Лента новостей

Лента новостей

Политика

Совершив этот, вроде бы, ни к чему никого не обязывающий двухдневный визит, Путин приобрел столько дополнительных «степеней свободы» для своих действий, сколько далеко не всегда удается получить по итогам даже самого удачного мирного договора после выигранной войны.

Первый раунд переговоров 15 декабря, как известно, проходил с участием министров иностранных дел и обороны двух государств, следующий, вечером того же дня, — в формате «один на один». Второй день визита был посвящен перемещению из Нагато в Токио, подписанию целого пакета документов о сотрудничестве и некоторым публичным мероприятиям, включая заявление для прессы.

Москва и Токио на низком старте: что приобрел Путин от своего визита в Японию

16 декабря 2016 г.

      Автор: Олег Щукин

Москва и Токио на низком старте: что приобрел Путин от своего визита в Японию

фото: Xinhua

Итоги российско-японских переговоров на высшем уровне, как это стало уже традиционным для современной отечественной дипломатии, были вполне предсказуемыми задолго до их начала. Еще в октябре зампред Совета Федерации по международным делам Андрей Климов выступил с инициативой совместного с Японией управления спорными для Токио южными островами Курильского архипелага при сохранении российского суверенитета над ними. Затем два с лишним месяца наши «партнеры» из Страны Восходящего Солнца и так, и эдак прикидывали свои вкусовые ощущения от подобного предложения.

Сначала в полуофициальном порядке согласились его принять, а затем в полностью официальном — категорически отказались. Что в переводе с дипломатического языка означало примерно следующее: мы готовы сказать «да», но, к сожалению, наши американские друзья против. Только после победы Дональда Трампа и переноса «направления главного удара» США с России на Китай данный вопрос был «снят с тормоза» — возможно, это было одним из пунктов повестки дня визита Синдзо Абэ в Trump Tower 17 ноября.

Сигнал об этом ушел в Кремль — и неоднократно отложенный с 2014 года визит президента России Владимира Путина в Японию наконец-то состоялся.

«Артподготовка» по-путински

Незадолго до этого, 22 ноября, Минобороны России сообщило об анонсированном еще в марте размещении на Южных Курилах береговых ракетных комплексов (БРК) «Бал» (остров Кунашир, ракеты Х-35У, дальность стрельбы до 260 км) и «Бастион» (остров Итуруп, ракеты «Оникс», дальность стрельбы более 300 км). Учитывая, что Кунашир находится всего в 36 км от побережья Хоккайдо, а Итуруп — примерно в 70 км, понятно, что эти БРК «перекрывают» большую часть острова Хоккайдо.

Также накануне визита прошла — со ссылкой на японские источники — информация о возможности размещения на Южных Курилах американской военной базы в случае передачи этих территорий Японии, о сохранении согласованного «большой семеркой» режима антироссийских санкций, а также о том, что официальный Токио выступил в качестве «военного спонсора номер один» евромайданных властей в Киеве, перечислив на нужды ВСУ за последние два с половиной года 1,85 млрд долл.

Москва и Токио на низком старте: что приобрел Путин от своего визита в Японию

фото: kremlin.ru / Пресс-служба Президента России

Завершило подготовку к визиту российского президента состоявшееся 13 декабря его интервью исполнительному директору телекомпании Nippon Такаюки Касуя и главному редактору газеты Yomiuri Мидзогути Такэси, с весьма символичным сольным выступлением собаки Юмэ породы акита-ину (показательно, что данная тема была озвучена и на пресс-конференции по итогам переговоров: «Внешне это (акита-ино. — О.Щ.) выглядит как игрушка, на самом деле это серьезная собака, нужно с уважением к ней относиться»).

В интервью Владимир Путин фактически сформулировал цель переговоров 15–16 декабря как «создание атмосферы доверия, дружбы между двумя странами и народами… в результате масштабной совместной экономической деятельности, в том числе на южных Курильских островах». Разумеется, вряд ли эти моменты могли быть озвучены, а сам визит и переговоры — состояться без предварительного согласия японской стороны именно на такой их формат…

Хотя прилет путинского «борта номер один» в аэропорт Ямагути-Убе «с почти трехчасовым опозданием» наглядно продемонстрировал Абэ и Ко, что у российского президента есть дела поважнее, чем Южные Курилы.

В ожидании стартового сигнала

Первый раунд переговоров 15 декабря, как известно, проходил с участием министров иностранных дел и обороны двух государств, следующий, вечером того же дня, — в формате «один на один». Второй день визита был посвящен перемещению из Нагато в Токио, подписанию целого пакета документов о сотрудничестве и некоторым публичным мероприятиям, включая заявление для прессы.

Ничего, что хотя бы на полшага выходило бы за рамки заранее озвученных позиций сторон, в Нагато и Токио не произошло. Путин не отдал Южные Курилы Японии, а Абэ не отказался от требований возврата «северных территорий». Спрашивается, зачем, в таком случае, был нужен этот визит, и нужен ли он был вообще?

Количество подписанных документов (несколько десятков) и их качество (меморандумы о сотрудничестве, намерениях и взаимопонимании, соглашения и декларации, договор только один и не слишком значительный: предоставление кредитных линий ОАО «Ямал СПГ» Японским банком международного сотрудничества) свидетельствуют только об одном: Москва и Токио сигнализируют третьим странам, что их отношения находятся «на низком старте» и ждут только сигнального «выстрела».

Что это может быть за выстрел? Может быть, инаугурация 45-го президента США. Может быть, глобальный обвал фондовых рынков. Может быть, что-то еще — пока можно только предполагать.

Москва и Токио на низком старте: что приобрел Путин от своего визита в Японию

фото: kremlin.ru / Пресс-служба Президента России

Путин: «степени свободы»

Особое место в этом длинном списке занимает, на мой взгляд, Меморандум о сотрудничестве между государственной корпорацией «Росатом» и министерством экономики, торговли и промышленности Японии, министерством образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии в мирном использовании атомной энергии. Главная «бомба» этого меморандума заключается в том, что он открывает путь к созданию глобального российско-японского картеля, который, по сути, займет 85% мирового рынка атомной энергетики (за его пределами останутся французские и англо-канадские проекты).

А «запалом» для нее может послужить расширенная российская помощь в ликвидации последствий Фукусимы, что означает получение «Росатомом» полной информации о причинах этой все еще длящейся катастрофы. Кстати, Путин в своем выступлении по итогам визита обошел «ядерную» тему стороной, тем самым лишний раз подчеркнув ее значимость и «взрывоопасность».

Все остальное, включая проведение Года Японии в России и Года России в Японии, создание совместного Российско-японского фонда, изменение пограничного режима для граждан Страны Восходящего Солнца, желающих посетить Южные Курилы, расширение торговых связей в сферах энергетики, станкостроения, фармакологии, сельского хозяйства и т. д., — значимо прежде всего как вероятный плацдарм для качественного изменения параметров двустороннего сотрудничества.

Так что главным заинтересованным наблюдателям — а это прежде всего США и КНР — теперь есть о чем задуматься. Поскольку сама возможность полномасштабной нормализации отношений между Москвой и Токио значительно изменяет «стратегический пейзаж» не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и на общемировом уровне.

Совершив этот, вроде бы, ни к чему никого не обязывающий двухдневный визит, Путин приобрел столько дополнительных «степеней свободы» для своих действий, сколько далеко не всегда удается получить по итогам даже самого удачного мирного договора после выигранной войны.

Метки: , , , , ,

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank