Они нарастают через обострение региональных противоречий, используя которые западные и транснациональные элиты развязывают там, где им нужно, вооруженные конфликты и локальные войны, посредством которых пытаются достичь частных целей с последующим выходом на достижение глобальных. На западе России военные угрозы формируются США и НАТО как непосредственно, так и с использованием марионеточных режимов. Однако серьезного внимания требуют и другие регионы.

На юге главные источники военной опасности связаны с нестабильностью обстановки в центральноазиатских государствах СНГ (прежде всего в Таджикистане и Узбекистане на почве этнических и религиозных проблем), продолжающимися войнами в Сирии, Ираке и Афганистане, нарастанием напряженности между США, их союзниками из стран Персидского залива и Ираном, а также в отношениях между Индией и Пакистаном.

Пока вторжения не будет

Детонатором может стать возникновение курдского государства с отторжением части территории Ирака и Сирии”.

Гражданские войны в Сирии и Афганистане будут продолжаться еще достаточно длительное время – от нескольких месяцев до нескольких лет. Не скоро наступит стабильность в Ираке. Не решена курдская проблема, которую пытаются использовать в своих интересах США. Дальнейшее усиление позиций в регионе России и Ирана может способствовать наращиванию военной активности США, Израиля и их союзников из арабских стран. Пока она носит ограниченный характер, однако риск, пусть и незначительный, полномасштабного вторжения сохраняется.

Численность группировки ВС США может составить до 3–4 авианосцев с 15–20 надводными кораблями и 5–8 подводными лодками, 1–2 авиакрыла тактической авиации (с применением до 500–800 СКР «Томагавк») и до 1–2 дивизий сухопутных войск или морской пехоты с соответствующим обеспечением. К боевым действиям будет привлечен ЦАХАЛ. Этими силами вероятно проведение воздушной наступательной операции с последующими действиями сухопутной группировки.

Иран ответить может крепко

Существует вероятность агрессии США, Израиля, стран НАТО и их союзников из числа монархий Персидского залива против Ирана. Это будет достаточно масштабная локальная война. Иран сможет выставить группировку сил общей численностью более миллиона человек, до 300 боевых самолетов и более 400 вертолетов различного предназначения. В составе ПВО Ирана насчитывается около трех тысяч единиц зенитных средств. Для достижения успеха в такой войне США и их союзникам придется обеспечить подавляющее превосходство своей авиации в количественном и качественном отношении над ПВО и ВВС Ирана. То есть необходимо создать группировку общей численностью не менее 1000–1500 машин, в том числе до 400 самолетов палубной авиации и до 40–50 стратегических бомбардировщиков, задействовать основные силы своего флота – до 7–8 авианосцев, 35–40 надводных боевых кораблей и подлодок, а также сухопутную группировку численностью до 300 тысяч человек. Кроме этого, вероятно, будет выделено от 1500 до 2500 крылатых ракет, в основном для стратегической авиации и флота.

Условием возникновения такой войны будет возобновление ракетно-ядерной программы Ирана или начало его военного конфликта с одной из ведущих стран Персидского залива, вероятнее всего, Саудовской Аравией. По продолжительности такая война составит несколько месяцев. Ее завершение скорее всего после разгрома основных группировок ВС Ирана возможно со сменой политического режима в стране. Риск втягивания России в конфликт следует признать умеренным. Но появление у наших границ агрессивного и враждебного нашей стране государства, в который может превратиться Иран, для нас абсолютно неприемлемо.

Вокруг африканского рога

Продолжится война в Йемене. Этот и другие конфликты в Африке в своей геополитической основе будут иметь противоборство Саудовской Аравии, США, с одной стороны, и Китая, Ирана – с другой за влияние в регионе. Условие возникновения войны – наличие серьезных внутренних противоречий, главным образом этических и религиозных, которые используются внешними игроками для расширения зон своего влияния. Вероятность втягивания нашей страны в эти конфликты с учетом уровня политической и экономической вовлеченности России в ситуацию в регионе на среднесрочную перспективу следует полагать низкой. Тем не менее расширение деятельности отечественного бизнеса может привести к тому, что потребуется защитить оружием законные интересы наших компаний и отдельных граждан.

Вмешательство в такие конфликты может быть осуществлено силами ограниченных по численности группировок ВВС и ВМС. Основной формой вооруженного противоборства будут боевые действия иррегулярных формирований, операции тактического масштаба регулярных войск, отдельные удары авиации и флота. По продолжительности такие военные конфликты могут быть как краткосрочными – несколько суток, так и относительно продолжительными – от месяцев до нескольких лет.

* Для просмотра иллюстраций наведите курсор на изображение и щёлкните правой клавишей мышки. Откройте изображение в новой вкладке.

* To view the illustrations, move the cursor over the image and right-click the mouse. Open the image in a new tab. 

Где и когда начнется Третья мировая

Вечный Афган

Война в Афганистане будет продолжаться еще длительное время – до нескольких лет, что обусловлено неготовностью США признать свое поражение и покинуть страну, а также отсутствием предпосылок к национальному примирению. На этом фоне следует ожидать дальнейшей активизации попыток проникновения в регион радикальных исламистских организаций из арабского мира и Африки, в частности из Сирии и Ирака, по мере разгрома основных сил действующих здесь террористических организаций. Это будет приводить к нарастанию масштабов военного противостояния в самом Афганистане, а также экспорта новой волны исламского радикализма в сопредельные государства Центральной Азии – бывшие республики СССР.

Нестабильная социально-политическая, экономическая ситуация в сочетании с глубокими этническими и религиозными противоречиями создает благоприятную почву для возникновения вооруженных конфликтов, главным образом внутренних. Ситуация будет усугубляться стремлением США сорвать или затруднить создание и нормальное функционирование нового «Шелкового пути», ограничить российское и китайское влияние. По своему характеру и источникам эти конфликты будут похожи на африканские.

Вероятность втягивания в них России, связанной со среднеазиатскими республиками Договором о коллективной безопасности, чрезвычайно высока, почти неизбежна. Нельзя полностью исключить вовлечения в эти конфликты Китая, который уже достаточно основательно внедрен в экономику региона. Российское участие может быть представлено военной базой с несколькими тысячами человек личного состава, с вероятным ее усилением силами до одной бригады сил специального назначения и до двух-трех эскадрилий авиации.

За острова

На востоке основными источниками военной напряженности в среднесрочной перспективе будут противоречия на Корейском полуострове, между Японией и Китаем за спорные острова, между Японией и Россией из-за Курильской гряды, а также тайваньский вопрос. Все эти столкновения интересов чреваты быстрой эскалацией в крупномасштабную региональную, а далее в мировую войну, поскольку предполагают неизбежное военное противостояние мировых центров силы – США, России и Китая. Поэтому возможность возникновения таких конфликтов надо признать крайне маловероятной. В любом из них будут задействованы значительные группировки сил сторон, основу которых составят ВМС (в том числе ТОФ) и ВВС (в том числе наших ВКС). Боевые действия будут отличаться высокой интенсивностью и скоротечностью – от нескольких дней до двух-трех недель.

Наша Арктика

В Арктическом регионе также имеются противоречия, способные привести к возникновению вооруженного конфликта. Они связаны главным образом с переделом сфер влияния при неполной международно-правовой урегулированности вопроса, а также с требованиями США о передаче Северного морского пути под международный контроль. При исключительном военно-стратегическом, экономическом и транспортном значении региона борьба за него обостряется. Главными конфликтующими сторонами в этой зоне являются Россия и США с союзниками по НАТО. Поэтому даже ограниченный вооруженный конфликт влечет высокий риск превращения в крупномасштабную войну России и НАТО с возможностью ядерной эскалации.

Вероятность вооруженного конфликта в регионе надо признать крайне незначительной, однако если он возникнет, то с учетом незначительной оперативной емкости региона в целом, специфических климатических условий и островного характера океанского ТВД основу противоборствующих группировок составят относительно малые силы флотов и ВВС (ВКС), адаптированные к действиям в Арктике, а также специальные части сухопутных войск и морской пехоты. Боевые действия будут носить главным образом воздушно-морской характер и отличаться высокой интенсивностью и скоротечностью со стремлением противоборствующих сторон минимизировать конфликт, не допуская его эскалации.

Разборки на заднем дворе

Нельзя не упомянуть Латинскую Америку, где у России есть союзники. Главное из наблюдаемых в регионе серьезных противоречий состоит в стремлении части стран выйти из-под опеки северного соседа – США. Это достаточно крупные и экономически состоятельные страны, такие как Бразилия, Аргентина, Венесуэла и некоторые другие. Сегодня можно говорить о том, что США в значительной мере потеряли контроль над своим «задним двором», с чем, конечно, не могут смириться. Используя внутренние проблемы этих стран, а также многообразные межгосударственные противоречия, Соединенные Штаты стремятся вернуть контроль главным образом сменой неприемлемых для них правительств и элит. Поэтому в своей основе вооруженные конфликты в регионе в ближайшей и среднесрочной перспективе будут носить характер гибридных войн, главным инструментом реализации американских планов станут пресловутые «пятые колонны».

Наглядный пример – Бразилия и Аргентина, где уже смещены лидеры, ориентированные на суверенное развитие своих государств. С теми же целями раскручивается ситуация в Венесуэле. Судя по внезапно проснувшейся «нежной любви» США к Кубе, нечто подобное готовится и там. Поэтому в среднесрочной перспективе в регионе следует ожидать возникновения внутренних вооруженных конфликтов с их вероятной интернационализацией со стороны США и союзных им сопредельных государств. С учетом наших существенных геополитических и особенно экономических интересов Россия хоть и с весьма низкой вероятностью вмешается в такой конфликт ограниченными силами ВКС и флота, как минимум путем «демонстрации флага».

Россия против России

Особо следует отметить риски возникновения различного масштаба внутренних вооруженных конфликтов и даже гражданских войн в крупных государствах мира. Высока вероятность эскалации противостояния по курдской проблеме в Турции. Детонатором может стать возникновение курдского государства с отторжением части территории Ирака и Сирии. Риск втягивания России в эту войну умеренный хотя бы по геополитическим, военно-стратегическим и особенно экономическим соображениям, достаточно вспомнить «Турецкий поток».

Не стоит исключать появления уже в ближайшей перспективе одного или нескольких внутренних вооруженных конфликтов с возможностью их эскалации в гражданскую войну в России, что обусловлено углублением серьезных противоречий при неспособности или нежелании власти корректно их разрешить. Ее промахи и сложную экономическую ситуацию в нашей стране явно пытаются использовать в своих интересах внешние силы. Наблюдаются явные признаки непосредственной подготовки НАТО во главе с США к военной интервенции в Россию.

Сценарный план

Проведенный анализ показывает, что наша страна может стать участницей военных действий различного масштаба, а именно:

1. Пограничного конфликта, охватывающего отдельный оперативно-важный район и продолжительностью от нескольких дней до одного-двух месяцев с участием от двух-трех до пяти – десяти тысяч человек. И это повод для развязывания более крупномасштабной военной акции.

2. Вооруженного конфликта на одном операционном направлении продолжительностью от дней или месяцев до нескольких лет. В нем могут принять участие от 30–40 до 100–120 тысяч человек. Возможно втягивание России в такой конфликт как непосредственно у наших границ в сопредельных государствах или даже внутри страны, так и в удаленных оперативно-важных районах.

3. Локальной войны на стратегическом направлении, от месяцев до нескольких лет. Исходя из опыта, каждая из сторон задействует группировки численностью от 400–500 тысяч до миллиона человек и даже более. Агрессор будет ставить достаточно масштабные политические цели, такие, например, как реализация крупных территориальных претензий. Участие России в такой войне крупными группировками вероятно только вблизи наших границ при наличии обеспеченных коммуникаций. В удаленных регионах возможно применение лишь ограниченных сил ВКС и флота.

4. Региональной войны против России. Она охватит несколько стратегических направлений, по продолжительности – несколько лет. Пример такой войны – Великая Отечественная, которая была частью Второй мировой. Каждой из сторон придется привлечь группировку численностью до 10 миллионов человек и более. Период непосредственной подготовки к такой войне, как правило, составляет от года до нескольких лет. В ней достигаются исключительно решительные политические цели, например, аннексия целых стран, смена строя или властной элиты в крупных государствах, установление контроля над важными регионами мира. Такая война может быть частью мировой.

Военные угрозы нашей стране достаточно многообразны как по содержанию, так и по масштабу. Наши Вооруженные Силы должны быть готовы к победе в любой из таких войн или вооруженных конфликтов.

Опубликовано в выпуске № 29 (742) за 31 июля 2018 года