Мысли вслух

Мысли вслух

Экономика

Прежде, чем Вы прочитаете статью ниже, несколько слов вместо предисловия. О том, каково быть частным предпринимателем в России, я знаю не по наслышке. Десять лет с 1993 по 2003 гг. я занимался этой деятельностью. Всё, что могу сказать — это помогло моей семье выжить в 90-е годы государственного и бандитского беспредела, но вынужден был уйти и никаких хороших воспоминаний и эмоций сие у меня не вызывает. Вымогательством занимались все: от налоговой службы, санэпидемнадзора и пожарников до бандитов-рэкетиров. В то время, когда моя семья пыталась выжить, эта банда вымогателей покупала себе шубы, сапоги и прочее на тот процент со штрафов, который им отстёгивало государство в лице не менее продажных чиновников местного разлива. В этих жёстких условиях приходилось буквально выживать. Ушёл же из бизнеса по-российски, когда понял, что мои продавцы стали зарабатывать больше меня, а государственные рэкетиры в лице контролирующих всяких-разных органов с завидным постоянством залезали ко мне в карман, устраивая проверки по нескольку раз в месяц. Попросту говоря, их поставили на кормление к таким лохам как я и мне подобные. Сейчас, конечно, другие времена, но условия работы для предпринимателей стали не намного легче, а потому и количество желающих заняться частным предпринимательством постоянно снижается.

Каждому десятому работнику зарплаты не хватает на еду

4 апреля 2017 г.

      Автор: Ольга Кувшинова

НИИ Росстата проанализировал «работающих бедных».

Заработок на уровне прожиточного минимума – грань между бедностью и нищетой

По данным Росстата, 75% наемных работников предприятий и организаций находится у черты бедности. Ее основной критерий – прожиточный минимум трудоспособного населения: стоимость набора продуктов и услуг, минимально необходимых для выживания. В 2016 г. она составила 10 722 руб. в месяц.

Заработок на уровне прожиточного минимума – грань между бедностью и нищетой. Зарабатывающий 1–2 минимума – бедняк, способный лишь прокормить себя и (при двух минимумах) члена семьи. Зарабатывающий меньше переходит в категорию нищих: заработок не обеспечивает простого воспроизводства его рабочей силы.

Исходя из этого критерия 10,7% работников – нищие, еще 27,5% – бедные, у 37% заработок выше черты бедности, у 12,7% он обеспечивает стандарт потребления среднего класса (см. график ). В 2013 г. к среднему классу относилось 15,5%. Эти расчеты приводит в статье для журнала «Вопросы статистики» завсектором статистики труда, занятости и рынка рабочей силы НИИ статистики Росстата Любовь Уманец: «Принято считать, что в развитом рыночном обществе именно средний класс играет главную роль в формировании уровня потребления нации и росте на этой основе уровня производства».

В абсолютном значении к нищим относятся 3,02 млн работников корпоративного сектора, к бедным – 7,8 млн, к стандарту потребления чуть выше бедности – еще 10,51 млн человек. Заработок, обеспечивающий стандарт потребления среднего класса, – у 3,6 млн работников, и еще у 3,42 млн он выше.

Работники малых и микроорганизаций, наемные работники индивидуальных предпринимателей в эту численность не входят, однако эти группы вряд ли повлияют на долю и численность среднего класса, пишет Уманец: скорее они пополнят группы с оплатой на уровне бедности.

По данным Росстата, средняя по России зарплата при учете в ней заработков наемных работников за пределами корпоративного сектора уменьшается на 12%: до 32 667 руб. против 36 746 руб. среднего заработка в корпоративном секторе (2016 г.).

Занятость в корпоративном секторе последовательно сокращалась с начала 2000-х гг.: за 15 лет – на 7,5 млн человек (без совместителей). Все это время рос удельный вес работников с низкими заработками, подсчитала Уманец: для высокооплачиваемых групп характерен не столько рост численности, сколько рост заработков. Эти группы, представляющие средний класс и тех, кого можно отнести к богатым, в сумме по численности меньше, чем количество работников с заработком выше черты бедности.

За четверть века так и не создано развитое потребительское общество, в котором ведущую роль играют представители среднего класса, заключает Уманец. Пока наиболее многочисленная группа работников – с заработком выше черты бедности, на втором месте – работники с заработком на уровне бедности.

Замкнутый круг: 

  • Низкие зарплаты – обратная сторона низкой безработицы, указывают в докладе эксперты Центра стратегических разработок: корпоративный сектор, сокращая рабочие места, выдавливает людей на  серый рынок труда. Население с низкими доходами не создает спрос, необходимый для модернизации производств, а без модернизации нет высоких зарплат.

Больше всего работников с заработком ниже, на уровне или чуть выше черты бедности – в сельском хозяйстве (93%), легкой промышленности (93%), образовании (87%), здравоохранении (85%), предоставлении коммунальных, социальных и прочих услуг, включая культуру и спорт (83%). Заработок на уровне нищеты получают 1 млн работников образования, или каждый пятый; 0,5 млн, или примерно каждый седьмой, в здравоохранении; примерно каждый пятый в сфере коммунальных и социальных услуг, включая услуги культуры и спорта.

Доля работников с высокими доходами относительно велика в добывающей промышленности (54%), финансах (48%), сфере недвижимости (36%), науке и научном обслуживании (47%), госуправлении (33%).

В некоторых видах деятельности одновременно высока доля и бедных, и высокооплачиваемых – например, в рыбоводстве с рыболовством и в телекоммуникационной сфере. В рыбной отрасли столь сильная дифференциация может указывать на высокую долю серых заработков, считает Уманец. В телекоммуникационной отрасли это отражение сильных различий в экономической сущности работы: есть предприятия с высоким уровнем телекоммуникационных услуг и предприятия, оказывающие услуги традиционной связи (например, почта).

Судить по индивидуальным зарплатам об уровне потребления и уровне жизни не совсем верно, считает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. Бедность – характеристика домохозяйства, рассуждает она: к примеру, заработок одного супруга может быть ниже минимума, а у другого – в 10 раз выше; и не только заработок формирует доходы. При определении среднего класса критерий дохода – когда его половину семья тратит на базовое потребление, а вторую половину может направлять на образование, развлечение, в сбережения: это уже инвестиционный ресурс. «Прожиточный минимум – это о витальных потребностях: еда, ЖКХ, это стандарт выживания. Средний класс – это люди, которые в своем потреблении принимают много ответственных решений, это потребление стандарта развития», – объясняет Овчарова.

Кроме дохода для попадания в средний класс необходимо соответствие еще нескольким критериям: например, уровню компетенции (это люди, как правило, с хорошим образованием, получающие отдачу на свой человеческий капитал), а также самооценке, перечисляет она.

За последние три года средний класс очень сильно просел, констатирует Овчарова. Прежде всего из-за спада доходов: к уровню октября 2014 г. они к концу 2016 г. сократились на 12%, зарплаты – на 10%. Кризис, инфляция, заморозка индексации во многом нивелировали и эффект повышения зарплат в бюджетном секторе: в сравнении с 2012 г., когда были объявлены майские указы, реальные заработки в образовании и здравоохранении выросли лишь на 8%. Если же к материальному критерию добавить субъективную оценку, по которой граница среднего класса – это люди, которые, как они сами считают, могут позволить себе любые покупки, кроме самых крупных (автомобиль, жилье), то за 2014–2016 гг. доля таких сократилась вдвое: с 27 до 13%, заключает Овчарова.

Читайте также:

 

Из комментариев:

     Generation87

Кто-то там говорил, что теория Маркса уже устарела, что она уже не работает?
А ведь бедность рабочего класса, бедность наемных работников угнетенное положение малых предпринимателей — это что такое?
Россия как и все постсоветском пространство охвачены тотальной бедностью и олигархизацией экономики. В таких условиях экономика функционирует не для хозяйственного обеспечения широких народных масс, а для тотального обогащения богатейших и высшей бюрократии.
Если эту систему не сломать эволюционно, то она будет ломаться революционно, а что еще хуже — эта ситуация будет адаптироваться под нужды правящего класса путем религиозной и этнонациональной радикализации населения.
Но выигравших в такой ситуации не будет внутри видовая конкуренция среди олигархии и бюрократии приведет их большую часть к гибели.
На такие вызовы нужны новые ответы, а не консервация. Чем сильнее законсервировать, тем сильнее снесет крышку.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Отзывов (3) на «Либеральные экономисты Правительства рулят: За 2014–2016 гг. доля среднего класса сократилась вдвое: с 27 до 13%»

  1. billiga fotbollströjor:

    Write more, thats all I have to say. Literally, it seems as though you relied on the video to make your point. You clearly know what youre talking about, why waste your intelligence on just posting videos to your weblog when you could be giving us something informative to read?

    billiga fotbollströjor www.tailorandkelle.com/Sp...rn--p-379039.cfm

    • admin:

      Paradox of communication. :-) Some readers are asked to give more illustrations, although I explain to them every time that illustrations are needed to better understand the text, and nothing more. Others say that there should be more text. Ladies and gentlemen and just friends — you would have decided among themselves, you confused me. :-) :-)

      Well, if it's serious, then I adhere to the rule — pictures exist for text, and not vice versa.

      With respect. Admin

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank