Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

«Надёжа и опора» либералов в России

Раздвоение личности Путина: либерал и патриот

6 марта 2017 г.

      Автор: Вадим Рогожин

Кто поможет президенту прозреть и разогнать либерал-экономистов в своем окружении?

Владимир Путин при своей последовательной и продуманной политике является одним из самых противоречивых государственных деятелей России. Особенно это проявляется в смешении в его мировоззрении прямо противоположных идеологий – либерализма и патриотизма. На международной арене он, безусловно, державник. Но в экономической политике государства – либерал. Это мы видим из того, что экономический блок правительства и финансовый сектор власти возглавляют птенцы гнезд Гайдара и Кудрина. Да и в целом правительство во главе с Дмитрием Медведевым само по себе является либеральным.

В своем интервью в январе 2014 г. Путин откровенно заявил, что является «настоящим либералом и придерживается либеральных взглядов». Его становление как либерала произошло в мэрии Санкт-Петербурга, где он трудился под началом Анатолия Собчака, сформировавшего питерскую либеральную школу, которая проповедуется ныне во власти. Патриотическое же воспитание Путин получил, проходя обучение, а затем службу в КГБ. Одна идеология наслоилась на другую, и получилась кулебяка с колбасой и вареньем.

Путин создал  нежизнеспособную в России идеологию либерал-патриотизма, думая, что она приведет страну к процветанию и славе. На самом деле – к упадку и загниванию.

Являясь либералом, Путин совмещает в своем сознании несовместимое. Нельзя быть патриотом, придерживаясь при этом либеральных взглядов. Нельзя быть автократом, опирающимся на жесткую вертикаль власти, не приемлющую своеволия подчиненных, и при этом позволять бесчинствовать государственным финансовым спекулянтам, будоражащих стихию рынка. Нельзя позволять выводить капитал в офшоры, когда инвестиций в стране не хватает. Нельзя противодействовать санкциям, позволяя американским финансистам копошиться в наших финансах. Даже тупоумный Обама, как будто насмехаясь над великим и ужасным Путиным, откровенно заявил, что тот, кто контролирует финансы чужой страны, тот ею и управляет.  Нельзя вести жесткую политику в отношении противников России и при этом отдавать государственные финансы в управление финансовых институтов этих же врагов – ВМФ, ФРС, которые фактически контролируют деятельность Центробанка России. Экономические ведомства так же ориентируются на рекомендации заокеанских консультантов, аудиторов, которые курируют эти ведомства, как это они делали в 90-е при правительстве Гайдара.

Но это глобальное идеологическое противоречие в сознании Путина уживается в нем, обретя уникальную психическую форму рассудка. Это противоречие выражается в противоречиях во внутренней политике государства, в торможении развития страны, в кризисных явлениях в экономике, в нерешительности во внешней политике.

Как можно эффективно проводить политику импортозамещения, если финансово-экономический блок исполнительной власти ведет монетарную политику, нацеленную на обслуживание денег деньгами, и игнорирует нужды реального сектора производства? Потому процесс импортозамещения буксует, медленно развивается индустриальный комплекс.

В экономическом секторе сложился негласный сговор между государственными финансистами: Центробанком и министерством финансов и ТЭК, который олицетворяет собою Игорь Сечин. Нефтегазовая отрасль –это, пожалуй,  единственный промышленный сектор, который изрядно кредитуется, и операции Центробанка на валютных биржах проводятся в интересах нее, чтобы она получала больше прибыли в экспорте и давала больше налогов при разнице курса. При этом либералы, следуя идеям Чубайса, исходят из того, что страну могут прокормить газ и нефть, а другие отрасли можно развивать по остаточному принципу. Это явно компрадорская позиция созвучна с желанием Запада превратить Россию в страну, занимающуюся исключительно поставками ресурсов на мировой рынок.

Всю эту вредительскую политику финансово-экономического блока Путин почему-то не замечает. То ли он искренне верит, что она правильная, то ли он подпал под влияние советчиков – Кудрина, Набиуллиной, Сечина и т.д., которые убеждают его в правильности пути. А альтернативные позиции по экономическому развитию страны блокируются на подступах к Кремлю, и Путин их не слышит.

Президент в своем послании Федеральному Собранию в декабре 2016 г. поручил правительству не позднее мая текущего года разработать предметный план действий, реализация которого позволит на рубеже 2019—2020 годов выйти на темпы экономического роста выше мировых. Задача амбициозная и нереальная. Хотя президент и призвал выработать этот план с участием ведущих деловых объединений, не приходится сомневаться, чьи идеи будут положены в основу. Это будет концепция экономического развития Центра стратегических разработок, который возглавляет Алексей Кудрин. Но по поручению Путина летом прошлого года была разработана альтернативная кудринской программа «Стратегия роста» на основе разработок Столыпинского клуба и Сергея Глазьева (получившая название «программа Титова»). Президенту вроде бы она понравилась, однако он так и не принял ни одну из этих программ и поручил правительству выработать свою.

А оно, очевидно, займется синкретизмом и попытается основные базовые принципы концепции Кудрина разбавить предложениями программы Титова. Хотя они и прямо противоположны. Вот такой получится тянитолкай в экономике. Только титовско-глазьевская часть этого несовместимого гибрида окажется ослабленной, и нынешний курс будет продолжен. Значит, никакого бурного экономического развития страны, к которому призывает президент, не случится. Никакого ускорения индустриализации, столь необходимой России, не произойдет.

Либерально-патриотическое двуличие Путина довело патриотическую общественность до того, что многие из них стали занимать критическую позицию, формируя патриотическую оппозицию к правительству, которая, правда, политически еще не сформировалась. В последнее время все чаще можно слышать резкие, нелицеприятные комментарии как экономистов, так и политологов патриотического толка о неправильной, зловредной экономической политике государства.

Вот даже прокремлевский политолог и политический деятель Николай Стариков намедни сказал: «В правительстве есть два вектора: вектор Путина на восстановление государственного суверенитета, мы его видим во внешней политике, во внутренней президент задает этот вектор, но, к сожалению, действия правительства полностью его искажают». Стариков по-византийски выгородил президента, свалив все на правительство с его финансово-экономическим блоком, который работает в автономном режиме. Но то, что такие оценки правительству делает человек, прогибающийся под властью, уже симптоматично.

Один из самых вдумчивых и основательных экономистов Валентин Катасонов постоянно со всех площадок говорит о ложном и губительном курсе, который проводит экономический блок правительства и Центробанк. Резко высказывается о нем экономист-патриот Михаил Делягин.

Экономист Михаил Хазин откровенно говорит об экономическом саботаже правительства. И делает мрачные, но реально обоснованные прогнозы на 17-18 годы: «Нас ожидает вялотекущий спад ВВП (примерно 3% в год), резкие колебания рубля, обеспечивающие близким к ЦБ спекулянтам большие доходы, падение уровня жизни населения, рост тарифов ЖКХ, сокращение малого и среднего бизнеса. Административное давление на бизнес будет расти, как официальное (с целью «выбить» налоги), так и неофициальное. Уровень социального напряжения будет нарастать, и его будет поддерживать как различного роста аварии и катастрофы, так и рост политической активности в преддверии выборов». Хазин сравнивает это состояние с революционной ситуацией столетней давности. Здесь он, может, и перебарщивает, но недовольство народа будет нарастать.

Конечно, действия либерал-экономистов в правительстве не являются откровенным саботажем. Саботаж – это игнорирование, блокирование, препятствование реализации действующего курса, стратегии развития. А в стране, напротив, проводится либерально-экономический курс, который одобряет Путин. Поэтому либерал-экономисты занимаются не саботажем, а удовлетворением своих интересов и обслуживанием банков и финансово-промышленных групп, ориентированных на экспорт и вывод капиталов за рубеж. При этом социальные нужды и интересы государства игнорируются. Они для них не важны и второстепенны. Вот в этом проявляется их саботаж – в реализации социальной политики.

Поэтому Путин с приближением предвыборной кампании президента в 2018 году может столкнуться с рисками, которые обозначил Хазин.

Но президент как будто не слышит экономистов-патриотов, предупреждающими его о грозящей опасности. Как Николай II не слышал предупреждений государственников-патриотов, которые были оттеснены от двора либералами, окружавшими в конце монархии царя. Аналогии вполне уместны. Но с той разницей, что царь был слабым правителем, а Путин является сильным государем. И есть надежда на его прозрение. Как это случилось с Крымом. Но тогда Россия и он были поставлены в экстремальную ситуацию, в которой нужно было быстро принимать неординарное судьбоносное решение. Так должно случиться и с экономическим курсом.

Только обострение социально-политической обстановки в стране, связанной с ухудшением уровня жизни и падением экономики, может подвигнуть президента к резким решительным действиям и смещению либералов. Это нужно было сделать сразу после Крымской весны. Но Путин, как человек, рожденный под созвездием Весов, не склонен к принятию быстрых решений, он всегда долго взвешивает «за» и «против», пока не найдет оптимальное решение. Но иногда в своих долгих раздумьях он запаздывает, и ситуация опережает его решения. Так он запоздал с украинским вопросом, когда можно было после Крымской весны ликвидировать киевскую хунту. Запаздывает он и с контрреформой в экономике, усугубляя экономическое положение в стране.

Он, возможно, прозреет перед предвыборной кампанией и отправит все-таки в отставку правительство, хотя, скорее всего, распустит лишь финансово-экономический блок. Но будет потерян еще один год, столь значимый в геополитической перспективе для России.

Важно, чтобы до Путина донесли пагубность либерально-экономического курса. Он не слышит экономистов-патриотов, он блокирован информацией своим либеральным окружением. Только его помощник Белоусов что-то еще может донести. Но пока он сумел лишь обратить внимание президента на программу Столыпинского клуба. Своего же советника Сергея Глазьева президент не приглашает, его не слушает. А именно он является главным разработчиком альтернативной курдинской программы и мог бы вразумить своего начальника.

Но в Москве нет авторитетного заявителя нового экономического курса, голос которого президентом мог быть услышан. Это должен сделать кто-то из авторитетных депутатов, общественных деятелей, кто не испугается сделать резонансное заявление, которое не сможет игнорировать хотя бы пресс-секретарь Песков и не доложить об этом государю.

Путин колеблется, и ему сейчас нужна поддержка. Такую поддержку может оказать Общественная палата, точнее, ее патриотическое крыло. Госдума должна жёстче выступать против губительной политики правительства. Тупиковость и ироничность ситуации в том, что формальным лидером «Единой России», в которой в основном собрались пустозвоны, но традиционалисты и консерваторы, является либерал Медведев (это еще одна удобоваримая форма путинской кулебяки). И потому депутаты-едроссы вряд ли осмелятся критиковать его кабинет. Хотя отдельные авторитетные парламентарии могут выступить с критикой курса правительства  в рамках дискуссии, которая позволена и даже одобряется в новой созыве ГД. К примеру, Николай Валуев, Ирина Роднина, Владимир Бортко (ему и вовсе неудобств не доставит – он от КПРФ) или кто-то другой из звёздной плеяды депутатов может и должен обратить внимание президента на то, что творится в правительстве. От влияния Медведева свободен ОНФ, авторитетные деятели (скажем, Станислав Говорухин) которого также могут выступить с еще более жесткой критикой правительства и его финансово-экономического блока.

Но для этого нужна политическая воля. Все эти организации и люди внутри них встроены в систему, где без одобрения свыше не происходит резких действий и выступлений. Они выступят, как только Путин прозреет и будет склоняться к разгону либерального блока. Тогда для этого ему и нужна будет инициатива общественности. Чтобы он, как бы опираясь на общественное мнение и реагируя на чаяния народные, принял судьбоносное радикальное решение.

