Мысли вслух

Мысли вслух

Запад о России и себе любимом...

«Только американцы могут причинить вред Америке»
Дуайт Эйзенхауэр

 

Вскоре после развала Советского Союза в 1991 году к большому торжеству в Вашингтоне, у ученого и бывшего консультанта ЦРУ Чалмерса Джонсона случилось прозрение. То, что он назвал «американским раем», глобальная имперская структура, по всей видимости выстроенная для сдерживания безумия коммунизма, никуда не исчезла просто потому, что исчезло безумие, не оставив не только сверхдержавы, но и где-либо на горизонте крупного противника. Совсем наоборот, Вашингтон — и его охватывающая весь глобус «империя» военных баз — только зарывался всё глубже и на более длительный срок.

Похоже Пентагон подавился своим могуществом и у него началось несварение и заворот кишок. Военный молох стал поедать сам себя.

Уроборос — мифологический мировой змей, обвивающий кольцом Землю, ухватив себя за хвост

 

 

Американская военная машина неостановима

27 сентября 2017 г.

      Автор: Уильям Дж. Астор

     TomDispatch США

Эскадренный миноносец типа «Арли Бёрк» Fitzgerald (DDG 62) возвращается в порт Йокосука после столкновения с торговым судном. Фото: Питер Бургхарт, ВМФ США.

Эскадренный миноносец типа «Арли Бёрк» Fitzgerald (DDG 62) возвращается в порт Йокосука после столкновения с торговым судном. Фото: Питер Бургхарт, ВМФ США.

Сверхдержава, которая воевала сама с собой — и проиграла

После того, как 19 боевиков аль-Каиды, вооружённых лишь канцелярскими ножами и скальпелями, угнали 4 американских коммерческих авиалайнера, военная машина Соединенных Штатов с потрясающей эффективностью ринулась решать проблему.

В последующие годы в глобальной войне с террором Пентагон позаботился о том, чтобы враги Америки в Афганистане, Ираке, Сирии, да и вообще по всему миру регулярно могли вооружаться... ну, не будем ходить вокруг да около,  выдающимся набором американского вооружения.

Вот самая недавняя  такая история: сообщают, что в недавних боях за городок Таль-Афар иракские военные извлекли из оружейного тайника ИГ* произведённый в США  переносной противотанковый ракетный комплекс FGM-148 «Джавелин». Это оружие способно пробить броню танка «Абрамс М1». И вряд ли это первый случай, когда американские противотанковые ракеты, поставленные иракским военным или поддерживаемым ЦРУ сирийским повстанцам, в итоге оказываются в руках боевиков ИГИЛ*. В 2015 году группировка обнародовала фото боевиков с произведёнными в США тяжёлыми противотанковыми ракетными комплексами BGM-71 TOW.

Конечно, когда летом 2014 года подготовленная, финансируемая и вооруженная американцами иракская армия развалилась, столкнувшись с относительно небольшим числом боевиков ИГИЛ, группировка захватила крупные склады американского оружия и транспортных средств, которыми с тех пор и пользовалась. Но вряд ли всё этим и закончилось. Вскоре США начали тренировать и заново вооружать иракских союзников на суммы порядка $1.6 миллиарда, которые ушли на «десятки тысяч штурмовых винтовок, сотни бронированных машин, сотни минометов, почти 200 снайперских винтовок и прочее снаряжение», многое из этого, как выявила проверка государственными органами, Пентагон просто-напросто утратил и понятия не имеет, где оно. Можно сказать, вооружение утрачено во время миссий. Никто не знает, в чьих руках оно в итоге оказалось, но и это не ново. Например, в 2007 году Управление государственной ответственности (так с 2004 года называется Главное бюджетно-контрольное управление США— прим. ред.) выяснило, что «США не могут отчитаться за почти 30% вооружений, переданного в Ирак с 2004 года — почти 200 000 единиц стрелкового вооружения».

Аналогичные истории можно рассказать об Афганистане, ещё одной стране, где американское вооружение пропадает в потрясающих количествах. (Талибан, к примеру, недавно выпустил видео-ролик, в котором боевики группировки позируют с оружием, обычно используемым только персоналом Сил Специальных Операций США). Одним словом, транжира-Пентагон вооружает себя, своих союзников и врагов уже многие годы в нескончаемых конфликтах по всему Большому Ближнему Востоку и Африке. Как постоянный автор  TomDispatch  и подполковник в отставке ВВС США Уильям Астор сегодня полагает, что после событий 9/11 американские военные в некотором смысле воюют сами с собой, да ещё и  проигрывают. Однажды, когда историки оглянутся на эту странную сказку, им придется объяснять, помимо прочего, следующее: почему год за годом перед лицом явных и повторяющихся фиаско в подобных конфликтах, никто в Вашингтоне не смог и представить иной образ действий?

Том.

* * *

Когда речь заходит о «величайших войсках в мире», новости шокируют. Два быстроходных боевых корабля американского флота сталкиваются с тихоходным коммерческим «корытом», что сопровождается трагической гибелью. ВВС многие годы постоянно находятся в воздухе, и при этом в них нехватка пилотов, способных пилотировать боевые самолёты. Сухопутные войска вдруг обнаружили, что в Сирии они воюют с «повстанцами», ранее вооруженными и подготовленными ЦРУ. Уже и без того заваленные работой силы специальных операций столкнулись с нарастанием проблем, поскольку в них растёт уровень недовольства и самоубийств. Марионеточные армии в Ираке и Афганистане ненадёжны, зачастую отправляют предоставленное американцами оружие на чёрный рынок и в руки различных врагов. Всё это происходит к тому же на фоне вновь взлетевших расходов на оборону и купающихся в деньгах органов национальной безопасности, расходы на которые озвучены на уровне почти триллион долларов в год.

Что это даёт? Почему высокоманевренные и передовые боевые корабли сталкиваются с неуклюжими грузовыми судами? Почему в ВВС, существующих для того, чтобы летать и воевать, недосчитывается 1200 пилотов? Почему силы специальных операций развёрнуты повсюду, но нигде не побеждают? Короче говоря, почему американские военная машина воюет сама с собой и проигрывает?

Это темп операций, глупец

Через 16 лет нескончаемой и всё разрастающейся глобальной войны с террором поступают тревожные сигналы из Азии, от Кореи и Афганистана до Филиппин, а по всему Большому Ближнему Востоку и Африке «последняя сверхдержава» планеты ввязалась в целую череду нескончаемых конфликтов, причём масштаб мелких противников немногие могут даже вспомнить. В результате исполнительные и энергичные американские войска,  раскиданные по частям в ряде запутанных миссий, всё больше превращаются в неисполнительные.

Слишком малое число кораблей дислоцировано слишком далеко. Слишком мало пилотов, и они измотаны беспрестанным патрулированием и нарастанием числа операций с использованием беспилотников и бомбёжек. Силы специальных операций (названные Ником Тёрсом, «вездесущими коммандос») развёрнуты в слишком большом числе стран — в этом году в более чем двух третях стран на планете — и вовлечены в конфликты, которые вряд ли закончатся на условиях, выгодных Вашингтону. В то же время инсайдеры, вроде отставного генерала Дэвида Петреуса, спокойно говорят о  «борьбе на поколения», которая по сути никогда не закончится. Перефразируя старый лозунг из «Большого мира спорта» «Эй-би-си», поскольку войска США размахнулись на весь глобус, они регулярно переживают агонию поражения, а не вдохновение побед.

Для президент Дональда Трампа (и многих других вашингтонских политиков) эта неприятная реальность требует очевидного решения: поднять военным финансирование; построить больше кораблей; подготовить больше пилотов и дать им более стимулирующую зарплату, чтобы они оставались в боевых порядках; больше полагаться на беспилотники и другие технологические «факторы повышения боевой эффективности», чтобы компенсировать усталость войск; склонить союзников, вроде немцев и японцев больше тратить на свои войска; и надавить на марионеточные армии, вроде иракских и афганских сил безопасности, чтобы те снизили уровень коррупции и наладили боевую работу.

Один вариант — самый логичный — в Вашингтоне никогда всерьез не рассматривался: провести сокращение темпа военных операций путём сокращения военных расходов и уменьшения масштабов глобальных миссий, вернув войска домой и удерживая их там. Это не заявление изоляциониста. США определённо столкнулись с вызовом, особенно со стороны России (всё ещё основной ядерной державы) и Китая (глобальной экономической державы, наращивающей свою региональную военную мощь). Северная Корея, как всегда, совершенно провокационно и вызывающе себя ведёт с ракетными и ядерными испытаниями. Террористические организации стремятся дестабилизировать обстановку у американских союзников и вызывают тревогу даже «на родине».

Подобные вызовы требуют бдительности. А вот чего они не требуют, так это большего числа кораблей на морских просторах, пилотов в воздухе и наземных войск. В самом деле, через 16 лет после атак 9/11 должно стать очевидным, что всё больше всё того же с большой вероятностью обеспечит увеличение того, к чему мы все слишком привыкли: рост нестабильности на значительной части планеты, равно как и рост числа новых террористических группировок или новые итерации старых, что означает лишь больше шансов на провальные американские военные интервенции.

Давным-давно, когда на планете Земля ещё существовало две сверхдержавы,  военная позиция Вашингтона во всём мире имела ясную цель: сдерживание коммунизма. Вскоре после развала Советского Союза в 1991 году к большому торжеству в Вашингтоне, у ученого и бывшего консультанта ЦРУ Чалмерса Джонсона случилось прозрение. То, что он назвал «американским раем», глобальная имперская структура, по всей видимости выстроенная для сдерживания безумия коммунизма, никуда не исчезла просто потому, что исчезло безумие, не оставив не только сверхдержавы, но и где-либо на горизонте крупного противника. Совсем наоборот, Вашингтон — и его охватывающая весь глобус «империя» военных баз — только зарывался всё глубже и на более длительный срок. В тот момент, получив определённый шок, Джонсон осознал, что Соединённые Штаты сами представляют собой империю и после исчезновения воображаемого врага рискуют обратиться на самих себя и стать собственным проклятием.

Как оказалось, США не просто сдерживали Советы, они и нас самих тоже сдерживали. Когда империя рухнула, наши лидеры впитали старую мечту Вудро Вильсона, разве что в новом, милитаризованном виде: переделать мир по собственному образу и подобию (если нужно, то и мечом).

С самого начала 1990-х по большей части не сдерживаемые равными соперниками, американские руководители действовали так, словно их ничто не может запретить им делать всё, что угодно на всей планете, и что, как оказалось, означало, что ничто не остановит их и от собственной дурости. Сегодня мы наблюдаем результаты. Продолжительные и крайне неудачные войны в Ираке и Афганистане. Интервенции по всему Большому Ближнему Востоку (Ливия, Сирия, Йемен и так далее), распространяющие хаос и разруху. Атаки на терроризм, дающие повсюду новый импульс джихадистам. И недавние призывы вооружить Украину против России. Всё это соответствует высокомерному стратегическому представлению, что в эти годы высказывается всеобъемлюще и без какой-либо иронии о глобальном размахе, глобальной мощи и полномасштабном доминировании.

В этом контексте стоит напомнить себе о полномасштабной военной мощи Америки. Весь мир — сцена — или съёмочная площадка — для войск Соединённых Штатов. В других странах расположено приблизительно  800 американских военных баз. Американские коммандос ежегодно развёртываются в более чем 130 странах. И даже всего мира мало, мало для Пентагона, ведь он стремится к доминированию не просто на земле, на море и в воздушном пространстве, но и в космосе, виртуальном пространстве и даже в подсознании, если учесть усилия  по достижению «полной информационной осведомленности» с помощью  17 разведывательных агентств, призванных — за  $80 миллиардов в год — собирать все данные на планете Земля.

Одним словом, американские войска находятся везде и нигде не побеждают, а проблема «самого победоносного» президента Америки, Дональда Трампа, лишь усиливается. Обложенный «своими» генералами, Трамп — вопреки собственным инстинктам, как он недавно заявил — вернул американские войска и престиж Афганской войне. К тому же он существенно расширил число американских ударов с применением беспилотников и бомбёжек на Большом Ближнем Востоке, и угрожал принести  огонь и гнев в Северную Корею, одновременно проталкивая программу по резкому наращиванию военных расходов.

Пока Пентагон купается в деньгах, имея обещания ещё больших поступлений, число миссий редко сокращается. В то же время то, что проходит под видом оригинального мышления в Белом Доме Трампа — предложение Эрика Принса, основателя «Блэкуотер», приватизировать войну Америки в Афганистане (и, возможно, повсюду). Наёмники — вот ответ на военные проблемы Вашингтона, как полагает Принс. И конечно, наёмники обладают дополнительными преимуществами, они же не ограничены правилами, применимыми к личному составу вооружённых сил и приравненных к ним американских ведомств.

Несомненно, идея Принса, хотя против неё выступают генералы Трампа, в некотором смысле неотразима: если вы принимаете мысль, что войны Америки в эти годы велись по большей части ради корпоративных интересов военно-промышленного комплекса, так почему бы не передать само ведение войн частным военным корпорациям, которые ныне регулярно сопутствуют военным в сражениях, вытесняя среднее звено самих военных?

С молотком на тучу комарья

Однако наёмникам Эрика Принса придётся ждать своего шанса, поскольку высшее военное командование продолжает запускать кинетические удары по воображаемым врагам по всему земному шару. По их собственному признанию мощь, недавними президентами США превозносившаяся как «величайшая» в истории, столкнулась с поразительно «асимметричными» и многообразными противниками, включая приблизительно  20  террористических организаций на афгано-пакистанском театре военных действий. Наносящие удары по таким сравнительно слабым врагам Соединённые Штаты мне напоминают могущественного Тора, славного супергероя, яростно размахивающего молотом, отбиваясь от тучи комаров. В процессе схватки некоторые комары и впрямь погибнут, но в результате супергерой утомится и его атакует ещё большее число комаров, привлечённых жаром и шумом битвы.

Впервые я наткнулся на фразу «использовать молот, чтобы убить комаров», когда просматривал историю воздушной мощи США во время Вьетнамской войны. В ходе боевых операций «Arc Light» бомбардировщики В-52 сбросили  на часть Южного Вьетнама и Лаоса рекордные тонны бомб в провальных по большей части усилиях уничтожить разрозненные отряды партизан и перекрыть пути поставок из Северного Вьетнама. Спустя полвека, применяя бомбы с лазерным и джи-пи-эс наведением, американские ВВС регулярно хвалятся намного большей точностью. Пока что в одной стране за другой, используя лишь такое оружие, США заняты серийным применением многократно  избыточной мощности. В Афганистане недавно была использована сверхмощная фугасная авиабомба, «мать всех бомб», крупнейшее неядерное оружие, когда-либо использованное США в боевых действиях против небольшой концентрации боевиков ИГИЛ. Подобным же образом воздушная война США в Сирии превзошла русских и даже режим Асада в убийственном воздействии на мирных жителей, особенно вблизи Ракки, «столицы» ИГ. Результаты применения боеприпасов избыточной мощности очевидны на земле, да и там, где рейды сил специальных операций в этом году оставили тела погибших мирных жителей — от Йемена до Сомали. Иными словами, по всему Большому Ближнему Востоку расточительная вашингтонская машина убийств порождает желание отомстить у гражданского населения, потрясающее количество которого, если не гибнет, то сгоняется с насиженных мест или бежит через границу. Это играет ключевую роль в потрясении целых регионов, образовании несостоятельных государств и обеспечивая ещё большее количество рекрутов для террористических группировок.

Оставим в стороне техническое превосходство, со времен Вьетнама мало что изменилось.  Американские войска всё ещё полагаются на подавляющую огневую мощь, чтобы убить неуловимых противников, стремясь свести к минимуму американские потери. В качестве инструмента победы это не работало во Вьетнаме, как не работает и в Ираке, и Афганистане.

Но не идут впрок уроки истории. Президент Трамп утверждает, что его «новая» афганская стратегия — подробностей которой, по словам военного пресс-секретаря «ещё нет» — приведёт к тому, что будет убито ещё больше террористов (то есть, комаров).

С 9/11 американские руководители, включая Трампа, редко искали пути избежать этих комаров, а вот усилия по «осушению болота», где размножаются комары, послужили главным образом увеличению территории их размножения. В то же время усилия по вербовке на военную службу местных «комаров» — местные марионеточные армии — чтобы они взялись воевать идут очень плохо. Как и во Вьетнаме, основное внимание США неизменно направлено на разработку лучших, более технологичных, передовых (то есть более дорогостоящих) кувалд и тяжкую безостановочную битву с тучей комарья — процесс столь же безнадёжный, сколь и непродуктивный.

Величайшие войска в истории, наносящие поражение самим себе?

Непрекращающиеся военные действия знаменуют конец демократии. Это сказал не я, а Джеймс Мэдисон.

Я твёрдо верю в слова, позаимствованные у президента Дуайта Эйзенхауэра, что «только американцы могут причинить вред Америке». Итак, как мы можем уменьшить этот вред? Начав контролировать военных. Расквартированные войска существуют — или, скорее, должны существовать — чтобы поддерживать и защищать Конституцию и нашу страну от непосредственных угроз нашему существованию. Бесконечные нападения на зарождающихся врагов на задворках планеты вряд ли требуют подобной миссии. В самом деле, чем больше такие нападения изнуряют военных, тем более они подвергают опасности национальную безопасность.

Один из моих друзей, капитан ВВС, однажды мне саркастически заметил: вы долго учитесь, но учитесь неправильно. Это мнение особенно остро звучит применимо к войне: вы ведёте войну долго, вы ведёте её неправильно. Помимо подрыва сил военной машины, долгие войны тем более опустошительны для демократий. Чем дольше наши войска ведут войны, тем больше милитаризуется наша страна, отбрасывая демократические ценности и идеалы.

Ещё во времена холодной войны регионы, в которых американские войска вели ближние бои, когда-то считались «теневыми», и секретные агенты двух сверхдержав вроде героев Джона Ле Карре мерились интеллектом в череде теневых конфликтов. После событий 9/11 «сняв перчатки» и пытаясь нанести нокаут, американские войска влезли в те самые тени по-крупному, и там, что неудивительно, зачастую не могли отличить друзей от врагов.

Новая стратегия для Америки должна заключаться в уходе из теневых регионов войн, в которых невозможно победить. Вместо этого увеличивающийся военный истеблишмент США продолжает смешивать стратегические ошибки прошедших 16 лет. В поисках повсеместного доминирования, но не побеждая решительно нигде, вооружённые силы США могут дойти до состояния величайших вооружённых сил в истории, нанёсших поражение самим себе.

Оригинал публикации:  Tomgram: William Astore, The Superpower That Fought Itself — And Lost.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank