Многое о происходящем автору удалось узнать со слов Павла Врублевского, создателя сервиса Chronopay. Он был обвинен в нарушении интернет-безопасности и приговорен к двум годам тюремного заключения, но освобожден, когда Михайлову было предъявлено обвинение в государственной измене. Врублевский считает, что ФСБ была введена в заблуждение западными службами и сконцентрировала усилия на борьбе с вирусами, червями и троянами, в то время как это была трата времени и денег.

Украденные базы данных позволили Западу получить почти полную картину сотрудников разведки низового уровня. Также он считает, что британская разведка убедила Главное управление Генерального штаба, что Сергей Скрипаль собирался вернуться в Россию, причем не с пустыми руками, а с секретными данными из лаборатории в Портон Дауне и материалами из антитрамповского досье «Золотой дождь». За тем и были отправлены в Солсбери два агента, якобы имевшие отношение к эвакуации Януковича с Украины, чтобы прояснить ситуацию и помочь Скрипалю вернуться на родину.

Как выясняется из видеороликов и фотографий, опубликованных британцами, за посланцами внимательно следили с самого начала и до конца. Тем временем британская разведка организовала «отравление» Скрипаля и его дочери, и оба агента, поняв, что операция срывается, быстро вернулись домой. Их появление в эфире РТ объяснялось желанием спровоцировать британскую разведку каким-то образом засветить перебежчика, от которого ушла информация, но выяснить удалось лишь одно:

английская разведка обладает куда более обширными базами данных по России, нежели предполагалось.

Интерес русских шпионов к Солсбери, пишет Шамир, вполне объясним близостью городка к секретной химической лаборатории в Портон Дауне и фабрике по производству химического оружия, применяемого в том числе «Белыми касками» в Сирии. Возможно, кто-то из жителей Солсбери, вполне вероятно, что и Скрипаль, должен был передать некие образцы российским разведчикам – и это объяснение куда более осмысленно, нежели версия с отравлением, в которую никто из специалистов не верит.

Аналогично объясняется и история о российском хакерстве, связанная с голландской комиссией по расследованию катастрофы MH-17 Malaysia Airlines. Когда отказано в доступе к работе комиссии, в такой ситуации любая разведка мира была бы сориентирована на получение дополнительной информации. Другое дело, что все усилия России по предоставлению правдивых данных оказываются бессмысленными.

Мы знаем, что случилось с самолетом: он был уничтожен украинцами, предположительно по ошибке. Однако западные СМИ упрямо продолжают валить все на русских, и даже если бы российская разведка нашла и доставила в Гаагу украинских солдат, которые управляли «Буком», голландцев, верных членов НАТО, это все равно бы не убедило. Как не убедила достоверная информация о виновнике сирийских химических атак: россияне и сирийцы доставили тех самых детей, которые участвовали в постановках «Белых касок», но для ОЗХО это не аргумент. Так что российская разведка обязана была дать своему правительству максимум информации, дабы оно имело возможность что-то противопоставить несправедливым обвинениям. И если бы она не пыталась этого сделать, то была бы справедливо обвинена в том, что зря тратит свой бюджет.

Теперь россиянам придется приложить огромные усилия, чтобы защититься от появления своих баз на рынке, хотя заниматься этим нужно было еще двадцать лет назад. А за это время выросло целое поколение, воспитанное таким образом, что готово за наличные продать все, и это тоже серьезная проблема.

«Военно-промышленный курьер» задал Исраэлю Шамиру вопрос:

при каком развитии событий реальная ситуация с делом Скрипалей может быть обнародована той или другой стороной? Ответ: если такое и произойдет, то только через много лет.

Мы также спросили:

можно ли считать, что Скрипали, МН-17, инсценировки «Белых касок» являются элементами единого сценария? Ответ был коротким, зато исчерпывающим: сценарии разные, но сценарист один.

Опубликовано в выпуске № 41 (754) за 23 октября 2018 года