мы открыты. Как Украина. Во всяком случае, в мечтах Медведева.

Да,

Медведев озвучивает символ веры наших системных либералов. Он подаёт Западу сигнал «Я свой!».

Что это? Опять Путин разводит Запад? Ловит на Медведева, как на живца? Ведь пока Медведев провозглашает глобализм, Путин потихоньку строит если не автаркию, то вводит её элементы. Он вынужден так делать в условиях изоляции России. Но вместо программного  обоснования этого курса Путин его скрывает и выпускает Медведева, который пишет обратное. Что это? Акция прикрытия? Может, не случайно эксперт назвал эту статью материалом для инвесторов?

Во всяком случае, факт в том, что Медведев был предельно искренен в своих призывах. Он действительно убеждённый либерал.

Однако ясно видно, что пока Медведев окучивает либеральные грядки и поёт оды глобализму, Путин с этим глобализмом вступил в бескомпромиссную войну. Игра в плохого и хорошего полицейского? Или война двух мировоззрений в российской элите?

Скорее всего – и то, и другое. И где кончается одно и начинается другое – определить могут лишь сами игроки. Точнее, один игрок. Тот, кто эту игру и ведёт, и кого так ненавидят все глобалистские структуры этого мира. Их медведевскими статейками не обманешь. И в этом заключается самый главный конфликт нашего времени, о котором Медведев, разумеется, не упоминал. Говорить о главных конфликтах времени – это не функции технического премьера. Для этого есть люди посерьёзнее.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Один отзыв на «Об очередном словоблудии Медведева: Лучше бы совсем ничего не писал, чем такое. А может это продолжение «игры» — царь хороший, это боярин бяка? ...»

  1. Definitely believe that which you said. Your favorite justification appeared to be

    on the web the simplest thing to bear in mind of.

    I say to you, I definitely get irked while other folks consider concerns that

    they plainly do not know about. You managed to hit the nail upon the top and also defined out the whole thing

    with no need side-effects , other people can take a signal.

    Will probably be back to get more. Thanks

    Also visit my web blog :: go here — Harris,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank