Мысли вслух

Мысли вслух

От первого лица

Очень часто в соцсетях можно встретить сетования патриотические настроенной общественности на то, что Россия не отвечает оком за око и зубом за зуб на агрессивные выпады Запада. Общественность возмущена, она требует от президента и министра иностранных дел жёсткой риторики и симметричных силовых действий, аналогично тому, как это сделал недавно Китай в отношении граждан Канады. Отсутствие таких действий воспринимается болезненно в широком спектре – от отсутствия силы до отсутствия самоуважения и достоинства. Однако так ли это на самом деле? 

В долгосрочной перспективе не срываясь в силовые реакции, Россия уничтожает господство США, потому янки и бесятся от собственного бессилия.

13 студия улыбает.

Страшный сон западных плутократов. Этот Путин уже везде

 

Почему Россия не отвечает Западу симметрично?

15 декабря 2018 г.

Александр  Халдей   Автор: Александр Халдей

Справка

Халдей Александр-  эксперт по переговорам, медиатор, преподаватель, бизнес-тренер, блогер и публицист. 25 лет опыт руководящей работы в сфере бизнеса и банковской деятельности.

Проблема силовых действий в политике, от дипломатии до армии, это вопрос комплекса стратегических исследований многих интеллектуальных центров. Надо ли всегда отвечать в силовом режиме? Когда это необходимо и когда вредно? Как должен поступать ответственный политик в случае вызова?

Всегда проблема силового ответа на провокацию – это проблема расчёта соотношения сил.  Даже уличный хулиган провоцирует вас на драку лишь тогда, когда уверен в превосходстве своих сил – то есть у него в кармане нож, а в кустах дружки с кастетами и металлическими прутьями. Вы же всегда одни и у вас нет ничего, даже палки под ногами. Правильно ли будет в таких условиях принять вызов? А если вы к тому же не один, а с девушкой? Нормально погибнуть самому и сделать жертвой насилия её? Или правильнее отдать кошелек? Не дать реализовать врагам превосходство в силах?

Ложно понятое чувство достоинства в таких случаях толкает человека на самый неправильный путь действий. Он принимает бой в невыгодном для себя соотношении сил и обречён на проигрыш. Его, собственно, к этому и толкают. Нападающим нужна его жизнь. И бегство, сохраняющее эту жизнь, как раз является поражением для нападающих, так как разрушает их планы.

Отступление – это не акт трусости, а акт разума, позволяющее армии сохранить силы для дальнейших боёв (и Москву отдавали, чтобы победить по итогу). В китайских боевых искусствах убежать считается разумным тактическим манёвром при невыгодном раскладе сил. Проявлением гибкости и живучести. В Японии предпочитают смерть. Потому Япония сейчас – колония США, а Китай – их главный кошмар. Речь идёт не о том, что всегда нужно отступать, а о том, что всегда нужно понимать, когда стоять насмерть, а когда нет.

Китай не собирается отвечать США зеркально на все его провокации. Но имея запас сил,  он может позволить себе тщательно выверенные шаги. Даже в случае ареста дочери основателя компании Хуавэй, китайцы арестовали в ответ не американцев, а канадцев. Понимая, что они, в общем-то, лишь исполнители. Ответ дан, но не адекватный.

Путину приводят в пример СССР, особенно времён Сталина. Но мог ли Сталин отвечать США адекватно на выпады?  Если посмотреть на историю, то нет. Даже Сталин в ситуациях прямого столкновения не шёл симметричными путями. Давайте вспомним речь Черчилля в Фултоне. Что сказал Черчилль в США, получив аплодисменты сидящего рядом Трумэна?

Черчилль в Фултоне говорил о необходимости противодействия Росси и о том, что для этого нужно создать братскую ассоциацию народов, говорящих на английском языке. Такая ассоциация предполагает совершенно особые отношения между США и Британской империей. «Братская ассоциация требует не только растущей дружбы между родственными системами общества, но и сохранения близких отношений между военными советниками, совместного использования всех военно-морских и воздушных баз, что удвоит мощь Соединённых Штатов и увеличит мощь имперских вооружённых сил».

Перед этой речью Сталин по каналам разведки получил сведения о том, что США готовит в Германии новое правительство, которое интегрирует Германию в систему контролируемого США западного мира. И что Аллен Даллес, ставленник  Рокфеллера, заставил Пентагон вести прямые переговоры с гитлеровским главой разведки Геленом, которого Даллес продвигал на пост главы разведки будущей Германии. И что создавать такую разведслужбу в Германии до того, как американцы, англичане и французы не окрепнут в своих зонах оккупации, сделав их непроницаемыми для СССР, нецелесообразно. А вот после этого – в самый раз.

Гелен передал Даллесу всю свою агентурную сеть. В ответ ему Даллес предложил создать сеть конспиративных центров в Испании и начать планировать действия в Восточной Европе – от Берлина до Львова. То, что говорил с трибуны Фултона Черчилль, было тщательно увязано с Трумэном и новыми реакционными кругами США. Говоря об англоговорящем братстве, Черчилль требовал от Италии и Франции  изгнания коммунистов Тольятти и Тореза из их правительств. Германия и Гелен были использованы в этом давлении на неанглосаксонские страны.

Впервые проявилась политика США на ограничение суверенитета стран Европы, хотя дым второй мировой ещё не рассеялся. Ещё до всякого НАТО и прочих союзов. Америка срочно ковала железо, пока горячо, и роль черчиллевской Британии в этом деле говорит о том, что элита у этих двух стран общая.

Как реагировал на это Сталин, который готовился к прямым переговорам с Трумэном по вопросам послевоенного обустройства Европы? У него был выбор: проявлять сдержанную реакцию или начать говорить ультиматумами и наращивать угрозу войны. СССР был измотан войной и народ мечтал о мире. Прямое столкновение с США и Британией, использующими Западную Европу, было для СССР очень опасным. И Сталин выбрал умеренную реакцию.

Это означало обращение к тем силам на Западе, которые были против войны с СССР и в какой-то степени ему симпатизировали. Это была линия на раскол западной элиты – то, что Россия применяет и сейчас. Сталин исходил из того, что на Западе элита неоднородна, и там есть силы, выступающие за продолжение диалога с нами. Противники же останутся противниками,  с этим ничего не поделаешь. Но чем круче Россия среагирует, тем труднее будет умеренным, тем, кто хочет с нами дружить.

Именно этими мотивами руководствуется Путин, воздерживаясь от ввода войск на Донбасс. Он рассказывает элиты Украины и США. Именно этим руководствуется Путин в диалоге с  Японией и Абэ по вопросу островов. Путин намекает – мы готовы рассматривать вопрос передачи двух Курильских островов, как это делал Советский Союз. Но при одном условии: Япония полностью выходит из всех союзов с США, изгоняет их со своей территории и становится союзником России. Тогда и два острова, и дешёвые ресурсы, и много чего другого интересного. По-другому – никак.

Понятно, что Япония не суверенна и ничего решить не может, а её обещания ничего не стоят. Понятно, что она на такое предложение не пойдёт, ибо и сама не готова, и американцы не дадут. Объективно Япония зависит от доступа на рынок США, альтернативы которому у Японии нет. И Россия это понимает. Но Путин этим предложением тянет время, разжигая японские аппетиты и надежды, тем самым сея  конфликт Японии с США, раскачивая их единство.

Переговоры о Курилах будут идти вечно. Что было бы, закрой Путин сразу все переговоры по островам и пошли японцев подальше? Америка полностью использовали бы это для усиления русофобской пропаганды в Японии, и умеренным было бы нечего им возразить. А так есть.

Сейчас процесс переговоров вокруг Курил России важнее его результата. В меняющемся балансе сил на дальнем Востоке открываются новые шансы и новые угрозы. Япония в состоянии серьёзно сбалансировать мощь Китая, что очень выгодно для России. Корея стремится к объединению, что создаёт основания для удаления США из Кореи. Если создать к этому основания для удаления США и из Японии, то освобождение Дальнего Востока от США оставляет там Китай Россию, Японию и Корею, что меняет всю мировую геополитику в сторону ослабления США и усиления России.

Таким образом, в условиях превосходства сил США и наращивания усилий Китая и Кореи, может произойти сближение Японии и Китая, которого Япония смертельно боится. Это усиливает Россию сильнее Китая, Кореи и Японии. США это понимают и потому ищут обострения. Россия не даёт им обострения и потому ломает всю стратегию.

Это та ситуация, когда, овладев мягкой силой, Россия в состоянии нанести США сильнейшее поражение, так как используются силы многих стран. То есть линия поведения России полностью правильна в сложившихся обстоятельствах и нужно только выиграть время, так как стратегия действует во времени, разлагая систему господства США, и те не могут ничего противопоставить этому медленному разложению.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Один отзыв на «Долгоиграющая стратегия России: «Мягкая сила» вместо симметричных ответов зарвавшемуся Западу?»

Ваш отзыв

наверх Счетчик PR-CY.Rank