У Путина есть хорошая черта, которая негативно сказывается на государстве. Он не сдает тех, с кем работал, кто был в его окружении. Даже если президент вынужден кого-то снять с должности, он всегда найдет ему другое место работы. Так он поступил с Чубайсом, назначив его руководителем Роснано, важнейшего в экономике направлением, где он проявил себя так же, как и везде. Сердюкова не отправил на ПМЖ в тюрьму, а пристроил в структуру «Ростеха». Кудрин после вынужденной отставки, хоть не получил государственной должности и не возглавил госкорпорацию, влияние его на экономический блок огромно. Министра образование Ливанова вместо того, чтобы за планомерное уничтожение вверенной ему сферы отправить вникуда, поставил своим помощником. И этот список можно продолжать долго.

Президент неохотно расстается с людьми. Хотя несколько лет назад понял, что либералов и друзей-прихлебателей нужно изгонять из стратегических секторов исполнительной власти. Так, вместо прохиндея Сердюкова, едва не развалившего армию, министром обороны был назначен государственник Сергей Шойгу. Вице-премьером по ОПК – деятель патриотического толка Дмитрий Рогозин. На культуру посажен, хотя и скользкий и неоднозначный, но как бы патриот Владимир Мединский. Наконец, в прошлом году министром образования стала Ольга Васильева. Но на этом кадровые перестановки в правительстве пока приостановились. Следующим логическим шагом должна быть отставка министра здравоохранения Вероники Скворцовой и зампреда по соцсфере Ольги Голодец, также исповедующих либеральные ценности. Они взяли от западного управления оптимизацию (сокращение общедоступной медицины) и коммерциализацию здравоохранения, но никак не новейшие технологии в медицине, коими славится Запад, а в России почему не применяются. Ну, а о Шувалове, Дворковиче, Силуанове уже всё сказано. Эту обойму компрадоров нужно менять разом.

2017 год, по всем прогнозам, будет тяжелым для экономики России. Времени на то, чтобы остановить пагубные процессы в ней, инспирируемые либеральным блоком, прочти не остается. Но, видимо, только экономический кризис подвигнет Путина на то, что сделал Ельцин после дефолта в 1998 году, передав правительство в руки государственников.

Сегодня Россия, как и в 30-х годах, столкнулась с необходимостью скорейшей индустриализации и вывода экономики на новый технологический уровень. Как Сталин в 31-м году заявил, что если страна за 10 лет не ликвидирует отставание от передовых стран, ее сомнут, так и сейчас на повестке дня стоит та же опасность. Если в ближайшую пятилетку в России не будет проведена глубокая индустриализация и научно-техническая перестройка, если экономика не будет выведена с четвертого (сырьевого) на пятый и шестой технологические уклады (компьютерная и нанотехнологическая индустрии), мы окажемся на периферии мировой экономики. И с нами будут считаться только как с обладателями ядерного оружия, которое хорошо в войне, а в политико-экономическом господстве при меняющемся мировом устройстве не нужно – угрожать атомной бомбой бессмысленно, да и не наш это принцип, а денег и экономического потенциала, каковыми обладает Китай, для продавливания своих интересов у России нет.

И Путин как прогрессивный государь это должен понимать.

Антилиберальные реформы назрели давно. И чем раньше патриотическая общественность достучится  до президента, тем быстрее он остановит экономическую стагнацию и падение России. Но, похоже, Путин будет ждать либо экономического кризиса, либо обострения социально-политической ситуации перед выборами президента. А до тех пор мы будем наблюдать раздвоение личности Путина, который пытается сочленить несовместимое. В угоду врагам и их агентам влияния в России.

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Отзывов (2) на «Государь Путин: Кто же Вы, наконец? С кем и за кого?»

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank